-

Куда приводят мечты?

Во дворе дома №23а по улице Чайковского пахнет сыростью и прелой листвой. Обнажившиеся под напором осени деревья открывают вид на некогда роскошный, а сейчас в состоянии, близком к разрухе, особняк в псевдоготическом стиле – дом Бибикова – был в Ярославле такой врач. А в последние два десятилетия горожане называют здание не иначе как Дом муз Ариадны СОКОЛОВОЙ. Но есть опасность, что скоро он таковым быть перестанет.
Без денег и тепла
А вот и сама легендарная хозяйка, заслуженный художник России, в потрепанном пальтишке и ботиках сидит на стуле под деревом. Уже темнеет, и температура на улице приближается к нулевой отметке.
– Может, зайдем в дом? – предлагаю я.
– А там точно так же, – отвечает. – Отопление не включили – на это нужны деньги, а у меня их нет.
Да и не хочется Ариадне Леонидовне, чтобы чужие входили внутрь – не прибрано там. Объясняет: из-за плохого зрения не видит всего мусора, да и тот, который видит, поднимать тяжело.
– О чем я размышляю, сидя часами в саду? – медленно повторяет она мой вопрос. – Да все об одном – как сохранить дом.
Весной этого года у Соколовой закончился договор безвозмездного пользования, заключенный с КУМИ мэрии Ярославля. Сама она на улице не останется – жилье есть, а вот что станет с уникальной коллекцией Дома муз?
Суровый стиль
– На сегодняшний день очевидно, что историческое здание и размещенные в нем коллекции могут в целом рассматриваться как уникальный музей городской художественной культуры ХХ века, – уверена заведующая экспозиционно-выставочным отделом Ярославского художественного музея Людмила Макарова. – Там есть и живопись 1940–1990-х годов, в том числе собрание произведений советского андеграунда, поп-арта, также работы художников экспрессионистического направления и «сурового стиля» (среди них много произведений самой Соколовой), собрание произведений «наивных художников». Представлено детское творчество – рисунки, скульптуры, поделки, собранные в городе за последние 20 лет. Ценна коллекция Соколовой и собранием рекламной графики. Есть у нее детские игрушки, посуда, одежда, обувь, музыкальные инструменты конца XIX – начала ХХ веков.
Искусствоведы признают: за такие роскошества коллекционеры готовы выложить большие деньги. А Ариадне эти шедевры достались совершенно бесплатно. Потому что ценность они приобрели со временем, а когда хозяйка отдавала под них площади Дома муз, были никому не нужными.
– Да большинство авторов этих работ в то время не имели ни художественного образования, ни званий. Где они могли выставляться? У меня! – говорит Соколова.
я и друг мой космонавт
Ее главное убеждение – художник живет в каждом. Уже появляясь на свет, люди имеют творческую искру, и главное – не затушить ее, а превратить в пламя.
Однажды приятельница рассказала Ариадне Леонидовне: мол, видела во сне космонавта. «А ты его нарисуй. Ведь помнишь же, как он выглядел?» – посоветовала художница. Та удивилась – ведь рисовать-то и не умеет. Но попробовала.
– И так замечательно она его изобразила! – вспоминает Соколова. – А потом еще одну картину написала и еще одну – и все шедевры! Жаль, что потом это занятие забросила, а ведь был талант.
Есть в коллекции Дома муз и еще одна замечательная история – про неизвестную художницу, изображавшую Мону Лизу.
– Я случайно оказалась в Татищевом Погосте, – рассказывает Ариадна Леонидовна. – И узнала, что там есть женщина, которая копирует картину «Мона Лиза». Просто срисовывает, и у нее этих рисунков – целый ящик. Я пошла к ней в дом, там меня встретил ее сын, который рассказал, что его мать работает в Подмосковье медиком, а копировать Мону Лизу – одно из ее увлечений. Я стала упрашивать его подарить мне ее рисунки, но он сказал, что когда она приезжает погостить, то всегда их пересчитывает. Правда, в итоге я уговорила его отдать мне семь рисунков.
Уже в Ярославле Соколова заметила, что на одном рисунке было написано легким почерком карандашом – «похожа».
Муз – на выход, дом – на торги
У творческих людей сложный характер. У Ариадны Соколовой он сложный вдвойне. Так говорят все, кто знаком с нею. Подпортила его и ответственность за музей. За 20 лет его существования не раз на здание покушались – памятник архитектуры в центре города, он представляется лакомым кусочком. Но всегда хранительница муз умела отстоять дом. Может, она уже устала различать, кто плохой, а кто хороший, да и возраст взял свое, однако факт: Ариадна Леонидовна стала нелюдимой, а сам дом перестал быть открытым для всех.
Постепенно экспонаты покрылись пылью, в Доме муз стали реже слышаться голоса посетителей, а шаги если и раздавались, то только самой хозяйки и ее кошек. Их, объясняет Соколова, пришлось завести для отлова крыс, которые стали атаковать, когда по соседству появился ресторан. Дом потихоньку ветшает.
Именно это, как говорят в КУМИ, и стало причиной того, что Ариадна Соколова остается без Дома муз.
– Объект муниципальной собственности по адресу: Чайковского, 23а, находился по договору безвозмездного пользования у ярославской общественной организации «Дом муз» до 30 апреля 2009 года, – рассказывает заместитель председателя КУМИ мэрии Ярославля Тарас Потолов. – Продлевать его мы не собирались, о чем и информировали Ариадну Соколову. Причины на то есть. Согласно договору пользователь должен содержать здание в надлежащем состоянии, соблюдая санитарные нормы, правила пожарной безопасности. Совершать ремонт, убирать территорию. Дом муз не отвечает этим требованиям, и уже очень давно.
По словам Потолова, сейчас объект готовится к приватизации. И уже в ноябре-декабре его выставят на торги. Кто купит Дом муз? Поговаривают, что владелец ресторана по соседству – чтобы открыть там еще одно увеселительное заведение.
Были ли другие пути развития ситуации? Были. И множество.
– В свое время мы предлагали Соколовой стать штатным сотрудником нашего музея, причем с очень хорошей ставкой, или сделать в доме выставочный зал современного искусства, – рассказывает директор музея истории города Ярославля Владимир Извеков. – Все это помогло бы справиться с рядом управленческих задач. Но она все варианты отвергала – во имя своей творческой и личной свободы.
Ярославский художественный музей предлагал Дому муз стать своим филиалом, управление культуры мэрии города – муниципальным учреждением, как музей Богдановича. Ни один вариант не привлек Ариадну.
Ну да что об этом говорить. Главное – как разрешится ситуация сейчас?
арт-модерн-футуре
Владимир Гаврилов, куратор знаменитого арт-проекта «Иные», считает, что наилучшим вариантом было бы, если бы город взял музей Ариадны под свое крыло.
– У нас нет центра современного искусства, – рассуждает Владимир Гаврилов. – И этот дом мог бы им стать. Я бы с радостью туда и картины из своего проекта представил – признанные во всем мире, в Ярославле они не имеют своего постоянного пристанища.
Владимир Извеков согласен с коллегой. По его мнению, было бы замечательно на первом и втором этажах организовать экспозицию и выставочные залы современного искусства. А подвал – отдать под арт-кафе.
– Расположение дома Бибикова – выгодное во всех смыслах: он в центре, там всегда много туристов, молодежи. Думаю, место пользовалось бы популярностью. Знаю точно – нельзя допустить, чтобы в здании памятника архитектуры регионального значения открыли пивнушку!
Сама же Ариадна надеется на лучшее. Она продолжает ждать и творить. Недавно наконец-то выразила в словах название своего стиля живописи – арт-модерн-футуре. Объясняет пространно: красота – в линиях, формах, пятнах, красота, воплощенная на холсте.
– Как только я научилась держать в руках карандаш, я поняла, что я художник, – вспоминает хранительница муз. – Сначала рисовала каракули – мне казалось, я пишу. Потом в картинах стали появляться сюжеты. Например, я, мама и братик идем в цирк. Только братика у меня никогда не было, я о нем просто мечтала. Очень хотелось близкого друга.
Эти слова из уст большой художницы, но маленькой и хрупкой старушки, совсем беспомощной сегодня и совсем одинокой, звучат невероятно трогательно. Мечтательница, не сумевшая сохранить мечту, своими же руками и созданную. Теперь, как в детстве, она грезит о человеке, который не только разделит ее чаяния, но решит все финансовые проблемы.
– Найдется меценат, даст денег на то, чтобы Дом муз остался самостоятельным музеем, – верит она. – Много помощников мне не надо – всего троих: заместителя, искусствоведа и уборщицу.
Екатерина АБРАМОВА

музейпамятник

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp