Главное:
Денис Азаров: «Спектакль должен создаваться в атмосфере любви»

Денис Азаров: «Спектакль должен создаваться в атмосфере любви»

«Ярославский Регион» поговорил с режиссером театра имени Волкова Денисом Азаровым о музыке, обэриутах и о спектакле «Гроза», над которым постановщик работает с начала февраля.

– Как происходит выбор произведения для постановки? Это в первую очередь решение театра или личный выбор режиссера?

– Это всегда происходит по-разному. В моей практике обычно бывает так: мне предлагают что-то поставить, я готовлю несколько предложений, из которых театр выбирает наиболее для него интересное. С «Грозой» было так же. Я предложил несколько вариантов, и руководство Волковского театра выбрало именно Островского.

– А лично вас чем заинтересовало это произведение?

– С «Грозой» у меня давние отношения, я с ней поступал в ГИТИС. Хотя с тех пор восприятие, конечно, изменилось. Мне кажется, это одна из центральных пьес в русской культуре. В ней ставятся очень важные вопросы. Что есть любовь? Что есть страсть? Какой бывает любовь и какая любовь к чему может привести? Еще здесь важна тема истинной веры, которая может порой быть парадоксальной, как это происходит с Катериной. Для нее изменить мужу – смертный грех: совершив его, она с этим не справляется. Более того, она совершает еще один смертный грех – самоубийство. Причем совершает его из-за того, что не может жить с тем, первым, грехом. А есть, например, Феклуша, совсем иной образ… И самая основная, наверное, тема – существование маленькой закрытой структуры, в которой появляется человек совершенно из другого мира. Он пытается соответствовать новым для него условиям, но не очень удачно…

– Чего ждать зрителям от вашего нового спектакля – классической постановки или какого-то нового прочтения?

– Это, конечно, не музейный спектакль. У нас сейчас первые репетиции на сцене, и я понимаю, что спектакль получается странным, своеобразным. Он создает свой мир, свою систему координат, которая пока только начинает вырисовываться. Мы решили не делать конкретных намеков на то, где и когда происходит действие. Делать постановку про XIX век мне показалось неправильным – мы там не жили, мы не можем понять, как именно это все должно было происходить. Но и перенести текст без адаптации в XXI век невозможно, потому что фактура текста будет конфликтовать с реальностью. Поэтому мы выбрали некое условное трагедийное пространство – это особый мир со своими правилами, со своими способами существования. Такая «усредненность» позволила тексту Островского зазвучать по-новому.

– «Гроза» – ваш первый спектакль на основной сцене Волковского театра. Есть ли разница в работе с пространством камерной и основной сцены? Что для вас комфортнее?

– Мне приходилось работать на разных сценах и до Волковского театра. Конечно, есть большая разница в методе работы. Камерная сцена – это что-то более интимное, близкое, актеры находятся почти вплотную к зрителю. Большая сцена – нечто более эпическое. Там используются другие приемы, другие способы работы с материалом. Но мне, как режиссеру, комфортно и там, и там.

– Вы работали с разными московскими театрами, участвовали в российских и зарубежных фестивалях… А чем ценна для вас работа в театре имени Волкова?

– Волковский театр – уникальный. Во-первых, придя сюда, я увидел театр-дом, что редко сейчас встречается. В какой-то момент он напомнил мне мастерскую Петра Фоменко ранних времен – это одна большая семья, которая горит одним большим делом. А это всегда приятно. Вообще, всегда надо работать там, где тебе приятно. Театр нельзя делать через силу. Так вот здесь – приятно. Во-вторых, здесь очень сильная, тоже по-своему уникальная труппа, открытая, собранная, с которой можно смело делать практически любой материал. В-третьих, здесь есть все условия – технические и атмосферные – для создания хорошей работы.

– Вы неоднократно ставили не только драматические, но и музыкальные спектакли и даже оперы. С чем сложнее работать? С чем интереснее?

– Основная разница в том, что в драматическом театре режиссер – практически главный автор спектакля, а в опере он постоянно должен находиться в диалоге с композитором. Причем композитор всегда окажется сильнее, потому что уже написана музыка, написана партитура… Опера ставит перед режиссером задачу найти способы выражения музыки, которые донесут ее до зрителя. Есть такое понятие – музыкальная драматургия. Работая над оперой, ты соприкасаешься с музыкой, с самым абстрактным искусством, которое трудно объяснить. Сейчас я больше работаю в драматическом театре и не жалею об этом, хотя есть несколько опер, которые мне хотелось бы поставить.

– Какие, например?

– Мне Гендель очень интересен как композитор. Еще Моцарт, например. Есть авторы, чьими произведениями хотелось бы сейчас заняться, но пока не зовут их ставить.

– А нет желания поставить музыкальный спектакль на Волковской сцене?

– Ну, оперу здесь, конечно, не поставить, это очень специфический жанр, а вот музыкальный спектакль… Когда работаешь в музыкальном театре с драматическими актерами, всегда возникает сложность в выборе материала, и много других всяких «но». Обычно на практике это делается так: есть великий композитор, есть либретто, и делается постановка специально для театра, специально под актеров. У меня пока таких планов не было, но идея интересная. Можно подумать: может, действительно получится что-то интересное в этой сфере сделать.

– В «Страстях по Никодиму», над которыми вы работали как режиссер-постановщик, сочетали текст евангелия от Никодима с текстом Ницше. Ваш «Бред вдвоем» связывал творчество Ионеско и Хармса… Вы специально ищете связи и рифмы между произведениями или это происходит само собой?

– Мне кажется, наш век настолько многослоен, что порой ты просто не можешь не сделать каких-то других слоев. Коллажное мышление, эклектика – это не случайность, это наш контекст. Хотя с «Грозой», например, мы ничего не мешаем. Изначально возникал вопрос: нужны ли здесь какие-то еще тексты? Но я решил, что необходимо оставить монолит текста Островского. Сегодня это может прозвучать интересно.

– Среди ваших работ – два спектакля по произведениям Александра Введенского, в пьесу Ионеско вы добавили стихи Хармса… Любите обэриутов?

– Я их не просто люблю, я считаю, что Александр Введенский – следующий автор в русской литературе после Пушкина, он, как это ни странно, продолжает ту же традицию. Обэриуты уникальны, особенно Введенский. Пьесы, которые он написал, можно ставить десятки раз и постоянно находить в них что-то новое. Огромное преступление нашей культуры в том, что этот пласт обэриутов, который изменил мировую культуру, у нас совершенно не востребован. А ведь это наша культура, настоящая культура нового поколения. В то время как Малевич и Стравинский меняли живопись и музыку, эти люди меняли литературу, но их при этом никто не знал. Про них самих спектаклей много поставлено, а вот постановок по их произведениям очень мало. И поэтому для меня это очень важная тема.

Проблема в том, что этот текст очень сложно воспринимать. Для того чтобы посмотреть спектакль по пьесе Введенского, нужно эту пьесу сначала прочитать, желательно не один раз и внимательно. Иначе это просто набор букв. Это театр, к которому надо быть подготовленным. А потому ставить подобные спектакли нужно в определенных местах, куда ходит подготовленная публика. В «Гоголь-центре», например.

– Какие еще авторы кажутся вам значимыми? Что вы любите читать? Что интересно было бы поставить?

– Я очень люблю нашу современную драматургию: Максима Курочкина, Михаила Дурненкова и многих других. Это уникальный пласт, который зародился в начале 2000-х и пока не иссякает. Очень люблю Гоголя. Наверное, мне бы хотелось поставить всего Гоголя!

– Каков ваш стиль работы с театральной труппой? Как происходит превращение творчества отдельных людей в единое целое?

– Я придерживаюсь мнения, что спектакль должен создаваться в атмосфере любви. И задача режиссера – заставить актеров полюбить себя, материал и друг друга. Но, как это происходит, я не могу сказать. Это какое-то шаманство, загадка.

Фото Сергея Белякова

театринтервьюВолковский театр

 

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp

Комментарии: