Главное:

Адам Виситаев: «Цирк для меня – все»

В Ярославль приехал знаменитый на весь мир канатоходец, обладатель достижения, занесенного в Книгу рекордов Гиннесса, Адам Виситаев

С легкой руки своего друга Мстислава Запашного он стал покорителем Карадагского ущелья – прошел над бездной по проволоке, натянутой на высоте 196 метров. И не просто прошел, но и выполнил целый каскад сложнейших акробатических трюков.

– Адам Мовсарович, вы артист совершенно уникальный, никогда не пользуетесь страховочными приспособлениями. Почему отказались от них вопреки традициям своей профессии?

– Если стоишь между двумя горами, внизу острые скалы, вверху облака, к чему крепить страховочную лонжу – к небесам? А если серьезно, то свой выбор я сделал еще в детстве. Рос в горном Дагестане, где хождение по канату имеет давние корни. Горцы, чтобы не терять времени на бесконечные спуски и подъемы, в старину валили дерево с одного края ущелья на другой и по этому «мосту» ходили друг к другу в гости. Чем тоньше ствол – тем больше славы. Самые умелые потом стали выступать на ярмарках, народных праздниках, демонстрируя свое искусство. Вот таких самодеятельных артистов я мальчишкой увидел на главной площади своего села. Канат у них был самодельный, связанный из конского хвоста, а вместо балансира – простые деревянные рейки. Но для меня это было неважно – я был заворожен, зачарован чудом. А когда выступавшие отправились на обед, схватил шест и быстро полез наверх. Ребята постарше кричали: «Спускайся, а то разобьешься!» Да куда там! Я – отчаянный сорванец, маленький разбойник – ничего не боялся. И повторил почти все, что увидел на представлении. После этого решил для себя: буду канатоходцем! На высоте держался так уверенно, что о страховке и мысли не возникало.

– И никто не учил вас этому трудному ремеслу?

– В детстве тренировался сам. Односельчане подарили мне канат. Его натянули между деревьями в саду, и я почти все свободное время проводил на нем – ходил, прыгал, иногда падал. Меня стали приглашать в качестве культурной программы на праздники, свадьбы. Возможно, я бы так и остался местной диковинкой, если бы к нам не приехал цирк шапито и на всю жизнь не покорил мое сердце. В 1979 году, уже после армии, я получил направление в Московское цирковое училище. В то время в Грозном как раз начали строить стационарную цирковую арену, куда требовались артисты. На приемном экзамене в Москве комиссия увидела, что я на проволоке как рыба в воде, и вынесла вердикт: терять четыре года в стенах училища мне незачем. И уже через полтора месяца я срывал аплодисменты публики в групповом номере прославленных канатоходцев. С техникой безопасности тогда было строго, но мне разрешили работать без страховки, так легко все давалось, словно воздух – моя родная стихия.

– Когда воздушные гимнасты выполняют трюки на высоте пятиэтажного дома (15 метров), внизу натянута сетка. А вы выполняете такие трюки в горах, что журналисты окрестили вас экстремалом...

– В экстремалы я попал с легкой руки Мстислава Запашного, мы с ним сдружились во время совместных гастролей на Тайване. Жара тогда на острове стояла невыносимая, поэтому репетировать приходилось по утрам. Внизу, на манеже, он с тиграми и слонами, над ними на проволоке мы с женой и партнершей по номеру «Бесстрашие» Айной. Очень быстро установились добрые отношения, и Мстислав Михайлович пригласил нас с супругой в грандиозную программу, приуроченную к полувековому юбилею его творческой деятельности. Мы приехали к нему и видим гигантскую афишу: «Лучший канатоходец России, преодолевающий пропасти». Я аж покраснел. Так неудобно стало! К тому времени никаких пропастей я не преодолевал. Но чтобы все было по-честному, я попросил организовать проход по проволоке над дагестанским ущельем. Порадовал зрителей и успокоил свою совесть.

– Вы не раз падали с большой высоты, получали тяжелые травмы. Что заставляет все время рисковать?

– Три года назад я упал, получил перелом таза со смещением и перелом позвоночника. Врачи не верили, что смогу вернуться в строй, но я полностью восстановился. Работал, но полтора месяца назад на репетиции снова сорвался вниз. Все время стремясь сделать что-то на первый взгляд недостижимое, я придумал и сконструировал качели, на которых раскачиваются канатоходцы, а потом спрыгивают на проволоку, а еще по канату ездит лестница на колесах, и я по ней поднимаюсь. В один злосчастный день равновесие нарушилось, я полетел на манеж с высоты седьмого этажа, ребята в последний момент бросили под меня мат. Получил перелом пяточной кости стопы. В больнице сразу же сделали операцию, вставили спицу. Решил: три месяца похожу на костылях – и снова вернусь к любимому делу, к своему зрителю. Мне нужно всецело отдаваться работе, видеть мир с высоты птичьего полета, испытывать взрыв эмоций, рисковать. Но это риск не ради бравады, не безбашенный, для прикола, который стал бичом нашего времени. Я рискую жизнью по-умному, так сказать, профессионально.

– Вы еще и руководитель яркой цирковой программы «Сны Шахерезады». Как все успеваете?

– Понимаете, цирк для меня – все.

Фото Ольги Петряковой

циркинтервью

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp