Хаос земли и воды

Два года назад в семье Марины и Александра ВЫШЕДОК произошла трагедия. Их сын Михаил, курсант военного училища, купаясь, сломал шейные позвонки. По всем медицинским раскладам шансов на жизнь у него почти не было. После того как Михаил получил травму, он еще и чуть не утонул…
Москвичи поневоле
Вообще семья Вышедок прописана в Переславле-Залесском – Марина родом как раз оттуда. Но беда произошла в Москве, и на два года все трое оказались привязаны к столице. Надо ли объяснять, что это такое: оказаться в Москве со спинальным больным на руках, будучи иногородними?
Первый год прошел в борьбе за жизнь сына. А на второй – исследования показали, что спинной мозг у Михаила анатомически цел, и теоретически молодого человека можно поставить на ноги. Вот только цена вопроса зашкаливает за все мыслимые и немыслимые пределы.
И Вышедок стали собираться на родину. Но не в Переславль, где и обычная-то медицина дышит на ладан, а в областной центр. Имелось и еще одно значимое обстоятельство: поблизости от Ярославля располагается уникальный реабилитационно-восстановительный центр «Малые Соли». Если речь идет не просто о сохранении существования спинального больного, а именно о возвращении его к настоящей жизни, возможность систематического санаторного лечения становится одной из главных составляющих надежды…
Земля и вода Елохова
Александр, естественно, стал искать возможность обосноваться поближе к санаторию. Что не было простой задачей: участки в Некрасовском районе расходятся, как горячие пирожки, по любой цене. По сути, свободной земли там уже и не осталось, поэтому пришлось Александру с товарищами – самому такую покупку было бы, естественно, не осилить – купить место на побережье Елоховского залива. Именно место – поскольку четкого разделения земли и воды здесь не наблюдалось уже лет пять-шесть. По словам местных жителей, протока, соединявшая Солоницу и залив, с каждым годом становилась все уже и мельче. А береговая линия заболачивалась с огромной скоростью, утрачивая очертания со все возрастающей стремительностью.
Но выбора не было. Александр взялся за дело рьяно: оформил землю в собственность сына, разработал генплан, начал проводить к участку дорогу… Тоже труд еще тот: его не всякий человек – и не обремененный взрослым сыном-инвалидом – осилит. Но Александр, офицер в отставке, переживший в армии даже лихие девяностые, отступать не собирался. Не учили их тогда отступать…
Хотел как лучше
– Первым делом, – поясняет Александр, – мы решили облагородить береговую линию залива. Тут можно было двигаться двумя путями: либо отсыпать берег по линии уреза воды, либо заболоченную часть земли поднять выше. Мы выбрали второй путь – просто потому, что если бы начали отсыпать, в некоторых местах ширина залива уменьшилась бы до полуметра. А кое-где она ко времени начала работ такой уже и была. То есть двигало нами только стремление сделать водоем более полноводным. О том, что это может обернуться проблемами, мы и подумать не могли. Правоустанавливающие документы мы оформляли два раза – сначала на весь массив земли, а потом – на каждый участок отдельно. И ни в одном полученном нами свидетельстве о государственной регистрации права не было ни слова о том, что мы купили землю с какими-то обременениями. Не были они упомянуты и в кадастровых планах. Кстати, перед тем как начать облагораживать берег, я специально навестил соседей, чьи земли расположены поблизости от Солоницы, и ознакомился с их свидетельствами. Там обременения прописаны – собственников земли предупредили, что их участки находятся в водоохраной зоне. А нас – нет.
Рыболовы – против
И приблизительно полтора месяца назад новые хозяева земли поблизости от Елоховского залива, завершив прокладку дороги, принялись вынимать заболоченную землю на берег. Естественно, из экскаватора не особенно различишь линию уреза воды – ее и непосредственно с берега не везде увидишь, и во многих местах ковш определенно зацепил дно залива. Это не укрылось от внимания промышлявших поблизости рыбаков. И они тут же заслали сигнал в местную инспекцию рыбоохраны.
– По сигналу рыболовов я прибыл на место и убедился, что ситуация действительно требует вмешательства, – рассказывает инспектор рыбоохраны Евгений Кокорин. – Елоховский залив является местом нереста и нагула щуки из реки Солоницы и входит в общую с ней рыбоохранную зону. Проведение в русле залива работ, не согласованных с местной властью, как этого требует статья 50 Закона о рыболовстве, привело к ущербу для рыбных запасов реки, который еще предстоит уточнить в ходе предполагаемой проверки.
Солидарен с Кокориным и представитель ФГУ «Верхневолжскрыб­вод» ихтиолог Алексей Голубятников.
– Земляные работы по береговой линии залива разрушили около двух гектаров рыбохозяйственных угодий, – считает он. – На восстановление уйдет приблизительно пять лет. Кроме того, ущерб пойменной части залива состоит и в увеличении мутности воды.
Вот тут, кстати, с уважаемым коллегой можно и поспорить – хотя бы на правах выпускника биологического факультета ЯрГУ и ученика профессора Льва Жакова. Слов нет, щуке вблизи надсыпанного берега залива не нереститься еще долго – ей для этого процесса нужны заросли высшей водной растительности. Однако что это еще, прости господи, за стерлядь такая – щука? Ее во все времена считали на Руси сорной рыбой. Зато теперь увеличилась площадь зеркала залива – и он, вполне возможно, станет куда более привлекательным для водных «аристократов» – того же жереха, а то и судака.
Да и мутность воды – параметр далеко не однозначный. Какой водоем на территории европейской части России отличается наибольшим количеством взвеси в воде? Белое озеро, что в Вологодской губернии. Оно, собственно, потому и белое, что мутное – при размерах 60 на 40 километров всего шесть метров глубиной. Но рыбы там столько, что тралы рвутся...
Кстати, пока с Александра брали показания, участвовавший в проверке инспектор по охране животного мира Александр Беляков нашел в окрестных кустах сеть… Уж не тех ли «рыбаков» устройство, которых Александр Вышедок периодически гонял с момента своего появления на берегах и которые, судя по всему, первыми стали бить тревогу?
А подпись где?
…Несколько месяцев назад Михаил Вышедок сделал первый шаг от края пропасти, на котором пребывал уже много месяцев, – научился слегка шевелить предплечьями. Родные уже поднимали его на ноги. Он, естественно, еще не может стоять самостоятельно, но очень хочет этому научиться. И вот сегодня, когда сын вполне может обрести новую жизнь, из-под ног отца буквально выбивают землю.
– В настоящее время проводится проверка по данному факту. По ее результатам в отношении виновного лица прокуратурой может быть инициировано возбуждение административного или уголовного дела, – утверждает старший помощник ярославского межрайонного природоохранного прокурора Евгений Огриневич.
Но как получилось, что в документах, устанавливающих права собственности, оказались не прописаны соответствующие обременения?
– Это довольно частая ситуация в наше время, – поясняет Евгений Огриневич. – И мы всякий раз задаем вопрос: почему службы не вносят в документы соответствующие записи? В ближайшее время мы обязательно будем работать в этом направлении.
Александр Вышедок уверяет, что если бы имел хотя бы малейшее подозрение о том, что может нарушить закон, то запретил бы экскаваторщикам приближаться к воде на километр. Но понимает, что незнание закона не освобождает от ответственности. Так что его семье в очередной раз остается уповать исключительно на милость господнюю…
Анатолий КОНОНЕЦ

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp