Главное:

«Аритмия»: правда и мифы о работе медиков

Об этом кино говорят! «Аритмию» обсуждают. И говорят не только об истории, раскрытой в сюжете и героях. Говорят о работе скорой помощи. Ярославцам интересно вдвойне, ведь снимали картину в Ярославле: на станции скорой помощи, в больнице скорой помощи имени Соловьева, железнодорожной больнице... Для съёмок использовали местные машины скорой и оборудование. Создать в фильме реалистичную картину режиссёру помогали консультанты. В том числе и медики из Ярославля.

Режиссёр Борис Хлебников поместил врачей скорой в небольшой провинциальный город, где система медицинской помощи работает не так чётко и отлаженно, как в Москве. Создать в фильме реалистичную картину режиссёру помогали консультанты. В том числе и местные медики, из Ярославля.

Врачебный интерес

На самом ли деле скорая помощь работает так, как показано в картине Бориса Хлебникова «Аритмия»? Для ответа на этот волнующий зрителя вопрос в кинотеатр отправились вместе с врачом скорой помощи Евгением Пискарьковым.

— Женя, привет! — раздался голос с третьего ряда, как только мы вошли в зал.

— Это тоже ребята со скорой, — объяснил Евгений.

— Ой, кто это тут пришёл, — подбегают две симпатичные молодые девушки.

— А это анестезиологи-реаниматологи из Соловьёвской больницы!

— А у нас в больнице тоже эпизоды к этому фильму снимали, — хвастаются девушки.

Евгений окидывает взглядом зал. Выясняется, что почти треть зрителей — врачи, медсёстры, водители машин скорой и другой медицинский персонал.

После просмотра мы вместе с врачом скорой помощи Евгением Пискарьковым разложили показанное в фильме на правду и мифы.

— Где в фильме правда, а где – мифы?

— Фильм очень реалистичный, — заявил Евгений сразу же, как только по экрану поплыли финальные титры. — Причём не только по медицинской части. Бытовая жизнь врачей тоже показана очень правдиво.

— Главный герой фильма Олег Миронов постоянно нарушает закон: даёт старушке вместо таблетки пульку от детского пистолета; толкает и грубит дочери пациентки, которая из-за религиозных убеждений мешает спасению больной; режет маленькую девочку скальпелем, давая ей последний шанс на жизнь и так далее. Это что – правда?

— Миф. Врачи скорой люди «битые» и умеют иногда и похлеще Олега выкручиваться. Но на такие явные нарушения доктора не идут — в первую очередь, это чревато для них же. В Ярославле был случай, когда детям требовалось переливание крови, а их родители, состоявшие в обществе «Свидетели Иеговы» (деятельность организации запрещена в РФ), были против. Никто на них не орал, и уж тем более не толкал их. Вызвали полицию, сообщили руководству станции скорой помощи. Вопрос был решён юридически.

- Смотри, герои «Аритмии» ездят на вызовы на подзаржавевшей «Газели», -  я придираюсь к деталям. - Тем не менее, у фельдшера всегда под рукой находится ампула с нужным содержимым для укола, кислородная маска и дефибриллятор...

— Так и есть. Медицинская кладка (оранжевый чемоданчик фельдшера. — Прим. ред.) в фильме настоящая. Сейчас, действительно, у каждой бригады всё это оснащение есть. В конце фильма показан ещё и приезд реанимации к месту трагедии, где девочку ударило током. Их реально вызывают на такие тяжёлые выезды. У них оснащение ещё круче.

—  В фильме на станции скорой помощи меняется руководитель. Новый начальник заставляет бригады работать по установленным законом нормативам: ехать к пациенту не дольше 20 минут, находиться на вызове не более 20 минут и за смену объезжать не менее 20 вызовов. Вы так же гонитесь за попаданием в нормативы?

— Конечно, нет. Приехать до места бригада и правда должна не более, чем за 20 минут. Но это в идеальных условиях: когда свободные дороги, не валит снегопад... Бывает, что и дольше едем. И ничего не поделать. По поводу времени нахождения у пациентов, так это вообще художественный вымысел. В Москве - да, диспетчер жестко следит за этим. У нас — нет. Делаем свою работу до конца. По количеству выездов вообще нет никаких регламентов. Во время эпидемии и по 28 вызовов за смену бывает. А в спокойные дни бывает и 15. Кто накажет бригаду, если её никто вызвал? Это странно.

- Бригада скорой из фильма на Волжской набережной, уткнувшись в ДТП, объезжает помеху на дороге по тротуару, расшугивая пешеходов, проламывая при этом декоративные кусты бампером «Газели». Вас вообще ничто не остановит?

— Правда. Так, думаю, поступили бы ребята из любой бригады. Мы и под трамваями лазили, и через отбойник на трассе перемахивали. Но есть и тут небольшой художественный вымысел. Но не про врачей, а про гаишников, которым в фильме наплевать на скорую. В жизни полицейские всегда нам помогают. Если бы такое произошло в реальности, машине скорой тут же бы освободили дорогу.

- В картине врачи разных служб — скорой, реанимации, больницы и так далее — постоянно конфликтуют друг с другом. Каждый делает свою работу так, лишь бы сделать её хорошо, а все «косяки» передать в следующую медицинскую службу. Ну и дела! А как же цеховая солидарность?

— Это абсолютное несоответствие с реальностью. Город у нас, действительно, маленький и все врачи друг друга знают. Наоборот, специалисты каждой службы всегда стараются помочь друг другу. В фильме, например, сотрудник реанимации говорит главному герою, который спас жизнь девочки, сделав ей надрез: «Спас, да? Герой? А мне теперь что делать?». В реальности же врач из реанимации бы только похвалил бы медика из скорой. Да, ему досталась сложная работа. Но на кону всё-таки жизнь ребёнка.

- Пациенты в «Аритмии» показаны разные. У каждого свои особенности. Похожи ли они на тех, которые в реальности вызывают скорую?

— Правда. Пациенты показаны один в один. Конечно, каждый человек индивидуален, но вот все образы очень реалистичны: их поведение, просьбы, требования, вопросы, пожелания...

- Врач бригады скорой помощи Олег Миронов из «Аритмии», несмотря на героизм, постоянно нарушает правила, за что постоянно пишет объяснительные, да ещё и пьёт каждую ночь. Мог бы такой человек работать в ярославской скорой помощи?

— Миф. Такой человек вряд ли бы проработал на скорой дольше недели. Во-первых, его объяснительные — это такая мелочь из того, на что можно нарваться за подобные нарушения. Это всё можно прочитать и в административном, и даже в уголовном кодексах. Ну и чисто физически при такой работе нельзя так много пить. Судя по фильму, работает он много. Тут до дома бы поскорее добраться и выспаться. Пить, конечно, тоже можно, не такой уж это и тяжёлый труд. Но первый день, второй... Да на станции скорой помощи его просто к работе перестанут допускать из-за его самочувствия.

 

Ярославль — точка в провинции

Режиссёр «Аритмии» отправляет своих героев не конкретно в Ярославль, а в российскую провинцию. Для Бориса Хлебникова всё, что за МКАДом — одинаковое. В Ярославле, а в частности в брагинских многоэтажках, он снимает уже второй фильм. Несколько лет назад он здесь снимал «Сумасшедшую помощь». Но на сюжет фильмов город не влияет никак.

Здесь он договорился с местным кинопродюсером Юрием Ваксманом о содействии в съемках. Тот создал все условия: договорился с властями, силовиками и медицинскими службами. В другом городе Хлебникову бы пришлось приложить больше усилий, чтобы снять кадры на станции скорой помощи, в больницах и так далее. Ещё Хлебников привлёк к съемкам на вторые роли местных актёров. Но для зрителя он показывает провинцию, а не конкретный город.

— Самое страшное, что есть в России — это провинция. Все страны мира с этим борются разными способами. А у нас, если ты — молодой человек и у тебя что-то есть в голове и есть желание учиться, то тебе точно нужно уехать из своего города в Москву, — считает Борис Хлебников.

Летом этого года «Аритмия» взяла Гран-при «Кинотавра», а также призы за лучшую мужскую роль и зрительских симпатий.

— Сейчас очень много хорошего в кинематографии, начиная от картин Звягинцева и заканчивая Голливудом; много приличного авторского кино и короткометражек, — говорит сыгравший в фильме фельдшера скорой помощи Николай Шрайбер. — Но Борис Хлебников — уникальный. Он показывает то, что мы можем увидеть в любой день из окна своего автомобиля, но в то же время вкладывает в это что-то выстраданное в себе. У него удивительный нюх.

Фото Kinopoisk.ru, Александры Савельевой, Михаила Контуева, киноклуба «Нефть»
и текст предоставлены ООО «Ругион Медиа»