ЕГЭ — это несправедливо». Учитель детей-гениев рассказала, какой должна быть школа

На берегу Чёрного моря в Сочи работает лагерь для одарённых детей России «Сириус». Каждый месяц в него приезжают около 800 ребят, отличившихся в гуманитарных науках, физике, химии и спорте. Это образовательный центр, обучение в котором проводят избранные педагоги ведущих университетов страны. Среди них доктор филологических наук из Ярославля, председатель комиссии ЕГЭ по литературе, профессор ЯГПУ Татьяна Кучина.

Мы пообщались с педагогом, которая обучает одарённых детей, чтобы узнать, какой может быть школа, какие дети могут попасть в «Сириус». А также мы задали педагогу волнующие родителей и детей вопросы о школьной форме и домашних заданиях — какими они должны быть и должны ли быть вообще.

Школа — это скучно. Долой парты!

— Расскажите, как вам работа в «Сириусе»? Чем он отличается от обычной школы?

— «Сириус» — это не школа. Это совсем не школьные классы, не наше скучное пространство, в котором дети получают знания. «Сириус» — пространство свободы. Мы можем заниматься в аудитории, где нет парт и стульев, а есть кресла-трансформеры, в которых дети удобно развалились, и при этом они совершенно спокойно включаются в работу. У них нет ощущения напряжения, ощущения того, что их сейчас будут спрашивать. Они совершенно спокойно начинают с тобой разговаривать. Кроме того, в каждой аудитории есть проектор, компьютер, монитор, плазменная панель, акустическая система, микрофон для преподавателя, — рассказывает Татьяна Кучина.

«Сириус» — образовательный центр в Сочи. Он был открыт в декабре 2014 года по инициативе президента. Ежемесячно туда приезжают 800 детей в возрасте 10–17 лет из разных регионов России. С ними занимаются ведущие педагоги страны и выдающиеся деятели российского искусства. Образовательная программа длится 24 дня и включает в себя как занятия по специальности, так и мастер-классы, творческие встречи. В центре открыто четыре основных направления: «Искусство», «Спорт», «Наука» и «Литературное творчество». Проезд и пребывание для детей в центре бесплатные.

— Мне интересно там работать, потому что я отчетливо понимаю, что работаю с нашим будущим. С теми, кто будет строить эту страну через пять-десять лет. Кроме того, я с этими детьми успеваю больше, чем со студентами в ЯГПУ. Они гибче, быстрее схватывают и они очень мотивированы. Ребята этой школы напрямую нацелены на то, чтобы увезти с собой как можно больше знаний. У них есть желание работать, и сама атмосфера «Сириуса» всячески располагает к тому, чтобы они выкладывались по максимуму.

— Сложно ли обычному школьнику попасть в «Сириус»?

— Отбор очень сложный. Особенно у математиков: там огромный конкурс. Берут победителей и призеров олимпиад, различных конкурсов, участников научных конференций, которые имеют уже какие-то достижения. На «Литературном творчестве» есть ребята, которые показали себя, как пишущие журналисты или те, кто уже книжку издал. Кроме того, от каждого региона могут попасть определённое количество участников. Последний раз на литературно-олимпиадную смену у нас получилось взять не больше двух человек от региона. От Ярославской области попал только один человек. Причём ребенок подает документы в «Сириус» сам. Ему не нужны никакие рекомендации от классных руководителей, никаких характеристик от завуча. Ему не нужны направления от департамента образования. Это все его личная инициатива, личная ответственность и личная заслуга. Мне кажется, это абсолютно справедливый принцип отбора, когда детей подбирают по их объективным достижениям.

— Получается, попадают не только одарённые от природы дети, но и те, кто долго зубрил, чтобы оказаться там?

— Зубрежка вообще не работает. Это именно самые талантливые, одаренные и способные дети. Именно поэтому с ними так интересно работать. У них открытое сознание. Я, например, знаю детей, которые совершенно спокойно один раз приезжают на смену «Науки», а другой раз — на смену «Литературного творчества».

Сельская школа — не приговор

- Дети приезжают из обычных школ или чаще из лицеев и гимназий?

— По-разному. Были дети, которые приезжали из элитных школ. Постоянно приезжают ребята из небольших городков, иногда из небольших поселков городского типа, где всего и работают две школы. «Сириус» — отличный трамплин для тех, кто не имеет больших возможностей, чтобы выбраться из своих небольших городков.

Свободного времени у детей нет

— Как проходит учебный день в «Сириусе»?

— Плотность и интенсивность занятий такая, что у ребят фактически времени свободного нет. У них в 24 часа вмещается, наверное, все 72. Занятия детей развивают очень сильно и быстро.

Утром у детей начинаются занятия по тем программам, на которые они приехали. Это, как правило, две пары, но с перерывом на второй завтрак. После обеда еще занятия - либо работа над проектом в группе - или литературная игра. Потом еще раз перерыв на еду, а затем — школа. Чтобы дети не отстали от своей школьной программы, с ними проводятся обычные школьные уроки по разным предметам. Вечером проходят просветительские мероприятия, либо концерты. Свободное время обязательно должно пройти с толком: дети выполняют свои письменные задания в конце каждой недели или готовят презентацию проекта.

— Приходилось вам общаться с родителями таких детей? Узнать у них секрет воспитания умников и умниц?

— Нет. Туда нет доступа родителям. Это закрытая территория, режимный объект. Туда вообще пройти можно только по специальному пропуску.

- Многие родители нагружают своего ребёнка кружками, репетиторами, чтоб сделать из него гения. Это правильно?

— Родители сколько угодно могут своего ребенка нагружать, но если они дают ему возможность свободно и комфортно себя ощущать в этом загруженном дне, тогда это нормально. Если насильственно заставлять — совсем другая история. Я сторонник того, чтобы детям всё-таки вначале показать, открыть те области, в которых они могли бы что-то важное для себя понять, увидеть, услышать. Чтоб они могли попробовать, их это или не их.

Школьные программы не учат думать

— Что бы вы хотели перенести из «Сириуса» в обычные школы и вузы?

— Прежде всего я бы хотела изменить организацию деятельности детей. Ребенок в обычной школе на уроке максимум активен от трёх до пяти минут. Активен в том плане, что выполняет какие-нибудь упражнения на уроке. Остальное время у него расходуется на другое. Первые десять минут он боится, как бы не спросили. Вторые десять минут он радуется, что спросили не его, и поэтому может спокойно поиграть в телефон. Следующие десять минут он слушает объяснения учителя, но может и не слушать. А «Сириус» — это как раз то место, где дети в деятельности получают знания. Им никто ничего не приносит готового, они все время выполняют задания, которые требуют их поисков, работы с информацией, творческой активности. Они все время заняты делом. Они не пассивные получатели информации.

Ещё немаловажный фактор: дети находятся в отлично обустроенном, комфортном помещении. Общие пространства, актовые залы, в которых проходят занятия, — это те места, где дети должны чувствовать себя очень комфортно. Нужно создавать открытые пространства, как в «Сириусе». Например, у них есть библиотека, в которой, если ты взял книжку, её не надо ни у кого записывать. Из неё не надо вытаскивать формуляр, потому что его там просто нет. У всех детей есть доступ к компьютеру и к Wi-Fi, который идеально работает на всей территории центра.

— Я так понимаю, в «Сириусе» нет дисциплины. Дети не шалят?

— Слово «дисциплина» я сейчас вот от вас слышу первый раз за все годы, что я работаю в «Сириусе». Там нет трудностей с дисциплиной. Это даже не представить. Дети приходят на занятия, чтобы получить максимум. Они понимают, что работают с лучшими преподавателями России. Пропустить хоть слово — для них это катастрофа.

- Почему же в обычных школах многие дети так легкомысленно относятся к урокам? Проблема в учениках, которые не хотят учиться, или в преподавателях, которые неправильно преподносят информацию?

— У нас просто школы по-другому устроены. Если учитель не будет выполнять требования федерального стандарта, он не проработает в школе и неделю. Поэтому сами условия школьного обучения крайне сужают поле творческих поисков, на которых полностью строится обучение в «Сириусе». Я знаю немало учителей, моих коллег, которые ухитряются в учебных рамках применять разные творческие методы: кто-то делает коллажи по стихотворениям, кто-то включает анимацию и анализ мультфильмов в разговор о литературе. Но все это требует такой фантастической изобретательности, такой жонглерской ловкости для того, чтобы все это встроить в обычный урок. Это доступно только тем учителям, которые безоговорочно талантливы, умны и заинтересованы в своей профессии и в результатах своих учеников. «Сириус» дает возможность делать это совершенно свободно.

— А как преподают в школе для одарённых детей?

— У каждого преподавателя своя авторская программа. Он приезжает как профессионал, личность, которая многого добилась в своей сфере и может решать любую поставленную задачу. Если к детям приезжает специалист, который будет рассказывать об искусстве, то это уровень директора «Эрмитажа». Если приезжает профессор-химик, то это может быть нобелевский лауреат. Если идут лекции по нейрофизиологии, то это Татьяна Черниговская из Санкт-Петербурга.

Я преподавала ребятам и современную литературу, и современную поэзию, и азы литературной критики, и много чего еще. Сейчас, в сентябре, была на программе по литературной классике. Но выбор авторов и произведений, равно как и методов работы, — это все на мое усмотрение.

Нет домашним заданиям

— Правильно ли нагружать учеников домашними заданиями?

— Если занятие проходит эффективно, то домашнее занятие после него должно быть минимальным. Максимум ребенок должен получить на занятии. А максимум он получит только тогда, когда он все время в деятельности. Когда он не сидит просто так на школьном уроке, как я уже вам объясняла, а когда все время решает какую-то задачу, переходя от одного этапа к другому. Урок должен быть похож на мастер-класс. Дети, кстати, сами отлично понимают: чем меньше говорит учитель и чем больше работают они, тем выше эффективность занятия.

ЕГЭ — это несправедливо

— Как вы считаете, ЕГЭ — эффективная система оценивания?

— ЕГЭ по литературе выбирают в среднем 4% выпускников. За прошедшие годы задания, пожалуй, стали лучше. Они стали интересней. Для меня самая большая проблема ЕГЭ — проблема объективности оценивания. Для гуманитарных предметов это одна общая проблема. Как бы ни пытались разработчики ЕГЭ сделать эту систему более прозрачной и объективной, слишком сильно все зависит от субъективного мнения экспертов. Они по-разному видят и литературный материал, и текст ребенка, и то, что стоит за этим текстом,

с их точки зрения. Эта система проверки для меня до сих пор не очень объективная, не очень эффективная и не очень справедливая.

— И, наконец, вопрос, который волновал многих учеников и родителей: нужна ли форма в школе?

— С моей точки зрения, ни в коем случае, никогда и ни при каких обстоятельствах. Я свою школьную жизнь проходила в форме. Для меня не было ничего более ужасного, как надевать одно и то же каждый день. Возможность прибежать из школы и скорее снять эту форму, переодеться в какую-нибудь нормальную одежду и пойти в ней музыкальную школу была совершенно замечательной альтернативой.

Фото Александры Савельевой, Образовательного центра «Сириус»/Vk.com и текст предоставлены ООО «Сеть городских порталов»

 

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp

Комментарии: