Главное:
-

Алкогольная неприкосновенность

Статистика не врет, но иногда недоговаривает. Скажем, по официальным цифрам у нас в области более 24 тысяч алкоголиков. А вот количество нормальных людей, которые от них страдают, подсчитать невозможно. По закону пьяница имеет полное право превратить жизнь окружающих в кошмар, а они не имеют права ему препятствовать.
В баню с друзьями
После недельного отпуска Нина Сергеевна вернулась с дачи в свою коммуналку, открыла дверь и испугалась: в коридоре валялись вещи, стулья и даже перевернутый стол. Дверь соседа была распахнута настежь – у него в комнате царил такой же бедлам. Самого же соседа не было. Женщина тихонько охнула:
– Василий!
Сосед поселился тут недавно – прежняя хозяйка комнатушки умерла, и, выкупив квадратные метры у ее наследников, родственники Василия сбагрили его от себя подальше. Василий пил. Нина Сергеевна долго переживала, что вместо тихой старушки, с которой она прожила бок о бок много лет, вдруг поселился алкоголик, но, поскольку он сильно не буйствовал, постепенно смирилась. И тут такое! В смятении женщина стала обследовать квартиру, как вдруг услышала шум из ванной. Стало ясно – Василий там.
– Что случилось?! – крикнула она.
В ответ услышала нечто невразумительное. Тогда Нина Сергеевна припала к щели в двери и увидела ужасы: ее сосед, лицом белый как мел, сильно исхудавший, сидел в сухой ванне и, дер­жа в руках мочалку с мылом, разговаривал с невидимыми собеседниками. Дверь в ванную была забаррикадирована стиральной машиной.
– Господи, допился, с ума сошел! – перепугалась Нина Сергеевна. – А вдруг сейчас выйдет, примет меня за какого-нибудь инопланетного захватчика и схватится за нож?
И кинулась к телефону...
Чей клиент?
– Что он делает? – спросил дежурный в милиции. – Угрозы выказывает? С ножом по дому бегает? Скандалит?
– Да нет, в ванне сидит, сам с собой разговаривает, – растерялась женщина.
– А зачем тогда нам ехать?
– Ну а вдруг схватится за нож, чего от него ожидать, с ума сошел если? Мне страшно!
– Вот если схватится, будет угроза жизни – тогда другое дело. А сейчас у нас нет оснований сделать с вашим соседом что?либо. Звоните докторам, сумасшедшие – их клиенты.
Врачи скорой психиатрической помощи сообщили, что по описанию состояние больного похоже на алкогольный психоз, но право отдать пьяницу на принудительное лечение имеют только его родственники.
– К тому же, если потребуется госпитализация, кто будет дверь его комнаты закрывать? – спросил врач. – Он потом придумает, что у него в комнате богатства несметные хранились, нас в краже обвинит. Так что либо родственников, либо милицию зовите.
Бедная Нина Сергеевна! Она понятия не имела, где искать родственников своего соседа, да и не сомневалась – они откажутся ехать в коммуналку, чтобы разбираться с безразличным им алкоголиком.
Но «скорая», конечно, приехала. И милиция тоже. Потому что Нина Сергеевна женщина упорная. Комнату соседа опечатали, а его увезли в психиатрическую больницу. Через три дня Василий вернулся. И продолжил дружбу с «зеленым змием».
Не хочу лечиться!
Лет 20 назад Нина Сергеевна, позвонив в милицию или врачам, не встретила бы отпора. Они забрали бы Василия без лишних слов.
– А сегодня на принудительное лечение отправить алкоголика нельзя! – возмущается известный борец с пьянством, руководитель оздоровительного центра и бывший депутат областной Думы Петр Губочкин. – Государство чтит права гражданина, даже если от его действий страдают другие. Не хочет лечиться – не надо, хочет пить – пусть пьет. Госпитализировать человека без его согласия – такая канитель, что ни врачи, ни милиция не желают с этим связываться.
А вот заведующий отделением №11 областной психиатрической больницы Олег Рюмин с бывшим депутатом не согласен – мол, связываемся, да еще как. Только проблем много.
– Если у человека алкогольный психоз и есть показания к госпитализации, то врачи «Скорой помощи» привозят его к нам, – говорит врач. – Но без письменного согласия родственников дер­жать больного в больнице больше трех дней не имеем права. Если за три дня пациент вышел из состояния психоза, мы предлагаем ему продолжить лечение. Но если отказывается – приходится отпускать.
По словам врачей, алкоголики соглашаются остаться в больнице крайне редко. Если же за три дня человек не пришел в себя, то возможность дальнейшего его пребывания в больнице определяет суд.
– Знали бы вы, какая это морока! – жалуется Рюмин. – Приходится заполнять столько документов, что на остальных больных не остается времени. Вот раньше решение принимала комиссия из врачей. Действовали ЛТП – лечебно?трудовые профилактории, и, в общем, с решением вопроса было проще, чем сейчас.
Кстати, об ЛТП. У них были свои недостатки, но пока алкоголик отбывал там «повинность», его семья и соседи могли хотя бы вздохнуть спокойно. А сейчас им никуда не деться. По закону, пока алкоголик никого не порешил или не изуродовал, правонарушителем он не является. А вот если кто?то попытается принудить его изменить поведение – тот будет правонарушителем. Абсурд? Наша жизнь.
Поговорите с Васей
Речь здесь идет даже не о спасении пьяниц, а об интересах людей, которые (зачастую не по своей воле) их окружают – жены, дети, соседи в коммуналке. А эти интересы оказываются на втором плане – после права алкоголика скандалить, ломать мебель, напиваться до чертиков, отказываться от госпитализации.
Сергей Голяков, старший участковый отдела милиции №4 города Ярославля, работает в РОВД 14 лет. Насмотрелся всякого. Говорит, что законы больше ограничивают сотрудников милиции в работе с алкоголиками, нежели наделяют полномочиями.
– Если бы мужчина из вашей истории угрожал жизни соседки, то это статья, а если нет, то и статьи нет, – рассуждает Голяков. – Вот, допустим, нас вызвали, мы приезжаем, а он ушел к себе в комнату, заперся и сидит там. Что делать? Выуживать его оттуда? На каких основаниях? Или еще ситуация: пьяный муж хулиганит, на жену кричит, детям спать не дает. В совет­ские времена его бы на 15 суток забрали, а сейчас максимум на три часа. Какая уж тут борьба с алкоголизмом?!
Теперь, по словам Голякова, участковым остается только вести профилактические беседы.
Так и представляется картина.
– Ты, Вася, не пей, плохо это, люди страдают. О соседях подумай, – скажет участковый.
– Не буду! – ударит себя в грудь Вася. А потом смахнет со щеки скупую мужскую слезу, вылезет из ванны и тотчас же бросит пить.
Навсегда.
Екатерина АБРАМОВА, Татьяна ЖДАНОВА

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp