Главное:

Али Баба и 40 чемоданов. Жительница Рыбинска стала профессиональным путешественником во времени и звездой «Ютуба»

Параллельные миры существуют. Об этом бывшая фрезеровщица, а ныне фотомодель, дизайнер, исторический реконструктор, актриса Ольга Моль знает точно. Потому что она сама их создает.

Фантазии наяву

В детстве я обожала историю Астрид Линдгрен про Пеппи – ДлинныйЧулок и все пыталась представить себе, какой эта возмутительница спокойствия, веселая выдумщица, сама поверившая в свои фантазии, станет, когда вырастет. Знакомство с жительницей Рыбинска Ольгой Моль открыло глаза на это. Несколько лет назад она эпатировала публику креативной фотосессией на фоне главной исторической достопримечательности своего родного города. Раннее утро, первые лучи солнца позолотили высокий шпиль старинного Спасо-Преображенского собора. Рядом с ним на площади стоит кровать со спящей девушкой. Небрежно брошенный халат, бигуди и сама атмосфера с намеком на какие-то альковные тайны настолько диссонируют с возвышенной красотой храма, что возникает ощущение дежа вю, как будто перед нами – гостья из параллельного мира. Конечно, этот снимок не мог остаться незамеченным. Началось бурное обсуждение нестандартного сюжета на лавочках и в соцсетях. Одни посчитали его китчем, другие – манифестом против провинциальной обыденности и рутины. Об Ольге заговорили – все громче и громче по мере того, как она воплощала свои фантазии в новых проектах.

Ее фотосессии принципиально отличались от дежурного постановочного фотографирования на фоне узнаваемых и уже заезженных, не цепляющих глаз пейзажей: всем желающим она предлагала перевоплотиться в яркий узнаваемый образ и сама показывала пример. Сегодня она купчиха в шелках и цветастой шали. А завтра – дочь скандинавского конунга в роскошной меховой накидке, с волками на фоне заснеженного леса (волков представляли собаки редкой породы, унаследовавшей экстерьер от своих диких предков). Послезавтра – жена древнерусского князя в платье из небеленого льна. Или зомби в гриме из кетчупа, клея, туалетной бумаги, в грязном тряпье, назвать которое рубищем будет большим ему комплиментом. Сюжеты посыпались как из рога изобилия. Причем про зомби почему-то оказался одним из самых востребованных. Кого-то это вводило в ступор – и даже вызывало желание позвонить в полицию, чтобы пресечь «хулиганство». А кого-то – восхищало.

– По профессии я фрезеровщик третьего разряда. Получила ее по окончании ПТУ. Часто себя ругаю за неправильный выбор: надо было пойти в художественное училище на декоратора, дизайнера. Но об этом уже поздно жалеть, приходится учиться самостоятельно. Мне в помощь – книги, интернет, – рассказывает Ольга Моль.

А еще – ее собственная коллекция необычных, в какой-то части даже раритетных предметов одежды, которую она собирала долгие годы. Эти диковинки – с характером: многие из них хранят память о своих прежних владельцах и, по утверждению Ольги, порой сами подсказывают ей образ, который хотелось бы воплотить.

– Мне нравятся вещи с историей, они могут многое рассказать – совсем как сказочник Ганс Христиан Андерсен, – говорит она. – К примеру, вот эту черную траурную шаль носила моя прабабушка в память о погибшем муже. А это зеленое в мелкий красный цветочек крепдешиновое платье очень любила бабушка – оно выгодно подчеркивало ее осиную талию и прекрасную фигуру.

Целый ворох платьев, горжетки, в том числе любимая – из черного кролика с лентами – это семейные реликвии. Согласно семейным преданиям предки Ольги приехали в Россию из Скандинавии и Германии, здесь женились на местных и обрусели. Жили зажиточно, в достатке.

– Меня тронули письма прадеда из Петербурга, тогдашней столицы Российской империи, где он учился и работал приказчиком «по торговой линии». В каждом интересовался здоровьем своих родных, рассказывал новости, с теплотой вспоминал свою малую родину. Потом наступили трудные времена. Упряжные кони, скот, поля – всего этого семья лишилась после раскулачивания. Родственников отправили в Сибирь. Дважды они меняли фамилию, пытались сохранить хоть что-нибудь из прежнего имущества. Например, дед закопал в тайнике старинные часы, которые сестра прабабушки когда-то прислала из Парижа. Увы, когда тучи развеялись и он смог достать ценную вещицу из земли, она уже была безнадежно испорчена: механизм съела ржавчина. Только изящный циферблат по-прежнему радовал глаз. Дед – даром что просто электрик – обладал безупречным вкусом: наш дом в деревне изнутри выглядел не как изба, – канделябры, вензеля на дверях, ручки старинные, – погружается в воспоминания Ольга.

Дверь в былое

Остатки былой семейной роскоши, в которых воплотилось культурно-историческое наследие одного конкретного рода, и стали первыми экспонатами коллекции Ольги. Дальше – больше. Что-то она покупала сама, что-то отдавали друзья и знакомые, очищавшие в духе новой моды на евроремонт свои квартиры от «хлама». А вместе с ним – от воспоминаний, исторических корней. Решившая идти против течения Ольга Моль накопила этого добра аж 40 чемоданов.

– Это не фигура речи: чемоданы с металлическими уголками 30 – 40-х годов прошлого века – чрезвычайно вместительные. В каждом – минимум десять платьев. Естественно, всю одежду я обязательно стираю, утюжу – если ткань позволяет, и обрабатываю специальными растворами, – объясняет моя собеседница.

В чемоданах хранятся сокровища, которые даже не снились разбойникам из сказки про Али Бабу: самых разных времен, стилей и фасонов – женские и мужские платья и костюмы, шляпы, обувь, перчатки, украшения. Много в коллекции мехов – как раз слабость к ним подсказала Ольге идею псевдонима, который с годами стал привычнее настоящей фамилии. Собирает она теперь не только винтажные редкости – есть у нее и пошитый по историческим выкройкам новодел. Это расширяет временные границы для «путешествия в глубь веков» и открывает дополнительные возможности для воплощения в жизнь собственных фантазий и пожеланий заказчиков. Например, логическим завершением образа средневековой княгини стал собственноручно сотканный Ольгой на ручном берде пояс. Для этого ей пришлось растянуть нитки по всей длине комнаты – метров на пять.

– Обычно вещи сами подсказывают мне идею персонажа. К примеру, стоило увидеть немецкий велосипед 1938 года – и к нему сразу же подобрались: твидовый костюм, брошь, горжетка, круглые очки. В образе велосипедистки 30-х годов прошлого века я махнула на ярославский фотопленэр, – делится модель.

Она была непохожа на других, и вскоре у нее появились почитатели, единомышленники, соратники. И заказчики. Теперь немаленький уже коллектив исторических реконструкторов регулярно устраивает фотосессии, перформансы, разнообразные акции, участвует в городских мероприятиях. В Рыбинске, который все яснее ощущает себя историческим городом, восстанавливает старинные здания и панорамы, заменяет в центре асфальт брусчаткой, это пришлось как нельзя кстати. Городские власти, местные жители и туристы в восторге. Родилась новая традиция: музыканты из разных уголков России приезжают сюда снимать музыкальные клипы в историческом антураже, частью которого стали девушки в платьях в стиле ретро. Один видеоэкшн, снятый о временах викингов не менее брутально, чем «Викинг» Константина Эрнста, но примерно в миллиард раз дешевле, получил массу лайков не только в России, но и в Скандинавии.

Хотите в кино?

Размещенные в социальных сетях видеоклипы сделали Ольгу звездой «Ютуба». По сути, она создала мини-киностудию, сама выполняя по мере необходимости функции сценариста, режиссера, продюсера, актрисы, парикмахера, визажиста, гримера, костюмера. В своей работе она использует опыт, полученный на съемках сериалов в Ярославле и Рыбинске.

– Правильно в известной песне поется: кто в этот мир попал – навеки счастлив стал. Для меня 12 – 15-часовой съемочный день пролетает просто незаметно, – восторгается работой коллег по кинематографу Ольга Моль.

В кино она попала почти случайно: шла по улице, где работали мосфильмовцы, заинтересовала их своей фактурной внешностью и была приглашена.

– В сериале «Смерш» о временах Великой Отечественной войны я играю бригадира женской бригады Людочку. По сюжету фашисты решают взорвать завод вместе с работницами, но Людмила организовывает побег и всех спасает, – говорит Ольга.

На съемках у режиссера Олега Фомина она познакомилась с популярным актером Алексеем Макаровым. А в сериале «Ростов» оказалась на одной съемочной площадке с такими звездами, как Иван Охлобыстин, Артур Смольянинов и многими другими. Со всеми киношниками установились теплые, товарищеские отношения. Ее «взяли на карандаш» и теперь время от времени приглашают в различные кинопроекты.

Для нее съемки в кино – возможность перевоплощаться, продолжить путешествие во времени и по параллельным мирам. Рыбинск – не такой уж большой город. Здесь возможности творчески себя проявить и заработать на жизнь вне промышленного сектора экономики не столь велики, как в Москве и даже в Ярославле. И, слава Богу, что эта земля рождает таких пассионариев, как Ольга Моль, создающих новые реальности и побеждающих провинциальную скуку.

– Гримеры от меня в восторге: все от природы, даже волосы не осветляю – у них естественный золотистый оттенок. Мое лицо как чистый холст: можно «нарисовать» на нем любой возраст, сделать его аутентичным любой эпохе, – признается Ольга.

Ярославльтуризм

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp