Главное:

Детский дом особняком. Уникальный памятник стал приютом для оставшихся без семьи ребят

Усадьба создателя гаврилов-ямской мануфактуры Александра Локалова, построенная знаменитым архитектором Федором Шехтелем, так и не стала домом для его семьи. Детский гомон по иронии судьбы здесь впервые получил прописку в 1942 году, когда в уникальном памятнике поселили вывезенных из блокадного Ленинграда сирот. Усадьба стала их домом. С тех пор и до настоящего времени главными хозяевами исторического здания являются дети.

Ухмылки истории

Хотя главной достопримечательностью села Великого принято считать местный кремль, номером один многие знатоки древностей российских все же называют усадьбу купца Локалова. Уж слишком много изюминок таит она в себе, выбиваясь из сельского пейзажа и поражая неподготовленного посетителя богатством убранства и витиеватостью стиля.

Соединить в одном здании, казалось бы, спорящие друг с другом русский терем и европейский дворец удалось знаменитому архитектору, автору Ярославского вокзала в Москве Федору Шехтелю. Именно к нему обратился богатый купец и промышленник, владелец гаврилов-ямской льняной мануфактуры Александр Локалов, с тем чтобы пустить пыль в глаза великосельской знати, обида на которую жила в душе фабриканта всю жизнь.

По легенде, к богатому промышленнику относились здесь пренебрежительно, памятуя, что его отец Алексей Васильевич, основатель льнопрядильной фабрики, был из крепостных крестьян, купивший себе вольную. Когда Алексей Васильевич обратился к знати процветающего тогда села за выделением места под новое производство, те ответили отказом. Локалов-старший упрашивать не стал – начал строить льнопрядильную фабрику неподалеку, в безвестной тогда деревушке Гаврилов-Ям. Завершал начатое дело сын фабриканта Александр Алексеевич. Со временем передовое производство, оснащенное паровыми машинами, загремело на всю страну. И Гаврилов-Ям с Великим поменялись местами: процветающее некогда село в XX веке стало лишь памятником культуры, а родина ямщика Гаврилы благодаря льнопрядильному производству «округлилась» до города и звания райцентра.

Без хозяина дом сирота

Изразцы, витражи, кокошники, богато украшающие фасад особняка, кажется, перекочевали сюда из русской народной сказки. Сказка продолжается и внутри. Любой попавший сюда турист главной достопримечательностью интерьера назовет комнату-грот с искусственными сталактитами. Помещение удивляет своей формой в виде карстовой пещеры. Есть в ней также небольшой фонтан с бассейном, где когда-то плавали рыбки. Раньше в этой комнате располагался еще и зимний сад с экзотическими растениями. Кстати, авторам диковинного замысла за сталактитами не пришлось далеко ездить: к делу подошли с купеческой хваткой, создавая сталактитовые сосульки из отходов льнопроизводства, пропитанных цементным раствором.

В особняке были также большой и малый залы, столовая, кабинет – с витражами, цветочными вазонами, потолочными росписями. Практически все это сохранилось до наших дней.

Усадебный комплекс Шехтель возвел за пару лет, завершив стройку к 1890 году. Вот только пожить купцу первой гильдии и фабриканту Локалову в особняке не довелось – в 1891 году он умер. Дом так и остался необжитым.

Спустя более чем сто лет очевидно: время здесь серьезно потрудилось – кроме самого особняка из всего усадебного ансамбля сохранилась лишь каретная. В прошлом остались две оранжереи, сады, конюшня, баня. Но также понятно и то, что сам особняк живет – и не плохой, семейной – жизнью. Почти 80 лет главные хозяева здесь – детдомовские дети. Кто-то скажет, что дом со столетней историей требует капитального ремонта – для этого нужны масса согласований и, конечно, деньги. Но почему-то в отреставрированных памятниках живут, как правило, бизнесмены.

Все как в обычной семье

Первыми жильцами с постоянной пропиской в особняке стали дети блокадного Ленинграда – их в количестве ста человек в 1942 году разместили в роскошном здании. После войны ленинградцы вернулись на родину, а на освободившиеся площади заехали новые дети – война на долгие годы обеспечила бесперебойное пополнение рядов сирот.

– Число детей в нашем детдоме на протяжении десятилетий было стабильным – около ста человек. И лишь с восьмидесятых годов прошлого века количество пошло на спад, – рассказывает нынешний директор учреждения Марина Заводова. У нее «детдомовский» стаж работы – с 1993 года. – За последние годы сокращение особенно очевидно. Если раньше был период, когда усыновляли иностранцы, то сейчас в приемные семьи берут наши, гавриловямцы. Как ни говорите, какие-то родственные связи сохраняются. Ведь у большинства наших детей мамы и папы есть, но они лишены родительских прав. Бывает, приходят навестить. Мы не возражаем: если трезвые, с позитивной энергетикой, почему и нет.

Борются с социальным сиротством и с другой стороны: органы по опеке и попечительству сейчас большую работу с проблемными семьями ведут. Так и выходит, что детдом постепенно пустеет.

Позитивная тенденция к сокращению численности обитателей детдомов в России на примере великосельского учреждения прослеживается хорошо. Сейчас здесь находятся всего 28 воспитанников – 9 девочек и 19 мальчиков. Большинство – подростки, те, кого усыновители берут уже с неохотой, предпочитая растить приемного ребенка сызмальства.

Федор Шехтель, причудливо разбрасывая комнаты в особняке, как будто знал о том, что в его детище разместятся детдомовские семьи – а именно на такие «ячейки общества» делятся здешние воспитанники. У каждой семьи свои спальни, гостиная, столовая. И дети в каждой разновозрастные, старшие присматривают за младшими. Есть здесь также обязательная трудотерапия – посильная уборка помещений, работы в теплицах (а помидоры-огурцы в детдоме, что называется, с грядки).

Отдельная история – коллектив детдома. Практически все трудятся здесь не по одному десятку лет. Хотя есть приток и молодых кадров.

– Случайные люди сразу отсеивались, – подчеркивает Марина Заводская. – Ведь работают в детских домах не по должностной инструкции, а по зову души. И это не просто слова. Слишком большая ответственность на нас лежит. Ребенок растет, уходит в жизнь, наши просчеты станут его просчетами в будущем.

Конечно, мечта получить своих маму и папу есть у каждого здешнего воспитанника. Для тех, у кого мечта так и осталась воздушным замком, настоящим домом оказались стены локаловского особняка, а родителями – педагоги детдома, которые всегда ждут своих выпускников. Те приходят делиться как радостями, так и горестями – все как в обычной семье.

Фото Марины Никитиной

Гаврилов-Ямдети

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp