Главное:

Фарфор — дело тонкое

Официально признанны моногородами Тутаев и Гаврилов-Ям. К категории моногородов обычно относят Ростов и поселок Октябрь в Некоузском районе. Но есть в регионе еще один, возможно, «самый-самый» моногород – поселок Песочное Рыбинского района. Из 1200 трудоспособных жителей как минимум треть работает на ЗАО «Первомайский фарфор».
Восточные узоры
Бесконечная цепь, натянутая под потолком огромного полутемного цеха, медленно тянет бесчисленные лотки с ящиками. Внутри, как пятьдесят и сто лет назад, фарфоровые чайники, кружки, пиалы, тарелки, салатницы. Белые, только что обожженные в тоннельной печи, они ждут, когда их распишут восточными узорами.
– Примерно 70 процентов продукции уходит на экспорт в Узбекистан, Туркмению, Азербайджан. Это исконное направление деятельности предприятия. Потому-то наш завод и поставили на берегу Волги, чтобы товар легко было доставлять до Каспийского моря. Треть из 500 тысяч приборов, выпускаемых заводом в месяц, остается на территории России, – констатирует начальник производства ЗАО «Первомайский фарфор» Сергей Горин.
Первомайский фарфоровый завод, основанный еще в 1884 году купцом Андреем Никитиным, пытается выживать в непростых экономических условиях. Несмотря на стабильный объем заказов, предприятие всегда было дотационным: месяцы высоких продаж чередовались с застоем, когда коллектив работал на склад.
Но начало кризиса завод встретил уверенно и к концу прошлого года даже вышел в небольшой плюс. Однако с января опять начались проблемы. С одной стороны, энергетики резко подняли тарифы на газ и электричество. С другой – отпала часть заказчиков из Средней Азии. В результате период с апреля по август иначе как провальным и не назовешь. Коллектив завода – 450 человек – столкнулся с задержкой зарплаты. Пока небольшой, но когда средний оклад составляет 7 тысяч, каждый день задержки уже ощущаешь крайне остро.
– Мы приняли антикризисные меры, – рассказывает генеральный директор завода Сергей Жупанов. – Договаривались об отсрочках платежа с поставщиками сырья, поскольку местные глины для фарфора не подходят. Пересмотрели структуру сбыта. Организовали продажи в крупных гипермаркетах.
Наелись с китайской посуды
Впрочем, конкурировать с законодателями моды на фарфор – китайцами – становится все сложнее. Во времена Советского Союза в стране насчитывалось до 30 фарфоровых заводов. Теперь же осталось только четыре, все – в европейской части России. Уральские и сибирские «сервизники» пали в неравной борьбе с китайским ширпотребом. Но вот удивление – именно в сибирских регионах особенно ценится продукция Первомайского завода.
– Вероятно, там уже «наелись» с китайской посуды. На самом деле Поднебесная поставляет нам крайне мало настоящего фарфора. И он стоит десятки тысяч рублей. А в Россию в основном поступает керамика, покрытая белой глазурью, – говорит Сергей Горин.
И приглашает в просторный музей завода, фаянсовую и фарфоровую коллекцию для которого собирали в течение нескольких десятилетий. Наборы для плова, чайные сервизы, салатницы, декоративные вазы, кубки, цветочные горшки – все высокого качества, тонкой работы.
– Когда я пришла на завод в начале 80-х годов, только в живописном цехе работали более сотни мастеров. Сейчас их можно по пальцам пересчитать. А настоящего живописца сколько лет растить нужно! – с грустью произносит начальник цеха декорирования фарфора Галина Виноградова.
О прежней культуре производства говорят, к примеру, умело написанные местными художниками копии полотен Шишкина. Они украшают и цехи, и переходы. Когда рисовали? Возможно, еще до революции.
Золотые печи
Вообще связь времен ощущается на заводе особенно остро. Старый производственный корпус с железной лестницей, острый запах скипидара, используемого для придания посуде глянцевого блеска... Легендами веет даже от проржавевшей старинной каски пожарного, найденной в цехе. Старожилы шутят: здесь еще и не такое отыщешь... Но шутки шутками, а главное – не потерять один из последних осколков некогда славной фарфоровой промышленности России.
Бич «Первомайского фарфора» – устаревшее энергозатратное оборудование. Тоннельные печи, построенные в 80-е годы по английскому проекту 30-х годов, в наше время стали буквально золотыми: отличаются «зверским» аппетитом. А из-за структурных особенностей их нельзя остановить мгновенно. Процесс вывода занимает полтора месяца, еще два требуется для того, чтобы печь вновь довести до требуемой температуры – 1350 градусов. Так что в январские каникулы печь тушить нет никакого смысла. Значит, и сэкономить на топливе не получится.
– Выход один – закупка новых печей. Тогда в месяц мы сможем экономить до 700 – 800 тысяч рублей. Огромные для завода деньги! – отмечает Сергей Жупанов.
Но каждая печь стоит около 350 тысяч евро. А для нормального цикла предприятию требуется четыре такие печи. Плюс затраты на доставку, установку и т.д. Теоретически можно взять кредит, да ставки хоть и снизились до 16 – 17%, но все равно Первомайскому заводу не потянуть.
Впрочем, есть и хорошие новости: решением правительства Ярославской области часть продукции завода должны внести в список народно-художественных промыслов. Следовательно, предприятие может рассчитывать на определенные льготы при налогообложении.
Значит, выстоит завод? Надо бы, чтоб выстоял! От этого зависит благополучие сотен людей. Это не только жители Песочного – на «Первомайский фарфор» на работу ездят несколько десятков тутаевцев и рыбинцев.
– Ума не приложу, что будет, если завод закроется, – озвучил переживания целого поселка пожилой работник, представившийся Алексеем Михайловичем. – Тогда нашим останется только в Рыбинск на работу ездить. А ждут ли там?
Андрей БАРКОВСКИЙ

РостовРыбинскТутаевмузей

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp