Главное:

Новый дом на пепелище

…Тот июньский пожар 2008 года стал для семьи Ударцевых из села Сулость Ростовского района настоящим шоком. В одночасье лишившись жилья и имущества, молодые родители с шестью несовершеннолетними детьми в буквальном смысле слова остались на улице. Но эта история – не слезная мело­драма о скитаниях погорельцев. Оксана и Олег показали хороший пример того, как можно найти выход из самой трудной ситуации. Конкретнее – построить новый дом на пепелище в самый короткий срок.
Как искали деньги
– Мама, пожар! Наш дом горит! – кричали дети.
Взрослые, не поддаваясь панике, вывели малышей, схватили документы и успели вынести самые необходимые вещи. Деревянный дом, огонь на который перескочил с соседнего здания, выгорел дотла за 20 минут.
Конечно, после пожара семью с новорожденным младенцем на улице не оставили. Друзья, соседи, настоятель и прихожане сельского храма Андрея Стратилата помогли кто чем мог, а старший специалист Сулостского сельского округа Галина Перминова похлопотала о временном переселении семейства в Ростовский реабилитационный центр.
– Оксана – очень активная, целеустремленная, никогда не падает духом, – рассказывает Галина Леонидовна. – Олег работал с утра до вечера – он резчик, столяр, плотник и вообще мастер на все руки. А Оксана кормила грудью маленькую Настю, занималась детьми и стала, как сейчас модно говорить, главным менеджером проекта нового дома для своей большой семьи.
Вообще-то с первого взгляда в Оксане трудно заподозрить многодетную мать с пробивным характером. Коренная москвичка, переехавшая в Сулость в 1995 году вслед за мужем, не утратила при деревенской жизни ни девичьей стройности, ни чувства стиля, ни определенной светскости в сочетании с мировоззрением православной жены и матери.
– Нам помогли друзья и отец Сильвестр, настоятель расположенного в Сулости храма Андрея Стратилата. Собрали 300 тысяч рублей – эта сумма и выжить помогла, и в «фонд будущего дома» пошла. А потом, чуть отдышавшись, написали мы письма всем, кому только можно, – говорит Оксана. – И президенту, и губернатору области, и главе района, и в политсовет партии «Единая Россия», и в разные благотворительные фонды. В районной администрации нам и рады были бы помочь и помогали, чем могли – машину давали, например, чтобы в Ярославль или в Москву съездить. Но денег-то у них нет, каждую копейку считают. Особенно нам с машиной первый заместитель главы района помогал Александр Иванович Сергеев, за что мы ему очень благодарны. В итоге откликнулись на наши письма только фонд имени Сергия Радонежского и Сергей Алексеевич Вахруков. Московская благотворительная организация выделила сто тысяч рублей, а губернатор подписал распоряжение о целевой ссуде из резервного фонда области на полтора миллиона. И наступила самая сложная пора – сбор необходимых документов.
Как собирали документы
– Ударцевы поступили абсолютно правильно, послав письмо с просьбой о помощи сразу на имя губернатора, – подтверждает начальник отдела по вопросам семейной политики и детей областного управления по социальной и демографической политике Марина Пичугина. – Такие вопросы решает глава области, а мы уже работаем с ситуацией, готовим документы. В 2009 году деньги на строительство новых домов правительство области выделило шести семьям с детьми, потерявшим кров в результате пожаров в Ярославле, Рыбинске, Некрасовском, Ростовском, Некоузском, Борисоглебском районах. Кроме того, помощь выделяется и на капитальный ремонт, реконструкцию, если дом не сгорел, а просто совершенно обветшал. Вот только в Тутаеве четыре семьи в этом году такие ссуды получили. Другой вопрос – из каких источников деньги выделяются. Это может быть и статья в областной целевой программе «Семья и дети», а может и резервный фонд области. В случае с Ударцевыми губернатор принял решение выделить ссуду как раз из такой правительственной «заначки».
Но одно дело – деньги на бумаге и совсем другое – живая наличность. На оформление документов Ударцевы потратили порядка 100 тысяч рублей. Ушло на это ни много ни мало – 9 месяцев. За это время маленькая Настя перестала быть грудничком и научилась самостоятельно ходить.
– Нам ведь нужно было сначала найти фирму, которая согласилась бы построить дом на эту сумму – полтора миллиона, подписать с ней договор, разработать и утвердить во всех инстанциях проект. А поскольку компьютер сгорел, искать информацию и общаться приходилось не через интернет, а лично, я постоянно ездила в Москву и в Ярославль. В итоге общими усилиями нашли фирму-подрядчика, адаптировали к нашим условиям проект быстровозводимого коттеджа на основе новых энергосберегающих материалов. Но пока утверждали проект в госэкспертизе и ждали перечисления денег, цены на стройматериалы поднялись, и фирма с нами работать отказалась. Ну, мы новых подрядчиков нашли и стали ждать «живых» денег. Сергей Алексеевич Вахруков лично приказ подписывал, чтобы нам деньги побыстрее выдали – бюрократическую машину не так-то просто заставить работать энергичнее, – улыбается Оксана. – Спасибо и заместителю губернатора Виктору Геннадьевичу Костину, он нашей ситуацией проникся и делал все, чтобы деньги до нас побыстрее дошли.
Как строили
И вот в конце мая 2009 года – ура! – полтора миллиона целевых рублей оказались в распоряжении семьи Ударцевых. Оксана тут же вызвала гидрогеологов, они произвели нужные замеры и расчеты на участке в Сулости, внесли необходимые изменения в проект. На бывшем пепелище закипела стройка.
За три летних месяца приглашенная строительная бригада и семья Ударцевых стали практически одним целым. Папа Олег после основной работы ужинал и вновь брался за столярно-плотницкие инструменты, мама Оксана совмещала функции прораба, архитектора, дизайнера, ну и так, по мелочи – где поднести, где подмести… А уж для Никиты, Иоанна, Марии, Феодоры, Домиана и даже годовалой Анастасии стройка стала и делом, и развлечением, и утешением.
– Дети там вместе с нами сутки напролет проводили, – рассказывает Оксана. – Подмастерьями работали из разряда «подай-принеси», но больше всего на участке возились – сами деревья сажали, кусты, мечтали, как следующим летом первые ягоды появятся и будет лучше, чем до пожара. Основательнее всех Никита помогал, самый старший – ему уже 14 лет, он в суворовском учится.
Однако строить дом в кризисное лихолетье – занятие хоть и увлекательное, но денег, как оказалось, требует гораздо больше, чем имеется в наличии. В итоге красивый аккуратный коттеджик с подведенными коммуникациями стоит и радует глаз, но жить там нельзя: нет сантехники, минимальной отделки. Новоиспеченный инженер-сметчик Оксана подсчитала: пол, потолок, плитка в туалете, сантехника – стоимость всего этого аккуратно укладывается в пресловутый материнский капитал. Вдохновившись антикризисным решением президента о его, то бишь капитала, досрочном использовании, Оксана и Олег попробовали обратиться в банки за кредитом. А то, не ровен час, цены на стройматериалы опять подскочат – никакой капитал не спасет.
– Ответ нам дают примерно одинаковый: официальный доход семьи для получения кредита недостататочен, а материнский капитал доходом не считается, – переживает Оксана.
Выходом из ситуации могла бы стать целевая ссуда под гарантии возврата за счет средств материнского капитала. Но как ее получить? Может, есть среди читателей «Ярославского Региона» юристы, нотариусы или финансисты, знающие ответ на этот вопрос и готовые поддержать семью Ударцевых?
А пока Олег и Оксана продолжают снимать квартиру в соседних с Сулостью Белогостицах, работать, растить детей и надеяться на то, что новоселье в новом доме не за горами!
Светлана ТАМАРОВА

Ярославльценыстроительстводети

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp