Оазисы страха: что будет с домами-призраками в Ярославле

Практически в каждом районе Ярославля есть места, ставшие приютом для местных маргиналов: бомжей, алкашей и наркоманов. Родители запрещают своим детям там гулять, а вокруг этих зданий пахнет сыростью и плесенью. Сами взрослые стараются по возможности обходить эти места стороной. Мы говорим о тех домах, в которых уже никто не живет, но они до сих пор не снесены. Таким образом бараки, которые есть практически в каждом районе, становятся притяжением неблагополучных элементов, и их смело можно назвать оазисами страха.

«Ярославский регион» решил узнать судьбу нескольких таких домов во Фрунзенском, Красноперекопском и Дзержинском районах. Понять, почему власти их не сносят, и когда это наконец произойдет.

Детский сад и полуразрушенное здание во Фрунзенском районе разделяют буквально метры

Прогнившие доски, мусор и сырость

Дом №8 на улице Балтийской находится рядом с детским садом №24. Здания разделяют буквально пара десятков метров. Дети во время прогулки постоянно видят эти развалины с выбитыми окнами.

Около здания есть ямы, прикрытые массивными, но полугнилыми досками. Осенняя листва, как ни старается, не может прикрыть постоянно скапливающийся в этом месте мусор в виде пустых бутылок из-под алкоголя. Внутри здания страшно находиться. Запах сырости, плесени, вокруг какой-то строительный мусор. Полы и ступеньки того и гляди развалятся под весом обычного человека. Тем не менее видно, что некоторые комнаты специально оборудовали под разные функции. В одной сняты полы, в другую свалена вся мебель, в третьей нетронутыми стоят деревянные оконные рамы. Но в большинстве бывших квартир царит хаос. Сложно поверить, что еще летом здесь жили люди.

Большинство стекол в доме выбиты, а внутри один мусор

 «Ходить здесь? Конечно, страшно!»

Около дома мы встретили мужчину, который старательно собирал колотый шифер в пакеты. С его слов можно понять, что дом был расселен совсем недавно, где-то в начале сентября, хотя другие прохожие называли и более ранние даты.

– Я тут недалеко живу, по утрам собираю шифер себе на дачу, – сказал Евгений Иванович. – Лето было сырое, машины там дороги разбили, а я эти ямы шифером отсюда засыпаю. И всем хорошо. Дороги делаются, мусора меньше.

Мужчина собирает шифер с разрушенного здания, чтобы залатать дороги на даче 

На вопрос, как сносят такие здания, мужчина ехидно смеется:

– Обычно как делается у нас: людей расселили, народ внутри пособирал, что там ему надо из оставшихся вещей, потом кто-то этот дом поджигает, а потом уже начинают сносить. Да и то это все не сразу. Может и полгода пройти.

Все, кого мы встретили на улице, утверждают, что ходить здесь страшно.

– Я работаю здесь неподалеку. Каждый день прохожу мимо этого дома, – сказала проходящая мимо девушка Екатерина. – Страшно, конечно, особенно вечерами. Каких-то нападений или эксцессов я не помню, но все равно страшно.

Некоторые комнаты специализированы под какие-то функции. В этой – хранится мебель

А здесь оконные рамы

Похожими словами описывает ситуацию и уже знакомый нам Евгений Иванович.

– Раньше тут страшно было. Сброд всякий собирался. И шприцы, и бутылки, наркоманы, бомжи – все, в общем. Сейчас вроде бомжи поумирали все или куда-то ушли и никого нет. Тише стало. По крайней мере, я никого не замечаю. Этот дом, не знаю, будут ли сжигать. Не дураки все-таки, наверное: садик же рядом. Я вообще думал, что первым будут сносить вот тот (показывает на соседний) дом и еще во дворах (неподалеку есть несколько похожих зданий), но нет. Почему-то этот решили. У этих домов сейчас тихо относительно. Напишите лучше, чтобы нам поликлинику детскую сделали! В такой очереди с внучкой вчера сидел!

Родителей с детьми эта тема также не оставляет равнодушными.

– Мы вот недалеко живем, на Светлой, тут гуляем иногда, – говорит Алена Ключникова, идя с коляской около дома с выбитыми стеклами. – Конечно, страшно проходить около таких зданий, тем более вечером. Дети маленькие, когда играют, могут на стекло напороться или на гвозди какие-нибудь. Стараемся обходить, но не всегда получается.

Уже расселенные деревянные дома обычно сжигают неизвестные, как недавно это случилось в Норском

Мэрия: дома будут снесены уже в этом году

Власти города говорят, что работа в направлении сноса таких домов ведется. Более того, некоторые из тех, которые мы включили в список, будут снесены уже в этом году. Однако есть и сюрпризы.

– Цена сноса одного такого здания варьируется обычно от 500 тысяч до 2,5 миллиона рублей, – сообщили в пресс-службе мэрии Ярославля. – Снос расселенных аварийных домов и уборку мусора после этого осуществляет мэрия Ярославля. Аварийные дома в рамках программы развития застроенных территорий может сносить и застройщик.

Так, злополучные дома в поселке Текстилей, которые неоднократно горели, и недалеко от которых 10 лет назад зверствовала банда местных сатанистов, начнут сносить в четвертом квартале этого года. Примерно тогда же доберутся и до дома №8 по улице Балтийской. Удивительно, но полуразрушенные здания домов №1 и 1а по переулку Коммунаров в поселке Парижская Коммуна, где фактически нет части квартир вторых этажей, у которых просто отсутствуют стены, не полностью расселены в связи с тем, что органы местного самоуправления пока не изъяли недвижимость у некоторых собственников этого дома.

Дом №36 на улице Зеленцовской с обвалившейся крышей и заколоченными окнами на первом этаже, по словам властей, является частным домовладением, и поэтому пока его в программе сноса нет.

Дома в поселке Текстилей

 

 

 

Фото автора, Николая Новожилова, Сергея Гомулина

Тэги:ЯрославльновостиВетхие дома