Главное:

Аварийный случай. Пенсионер Валентин Махарин живет в доме, который может рухнуть в любой момент

Новые дома в Ярославле растут как грибы после дождя. Застраиваются Брагино, Перекоп, проспект Фрунзе, Липовая гора, Пятерка… Тысячи квадратных метров. И среди этих тысяч квартир все никак не находится места для 89-летнего труженика тыла Валентина Махарина.

Небольшой домик в частном секторе Красноперекопского района на первый взгляд кажется нежилым: покосившиеся стены, облупившаяся краска, окна ниже уровня дороги. О том, что жилище обитаемо, говорит лишь телевизионная «тарелка», установленная на прохудившейся крыше, да фотографии, вырезанные из журналов и развешанные по фасаду избушки и забору. Так 89-летний труженик тыла Валентин Махарин пытается добавить красоты в свою жизнь.

– В этом доме, ему лет сто уже, я всю свою жизнь прожил, родился в нем. Жена была, дети, здесь с ними жил, потом все умерли, за несколько месяцев друг за другом ушли. Я один тут остался, – рассказывает Валентин Иванович.

На контакт с незнакомыми людьми пенсионер идет неохотно, уж больно легкая добыча для разных мошенников одинокий пожилой человек. Не раз его обманывали, воровали деньги из дома, который практически не запирается, поэтому, разговаривая с нами, Валентин Иванович старался далеко не отходить от калитки и не выпускал из рук документы.

Как и многие из предвоенного поколения, Валентин Махарин всю жизнь работал. Когда началась война, трудился на «пролетарке», лил снаряды. Потом 36 лет вкалывал на железной дороге простым рабочим.

– Сколько шпал я на своем горбу перетаскал, не пересчитать. На пенсию вышел в 1991 году, два года еще пенсионером работал. Сейчас получаю 16 тысяч рублей – это и за военные годы, и за железную дорогу, – рассказывает дедушка. – Железная дорога мне никак не помогает, раз в год, на День железнодорожника, подарят полотенце или еще какой пустяк, и все.

Несмотря на годы тяжелого труда, здоровье у Валентина Ивановича для его возраста отменное. Он сам справляется со всеми домашними делами: колет дрова, таскает воду с колодца, ходит в магазин, содержит огород и избушку в порядке. Но сколько этой избушке осталось существовать – большой вопрос. В любой момент крыша может упасть на голову хозяина.

– 14 подпор в доме установлено, печка вся развалилась, дым прямо в комнату идет, вода зимой замерзает, потому что щели кругом и их уже не заделать. Про крышу я молчу, – показывает Валентин Иванович свою небольшую комнатку – она меньше, чем кухня во многих новостройках.

Чтобы попасть в дом, согнуться нужно в три погибели, ни одна дверь до конца не открывается, хозяин протискивается в зазор не больше 50 сантиметров. При этом в избе на удивление чисто, потолок побелен, свежая клеенка на столе, занавески на окнах, никакого запаха, характерного для жилищ одиноких людей. Через постоянно открытую форточку в дом проникает кошка Муха, одна из четырех любимиц ярославца, обнюхивает гостей, которые явно здесь редкость. Из всех родственников у Валентина Ивановича в живых осталась одна племянница, но она, по словам старика, нечасто его навещает.

– Пол проваливается, когда дожди, под ним всегда вода стоит. Я доску оторву, ноги там сполосну – и спать, никакого таза не надо, – со смехом рассказывает пожилой человек.

А вот его соседям не до смеха – они всерьез боятся за жизнь дедушки.

– Мы с ним бок о бок живем с 1993 года. Крышу Валентин постоянно латает, но будет зима снежная, его же сразу придавит, никакие подпорки не спасут. Были здесь недавно люди то ли из мэрии Ярославля, то ли из местной администрации, так они вообще думали, что в доме бомж какой-то живет, – рассказывает житель соседнего дома Василий. – У нас люди в космос летают, компьютер в каждом доме, а труженик тыла, пожилой человек в таких условиях живет, и никому до него дела нет.

По словам Василия Ивановича, он не раз обращался в мэрию и районную администрацию с просьбой помочь ему с жильем или хотя бы с ремонтом.

– А мне там говорят: «Ждите, все ждут». Да мне квартира не нужна, отремонтировали бы крышу, и все, мне больше ничего не надо, – объясняет Василий Махарин.

За разъяснением ситуации мы обратились в органы власти. Ответ пришел краткий и лаконичный: «По информации департамента организации строительства и жилищной политики мэрии г. Ярославля, дом, в котором зарегистрирован Махарин Валентин Иванович, не признан в установленном порядке аварийным, обращений о признании дома аварийным в межведомственную комиссию г. Ярославля не поступало». В администрации Красноперекопского района уже в личной беседе пояснили, что Валентин Иванович с 1989 года состоит на учете в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий, сейчас он 191-й в очереди. По словам сотрудников администрации, мужчине не раз советовали признать дом аварийным и непригодным для проживания и, соответственно, перейти в другую очередь. Она тоже многочисленна, но движется тем не менее быстрее общей. Валентин Иванович этого не сделал.

Звание ветерана труда и труженика тыла никакой форы мужчине не дает. На получение жилья и его ремонт могут рассчитывать лишь участники и инвалиды войны, люди, жившие в Ленинграде и работавшие на предприятиях города во время блокады, а также ряд других категорий граждан (все они указаны в статьях 14, 15, 17, 18, 19 и 21 Федерального закона от 12 января 1995 года №5-ФЗ «О ветеранах»). Ни в одну из этих категорий Валентин Махарин не попадает.

И получается, что пожилой человек должен сам, своими силами и на свою пенсию восстанавливать дом. Только вот беда: нет у дедушки такой возможности. А скоро осень, за ней зима, и каждая ночь в полуразрушенной избушке под держащейся на честном слове крышей может стать для Валентина Ивановича последней… Может, железнодорожники помогут? Или депутаты этого округа Сергей Шмелев и Владимир Ермолин подключатся решению проблемы своего избирателя?..

Фото Полины Вачнадзе

ЖКХстроительстворасселение ветхого и аварийного жилья

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp