-

Первые коньки Русского танка. Андрей Коваленко – об Америке, Олимпиаде и команде Вуйтека

В марте наша область отмечает важную дату – 70 лет назад, 25 марта 1949 года, на стадионе «Химик» состоялся первый хоккейный матч.

Кстати, единственное упоминание о том поединке было в нашей газете, в то время носившей название «Северный рабочий», небольшая заметка так и называлась: «Первый матч в хоккей с шайбой». За годы, что прошли с того дня, было всякое: ликование побед и стоны разочарований, боль и слезы сентябрьской трагедии, надежды на молодых игроков, занявших места тех, ушедших, и опять – новые победы. Ярославская команда, как самый настоящий локомотив, не стоит на месте, а рвется только вперед.

Отмечать 70-летие будут 25 марта на Советской площади. А как еще можно отпразд­новать день хоккея, если не на льду? В товарищеском матче встретятся ветераны ярославского хоккея и «Легенды хоккея СССР». Среди них – Русский танк, звезда мирового и российского льда, экс-игрок «Локомотива» Андрей Коваленко. Корреспонденту «СК» он рассказал про свои первые коньки, как к нему приклеилось прозвище Русский танк и о многом другом.

– Вы настолько сроднились с Ярославлем, что уже трудно вспомнить: ваша карьера началась в Балакове Саратовской области.

– Да, я недавно подсчитал, и оказалось, что дольше всего я прожил в Ярославле. В Балакове 14 лет, в Нижнем Новгороде и Москве – по 4 года, 9 лет в Америке и Канаде и 17 лет – в Ярославле.

– С чего началась ваша любовь к хоккею?

– Хоккей всегда начинается с улицы. У меня, как, наверное, и у многих мальчишек, он начался с хоккейной площадки во дворе, которую заливали и чистили наши родители.

– А помните свои первые коньки, клюшку, форму?

– У меня были двухполозные конечки, которые привязывались к валенкам шнурочками. Мне было годика три. Потом уже появились более удобные коньки, на них я встал в 4,5 года. Что касается формы и клюшки, то тогда любая спортивная экипировка была в дефиците, но папа как-то все раздобыл. Подо «всем» я имею в виду коньки и клюшку, ни о какой защите, шлеме речи не шло. Получали синяки, шишки, но терпели, тренировались. Интересная история с первой клюшкой, ее тоже принес папа. Он работал главным инженером в спортивном клубе, пришел туда и сказал: «Сыну нужна клюшка, если не хотите, чтобы у вас отключили свет, надо ее подарить». Подарили (смеется. – Прим. автора).

– Сезон-91/92. Олимпиада в Альбервиле. Вы выиграли золото в составе сборной СНГ. Что вам особенно запомнилось в той Олимпиаде?

– Финальная сирена. Когда ты понимаешь, что стал олимпийским чемпионом, наверное, это лучшее мгновение в жизни. Ты выкладывался 4 года, все было заточено на Олимпиаду. И вот в раздевалке после игры выдыхаешь и осознаешь, что работал не зря.

– Потом вы еще немного поиграли в ЦСКА и уехали покорять Национальную хоккейную лигу в «Квебек Нордикс». Как быстро почувствовали разницу между постсоветским пространством и заграницей?

– Жизнь сильно не перевернулась, продолжил играть в своем стиле, который похож на канадский. Тяжело оказалось в бытовом плане. В Союзе все решал тренер: где ты живешь, на чем ездишь, что ешь, а там все сам – отыграл и делай, что хочешь. Тут большую помощь оказали старшие товарищи, по всем вопросам к ним бежал.

– Кубок Стэнли вам тогда так и не покорился, зато вы приобрели прозвище Русский танк. Когда вас в первый раз так назвали?

– В 1992 году. Тогда было принято, что с командой постоянно находятся два репортера. И один из них после игры написал, что приехал новый русский, он едет на ворота, как танк. Второй репортер подхватил, отметив, что уже есть Русская ракета – Павел Буре, теперь появился Русский танк – будем собирать армию.

– Летом 2001-го вы вернулись в Россию, в Ярославль. Почему?

– Решение созрело раньше, чем было исполнено. Договорился с Тольятти, уже ехал туда, но в аэропорту узнал, что те условия, которые мне пообещали, они и не собирались выполнять. Надеялись, что раз я уже приехал, получится уговорить на меньшее. Я сразу порвал билет. А на следующий день был уже в Ярославле, о чем не жалею. Здесь прошли лучшие сезоны.

– Была какая-то особенная атмосфера?

– Коллектив мне показался простым и добродушным. Как-то Вова Самылин дал мне в спину возле борта, и тогда я понял, что меня в команду «прописали».

– Команду Владимира Вуйтека вспоминают до сих пор. В чем был секрет «Локомотива» сезонов 2001 – 2002 и 2002 – 2003 годов?

– Чтобы понять, нужно рассматривать предыдущие годы. Петр Воробьев был жесткий тренер. На раскатке утром улыбнулся – а вечером ты уже не в основном составе, так как он посчитал, что ты расслабился. Приход Вуйтека перевернул сознание хоккеистов: на льду игроки выполняли то, что требовал тренер, а за пределами дворца жили спокойно. Он отпустил вожжи, но в то же время была дисциплина. Игрокам это нравилось, они готовы были убиваться на льду.

– А вот сезон-2003 – 2004 уже не задался...

– Думаю, уход Вуйтека – одна из причин, а так их несколько, в том числе изменение состава, ведь поменялась половина команды, тренерский штаб, отношение к игрокам, требования. На фоне этого и мы дали слабину, почувствовали, что мы чемпионы, главное, попасть в плей-офф, а там мы их всех вынесем. Так что была и наша вина. Выигрывает команда или проигрывает – отвечают все, и игроки, и тренеры.

– Вы счастливый человек? Все ли ваши хоккейные мечты сбылись?

– Я доволен своей хоккейной карьерой. Думать о чем-то другом не имеет смысла, ее уже не вернуть. Есть строки в песне про сына: «Все, что я не смог, мечтаю воплотить в тебе». Надеюсь, Николай продолжит семейную традицию и достигнет большего, чем я.

– Кто был вашим кумиром в детстве?

– Хотел быть похож на Бориса Михайлова. В 1980 году поехали на турнир «Золотая шайба», как раз во время него проходил регулярный матч ЦСКА Москва, нам разрешили выйти на лед и сфотографироваться с командой. До сих пор этот снимок хранится, я его иногда Борису Петровичу показываю, спрашиваю, помнит ли он этого мальчика в кроличьей шапке. В 14 лет, когда жил в интернате спортивного профиля в Нижнем Новгороде, хотел походить на Сергея Макарова. Это два моих кумира.

– В армии вы служили в Твери, вернее, играли там в хоккей. После Твери – ЦСКА, команда неземная по тем временам. Не стеснялись своих партнеров?

– В первое время. Но потом меня вызвали и сказали, что если хочешь играть в хоккей, на льду ты не должен иметь друзей-приятелей. Да, это все уважаемые люди, но здесь ты обязан завоевать свое место. Вот с этого момента и началась моя профессиональная карьера.

– Сейчас за «Локомотив» играет ваш сын Николай. Легко ли ему было сделать выбор в пользу хоккейной школы?

– Ну, у него выбора не было. Первые шаги на льду он делал вместе со взрослой командой, Вуйтек разрешал брать с собой детей.

– Вы ругаете сына, хвалите его?

– Никогда не ругаю, иногда хвалю, но чаще всего подсказываю, выступаю в роли психолога, настраиваю на положительные эмоции в игре.

– Как вы считаете, почему именно хоккей стал культовым видом спорта в Ярославле?

– История из жизни. Я когда играл за «Монреаль Канадиенс», мы обычно летали «Аэрофлотом». А директором авиакомпании в аэропорту был большой поклонник хоккея, поэтому нам не надо было бронировать билеты, могли в любой момент приехать, он нас встречал и сажал на ближайший рейс. И однажды приезжаю я в аэропорт, захожу в кабинет директора, там другой человек. Представился, сказал, что я хоккеист, играю за такую-то команду, хотел бы улететь… А новый директор говорит: «Очень приятно, молодой человек, с вами познакомиться, но я больше лыжи люблю». У меня вопросов не было. Это я к чему рассказал? Если люди решили что-то делать, например, развивать определенный вид спорта, они этого добьются. Чтобы процветала хоккейная команда, было сделано многое: и тренерами, и игроками, и лицами, увлеченными спортом. Хорошо, когда такие люди есть. Они могли бы развивать футбол, баскетбол, но сложилось так, что в Ярославле культовый спорт – хоккей.

– «Локомотив» начал биться за Кубок Гагарина. За счет чего команда может далеко пойти?

– За счет своей тактики, если ее выдерживать, мы можем дойти до финала, а там как карта ляжет. Есть опытные хоккеисты, которые забивают, есть среднее звено, которое сдерживает противника, есть молодые, перспективные, рьяные, которые «кусаются», изматывают соперника, заставляют его ошибаться, фолить, удаляться. Если все три составляющие сработают, будет результат.

Ярославльхоккей

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp