Главное:
-

Экипажу тонущего сухогруза никто не пришел на помощь в «бермудском треугольнике»

Сотрудники транспортной прокуратуры расследуют дело об аварии на Рыбинском море. Там в прошлый вторник, 6 октября, затонул сухогруз ГТ-18, перевозивший 400 тонн леса из Череповца в Балахну. Семь членов экипажа спасены. О том, как это было, они рассказали сами.
Счет шел на минуты
12.30 – 12.35.
Роман Тысячный-Галицкий, первый штурман, отдыхал после вахты в каюте. Рассказывает, будто какая-то неведомая сила заставила его открыть глаза.
– Просыпаюсь и вижу: в иллюминаторе вода, – вспоминает Роман. – И в тот же момент судно сильно накреняется. Я выбегаю из каюты в коридор надстройки. Там встречаю нашего кока Людмилу Игнатьевну. Чтобы выбраться на палубу, мы попытались открыть дверь, но от воды ее заклинило. Честно говоря, в тот момент я сильно испугался, вспомнил родных и близких – думал, конец. Знаю, что судно может утонуть и за семь секунд, а когда выхода нет, то оптимизма особого не испытываешь.
Видимо, из-за того, что после первого крена, когда сухогруз «ткнулся» в воду носом, бревна с него упали в воду, и судно выровнялось. После этого штурман с коком смогли открыть дверь. Но в ту же секунду внутрь хлынула вода, и женщину смыло вниз. Роман сумел удержаться.
– Когда случился второй крен, теплоход лег набок, – вспоминает Роман. – Представляете, я мог спокойно стоять на двери, ведущей в надстройку, как на полу! Потом помог выбраться Людмиле Игнатьевне.
12.40 – 12.55.
Капитан подал сигнал тревоги, а моторист-рулевой Алексей Дудкин кинулся проверять, все ли выбрались наружу.
– На палубе были все, кроме Сергея Тронина, – описывает ход событий Алексей. – Он, как и Роман, отдыхал после вахты. Вбегаю к нему и кричу: «Серега, хватай паспорт!» Даже не смог сказать, что судно тонет, – меня переклинило, очень был растерян. В надстройку уже проникла вода, в которой плавали разбитые посуда, телевизор и прочие вещи.
Алексей с Сергеем выбежали на шлюпочную палубу, где остальные члены экипажа уже надували плот.
– Мы подавали сигнал бедствия SOS, а пока надували плот, я кричал в рацию: «Мужики! Спасайте кто может!» – говорит сменный капитан Алексей Филиппов. – Было страшно, очень хотелось, чтобы нас услышали проходящие поблизости суда и забрали.
12.55 – 13.00.
Сухогруз уже уходил под воду, когда команда спустила на воду восьмигранный оранжевый спасательный плот. Некоторые из ребят покинули судно в легких футболках и без обуви. Даже переносную рацию не смогли взять – она намокла.
13.00 – 13.50.
Под пронизывающим ветром моряки сильно замерзли и промокли – в течение всего путешествия им пришлось вычерпывать воду из плота. Волны были настолько высоки, что даже спасательный катер МЧС «Касатка» не смог добраться до места происшествия. Но гораздо неприятнее то, что рядом с местом аварии проходили другие суда, и ни одно не остановилось, чтобы подобрать утопающих.
– Мы им свистели, кричали, махали оранжевым спасательным жилетом, да и сам плот ярко-оранжевого цвета – трудно не заметить, но никто не остановился, – сокрушаются ребята. – Сначала прогулочная яхта подошла – белоснежная, красивая. Остановилась метрах в двухстах и... пошла дальше. Ну там, понятно, богачи – от них помощи ждать не приходится. Но затем, мы насчитали, еще три судна проходили – обычные флотские, здоровые суда. И все мимо. Как же так? Где же профессиональная солидарность?!
Только через час экипаж был спасен сотрудниками шлюзового разъездного буксира «Путейский», который и доставил потерпевших бедствие на рыбинский берег.
Смокинг для щуки
Для капитана судна Анатолия Спасских авария, закончившаяся затоплением судна, стала первой за всю многолетнюю практику, а одновременно и последней – он как раз собирался выходить на пенсию. А у семнадцатилетнего практиканта Павла Малых это, напротив, первая навигация. Юноша говорит, что запомнит ее надолго. Впрочем, вся команда затонувшего сухогруза сильно перенервничала. И неожиданную собранность на фоне большинства моряков проявила супруга капитана, кок Людмила Игнатьевна.
– Мы поразились тому, как она держалась, – говорят парни. – Хоть и женщина, а смелости на троих мужчин хватит. Не паниковала, первая сняла с себя туфли и стала вычерпывать воду из плота.
Правда, уже на берегу и возраст, и волнение дали о себе знать – женщине диагностировали предынфарктное состояние. У капитана тоже выявили проблемы с сердцем. А вот молодежь отделалась легким испугом и небольшим переохлаждением. Потому в рыбинской больнице они провели всего пару дней, тогда как их старшие коллеги задержались там на неделю.
– Очень жалко вещи, столько ценностей затонуло! – сетуют моряки.
И рассказывают, что на дно ушел капитанский фонд – несколько сотен тысяч рублей, ноутбуки, мобильные телефоны, одежда. У Алексея Филиппова утонул новый смокинг: парень собирался идти в нем в университет в Нижнем Новгороде.
– Теперь его рыбы носят! – шутят парни.
Но все это, конечно, не очень смешно. Если бы фирма, нанявшая судно для перевозки леса, не проявила порядочность, выделив экипажу деньги на одежду, которую они тут же на скорую руку прикупили в Рыбинке, им не в чем было бы ехать домой, в свой родной Чайковский.
Заколдованное место
Так что же случилось на самом деле, и можно ли было предотвратить аварию?
На машину экипаж не грешит – судно отличное, в прекрасном состоянии.
– Это крутой теплоход, немецкого производства, – отмечает Алексей Филиппов. – Если сравнивать его с автомобилем, то наше судно можно назвать «мерседесом на воде». Если обычный русский речной теплоход имеет запас прочности, допустим, 100 процентов, то у этого – 250 процентов. Он любым другим судам подобного типа даст фору.
Но, видимо, даже самое лучшее судно не может противостоять непредсказуемой стихии.
– Сначала море было спокойное, – вспоминают моряки. – Когда проходили Мяксу (село на восточном берегу водохранилища в Череповецком районе. – Авт.), почувствовали легкое волнение воды – но это были крошечные волны. Потом вышли на трассу – тоже все хорошо, а после десятого буя пошла волна, причем очень высокая. Это оказалось неожиданно.
Авария произошла между восьмым и девятым буем, ближе к восьмому, – в нехорошем месте, которое речники прозвали «Бермудским треугольником». Даже бывалые мореходы, знававшие серьезные штормы, не любят этот участок.
– Сильный ветер в этом месте нагоняет волну, – рассказывает руководитель Рыбинского отделения ГИМС по Ярославской области Евгений Ширяев. – А поскольку площадь там большая, а глубина не очень, волна имеет специфический характер – она короткая и крутая, очень опасная. Часто бывает, что у «метеоров» этими волнами передние стекла вышибает.
В этом же «треугольнике» 10 августа 2006 года потерпел аварию теплоход «Окский-43» с баржей, загруженной щебнем. Из-за сильного ветра – 15 – 20 м/с – и волн высотой 1,8 метра груз сместился, и баржа перевернулась. Обошлось без жертв. Но случались тут происшествия и посерьезней.
– В 1979 году здесь небольшая шаландочка – плоскодонное суденышко – перевернулась, – вспоминает Ширяев. – Три человека погибли. Да и вообще аварии тут нередки – пароходики переворачивались, как-то буксир утонул. Особенно часто в передряги попадают маломерные суда.
Впрочем, Евгений Ширяев уверен, что в аварии с сухогрузом в первую очередь виновен не «Бермудский треугольник», а обычное человеческое раздолбайство.
– Я, конечно, могу лишь домысливать, – говорит он. – Но в море экипаж вышел, несмотря на штормовое предупреждение, которое было объявлено накануне. Кроме того, если в судно затекла вода, значит, не было крышек на трюмах, а это уже нарушение правил технической эксплуатации.
А вот члены экипажа погибшего судна единственной причиной случившегося считают неудачное стечение обстоятельств.
– Штормовое предупреждение вовсе не означает, что все суда должны стоять на месте, – возражают они. – У каждого судна есть ограничение по волне. У нас оно – два метра, то есть волны меньшей высоты нам не страшны. В прогнозе передавали высоту волны от 1,4 до 1,7 метра, и мы решили не оставаться в Череповце. Кроме того, когда мы шли, спрашивали по рации у встречных судов, как там обстановка, и нам отвечали: максимальная волна полтора метра. А на деле она превысила два метра. Как мы могли это предполагать?
Сейчас судно уже подняли из воды, и оно будет отбуксировано на берег до 1 ноября. А сотрудники транспортной прокуратуры выясняют, какие именно суда следовали по территории, где произошла авария сухо­груза, и почему они не ответили на сигнал о помощи. Возможно, кто-то из них за преступное бездействие ответит перед законом.
Екатерина АБРАМОВА

МЧС

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp