Глава 16. Павол Демитра. Мечтавший о победе

Вся Словакия провожала Демитру со слезами на глазах в Братиславе после его последнего матча за национальную сборную. Судьба распорядилась так, что тот матч стал для хоккеиста последним официальным поединком в жизни…

Справка «Ярославского Региона»

Родился 29 ноября 1974 года в чехословацком городе Дубница-над-Вагом. В 16 лет дебютировал в основном составе местного «Спартака», выступавшего на тот момент в первой лиге чехословацкого хоккея. В 1992 и 1993 годах играл за юношескую и молодежную сборные единой Чехословакии на чемпионатах Европы и мира для игроков не старше 18 и 20 лет. В сезоне 1992 – 1993 годов выступал за клуб «Дукла» из Тренчина в Экстралиге. На драфте НХЛ в 1993 году был выбран клубом «Оттава Сенаторс» в 9-м раунде под общим 227-м номером. Однако в основном составе «сенаторов» закрепиться не сумел, поэтому на протяжении трех сезонов попеременно выступал то в НХЛ за «Оттаву», то за ее фарм-клуб «Принц Эдуард Айленд Сенаторз» в АХЛ. 27 ноября 1996 года был обменян клубом в «Сент-Луис Блюз» на Кристера Олссона. Однако в сезоне 1996 – 1997 годов провел за «блюзменов» только 8 игр, выступая в основном за фарм-клубы «Сент-Луиса» «Лас-Вегас Тандер» и «Гранд Рапидс Гриффинс» в ИХЛ. Только с сезона 1997–1998 годов словацкий форвард окончательно закрепился в сильнейшей Североамериканской лиге. Годы, проведенные в составе «блюзменов» (1996 – 2004), стали лучшими в карьере словака. В сезоне 1998 – 1999 годов Демитра, набрав 89 очков в регулярном чемпионате, впервые принял участие в «Матче всех звезд». В 2000-м получил Леди Бинг Трофи – приз, присуждаемый игроку, продемонстрировавшему образец честной хоккейной борьбы и джентльменского поведения на площадке в сочетании с высоким спортивным мастерством. На сегодняшний день занимает пятое место среди бомбардиров «Сент-Луиса» за всю историю клуба: 493 очка в 494 играх. После локаутного сезона 2004 – 2005 годов, который Демитра провел на родине, выступая за «Дуклу», в качестве свободного агента 2 августа 2005 года подписал контракт с клубом «Лос-Анджелес Кингс». Однако по окончании сезона Демитра был обменян из «Лос-Анджелеса» в «Миннесоту» на Патрика О'Салливана и выбор в первом раунде драфта. Последним клубом в заокеанской карьере словака стал канадский клуб «Ванкувер Кэнакс». Здесь его карьера складывалась не совсем удачно, мешали травмы. В итоге Демитра пропустил большую часть сезона 2009 – 2010 годов, восстановившись лишь к Олимпийским играм в Ванкувере, по итогам которых был признан лучшим бомбардиром турнира. В том же году игрок навсегда простился с Америкой, подписав в июле однолетний контракт с ярославским «Локомотивом». В составе «железнодорожников» сумел стать рекордсменом клуба по количеству набранных за один сезон очков – 81 (24+57) в 72 встречах и вместе с командой завоевал «бронзу» чемпионата КХЛ. В ноябре 2010 года руководство ярославского клуба продлило контракт с Демитрой еще на один сезон. Довольно активно проходила карьера Павола и в составе национальной сборной, за которую он выступал в течение 14 лет. Демитра – участник трех Олимпиад (2002, 2006, 2010), двух Кубков мира (1996, 2004), а также шести чемпионатов мира (1996, 2003, 2004, 2005, 2007, 2010). В ярославском клубе Павол Демитра играл в свитере с номером 38. Под тем же 38-м номером Павол выступал и за национальную сборную Словакии, которая после гибели хоккеиста навечно оставила этот номер за ним.

У Павола Демитры вообще могло не получиться с хоккеем, ведь в детстве он занимался футболом в школе родного городка Дубница. Но в 14 лет мальчик четко определил для себя, что станет профессиональным хоккеистом. Мечтал маленький Павол о том, чтобы попасть в состав родного «Спартака», который на тот момент вел борьбу в чехословацкой первой лиге. И он не просто мечтал, а выкладывался на тренировках и в матчах. Заслуги юноши заметили тренеры из национальной сборной. Семнадцатилетнего Павола пригласили играть в юношескую сборную объединенной Чехословакии, а через год последовало приглашение и из молодежной команды.

В 1993 году Чехословакия приказала долго жить. Вместо нее на карте мира появилось два новых независимых государства – Чехия и Словакия. Многие талантливые молодые игроки из Европы устремили свои взоры за океан в надежде быть приглашенными ведущими клубами Национальной хоккейной лиги. Павол тоже отправился на ежегодный драфт НХЛ. Но на Демитру не обратили должного внимания. Лишь в 9-м раунде драфта словак был выбран клубом «Оттава Сенаторс» под общим 227-м номером. Но Павол не расстроился. Напротив, он пообещал себе, что уже через год будет играть в крупнейшей хоккейной лиге мира. Свое обещание он даже перевыполнил, выйдя на лед за «сенаторов» уже в первом своем сезоне в Америке. Именно в «Оттаве» Демитра впервые примерил на себя свитер с 38-м номером, по которому его впоследствии всегда узнавали на льду.

«Когда я приехал в Америку, у меня был очень плохой английский. Я родился в 1974 году и изначально игровым номером хотел выбрать свой год рождения. Но, вместо того чтобы сказать «74», сказал «78». Пришлось мне несколько лет поиграть под ним, – вспоминал Павол. – Потом я перешел в «Оттаву» и там решил поменять номер. Советовался со многими людьми и в итоге решил взять 38-й, многие говорили, что это очень хороший номер. Так он стал моим и всегда мне приносил удачу».

Конечно, Павол явно скромничал, когда говорил это, ведь на самом деле успехи ему в карьере приносил не свитер с номером 38, а его собственные таланты и трудолюбие. Он обладал удивительным чутьем и отличным виденьем игры на площадке. Партнерам по команде всегда было комфортно играть с Демо – такое прозвище прикрепилось за Паволом в Америке – в одном звене. Он руководил атаками на льду, выбирая самые удачные варианты, предпочитая отдавать передачи даже в тех эпизодах, где вполне мог бросить по воротам сам.

– С Паволом, когда он выступал в Америке, однажды приключилась история, которая очень ярко характеризует его как игрока, – рассказывает друг Павола Михал. – Всем известно, что клубы часто премируют игроков за получение определенного количества очков в регулярном чемпионате или плей-офф. В конце сезона регулярного чемпионата Паволу не доставало одного очка, чтобы получить такой бонус. Но у него был шанс заработать нужный балл в последней игре. И вот идут конечные минуты матча, соперник, уступая в счете, меняет вратаря на еще одного полевого игрока, но ошибается в атаке, и Павол перехватывает шайбу, выкатываясь на пустые ворота противника. Параллельно следует его партнер, которому тоже не достает одного очка до бонуса. Тогда Павол принимает решение отдать передачу на товарища, чтобы тот забросил победную шайбу и оба получили бы по необходимому баллу. Но в этот момент в зону возвращается защитник и перехватывает передачу Павола. В итоге нужные очки не получил ни тот и ни другой, а журналисты назвали этот пас самой дорогой передачей для Демитры.

Павол всегда был корректен по отношению к соперникам на льду. Не зря в сезоне 1999 – 2000 годов, когда он выступал за «блюзменов» из Сент-Луиса, его наградили кубком Леди Бинг Трофи как игрока, продемонстрировавшего образец честной спортивной борьбы и джентльменского поведения в сочетании с высоким игровым мастерством. Этот трофей, пожалуй, стал самой высокой наградой в карьере Павола, ведь, к сожалению, ни один крупный клубный или международный трофей хоккеисту так и не удалось выиграть. Прикоснуться к самому великому хоккейному трофею – Кубку Стэнли – Павол имел шанс с «Ванкувером» в последнем для себя сезоне в НХЛ в 2010 году, но команда споткнулась в полуфинале о будущего обладателя приза «Чикаго Блэкхоукс». В том же году самой малости не хватило сборной Словакии, за которую Демитра выступал на протяжении четырнадцати лет, чтобы дойти до финала олимпийского хоккейного турнира в Ванкувере. На знакомом для себя льду Демо показал действительно классный хоккей. Он же принес словакам победу над Россией на групповом этапе, реализовав победный буллит. В итоге был признан лучшим бомбардиром турнира, но заветную олимпийскую медаль так и не примерил: словаки уступили финнам в матче за третье место и не попали на пьедестал почета. Павол был не в обиде на ребят и на команду, но ему хотелось стать победителем. К некоторым проигрышам своей команды он относился даже с иронией.

«Однажды в моей жизни случился очень долгий перелет, – рассказывал он про то, как не попал на Олимпийские игры в Нагано. – Я, Рихард Зедник и еще несколько ребят летели туда примерно 20 часов. Но сложилась такая ситуация, что, пока мы летели, наша команда успела выбыть из турнира. На этой Олимпиаде сборной Словакии предстояло выступать на отборочном турнире. Мы, игроки, выступающие в НХЛ, не могли приехать раньше, потому что шел сезон. А тем временем сборная в играх классификации проиграла Германии».

Это был 1998 год, и Павол знал, что впереди у него будут другие Олимпиады и, значит, еще появится не один шанс побороться за медали. В Ванкувере же этих надежд уже не было. Павол тогда уже всерьез задумывался о прекращении карьеры хоккеиста. И тут вдруг как нельзя кстати словацкому хоккеисту пришло предложение из России от клуба Континентальной хоккейной лиги «Локомотив».

«Мне хотелось попробовать что-нибудь новенькое, – рассказывал Демитра. – В прошлом сезоне я посмотрел несколько матчей этой лиги – хотелось понаблюдать за игрой моего друга Марцела Хоссы в рижском «Динамо». И увиденное очень понравилось. Особенно то, что команды любят атакующий стиль, а не только сидят в обороне. Атмосфера матчей с весьма живыми фанатами тоже пришлась по душе. Это и подтолкнуло к мысли открыть новую страницу в своей карьере».

По душе Паволу пришлась не только лига, но и прежде всего клуб, за который ему предстояло выступать. В Ярославле его ждали теплый прием плюс преданная любовь фанатов. К тому же в команде он быстро нашел общий язык с чешскими легионерами «Локо» Вашичеком и Рахунеком. Все свободное время ребята проводили вместе. Стремясь не привлекать к себе лишнего внимания, они любили тихо посидеть в каком-нибудь из уютных ярославских ресторанов, чтобы обсудить насущные проблемы или пообщаться. В одном из ресторанов Павол услышал песню «Трава у дома» группы «Земляне», сильно запавшую ему в душу. Потом он заказывал ее на всех вечеринках.

– В начале 2011 года мы договорились с Паволом об интервью, – вспоминает корреспондент Евгений Мохов. – Мы несколько раз переносили время и место встречи, и каждый раз Павол с пониманием относился к нашим просьбам. Непосредственно перед самой встречей мы вновь поменяли место фотосессии, о чем предупредили его, буквально выловив из душа после очередной игры. Павол очень спокойно отнесся к нашим проблемам, отвечая: «Хорошо, я приду». Наконец мы встретились и увидели в Паволе не только классного спортсмена, но и прекраснейшего человека, заботливого семьянина, настоящего мужика с замечательным чувством юмора. В тот день мы говорили о многом и суть разговора очень точно понимали, пусть и через переводчицу. В том числе говорили и о рок-музыке, которую он обожал. Он рассказал, что в последние три года перед каждой игрой должен прослушать семь знаковых для него песен чехословацких групп. Под большим секретом удалось узнать название некоторых из этих коллективов. Один из них – Kabat – я открыл для себя благодаря Паволу. В свою очередь, чтобы познакомить словацкого легионера с нашей музыкой, мы решили подарить ему «болванку» с записями русских рок- и панк-рок-коллективов, попросив потом описать впечатления. Где-то через месяц в микст-зоне после одной из игр он издалека увидел меня в полумраке, замахал руками и закричал: «Хэллоу! Русская музика нравилось». И одобрительно поднял большой палец вверх.

– Павол всегда умел поднимать настроение людям. Всего после нескольких минут общения с ним казалось, что ты знаешь его уже много лет, – рассказывает друг Михал. – Мы познакомились с ним лет 10 назад. Периодически встречались, когда он приезжал погостить домой в Словакию. Но тесно судьба нас свела в Ярославле. Я с 2009 года работаю на Ярославском шинном заводе, и Павол, когда перебрался сюда из Америки, был очень рад тому, что кто-то из его знакомых будет жить рядом. Мы с друзьями постоянно ходили на матчи «Локомотива», чтобы поболеть за команду, и в ложе, в которой сидели, вывешивали свитер Демитры. Правда, я тоже однажды попросил Павола приехать с друзьями к нам на завод, чтобы оказать поддержку. Он приехал вместе с Йозефом (Вашичеком) и Карелом (Рахунеком). Мы провели их по предприятию, показали заводской музей. Работники, увидев игроков, сразу же оживились. Просили сфотографироваться вместе и подписать автограф.

Немногие знают, что помимо хоккея Павол также отлично играл в футбол, теннис, гольф.

– В 1999 году в Словакии проходил чемпионат мира по хоккейболу. Это примерно то же самое, что и хоккей, только игроки передвигаются по площадке не на коньках, а бегом, – продолжает свой рассказ Михал. – Павола пригласили выступить на этих соревнованиях за национальную сборную. Во многом благодаря ему словаки тогда стали чемпионами мира.

Получил Павол приглашение и на чемпионат мира по хоккею, который проходил в Словакии в мае прошлого года. Соревнования в Братиславе были для Демо последним шансом, и он отлично понимал это. Павол видел, как верят в своих игроков словацкие болельщики, и искренне переживал каждое поражение команды. После заключительного матча второго группового раунда против датчан Демитра объявил о завершении карьеры в сборной. Пожалуй, никто из присутствующих на этой игре хоккейных болельщиков никогда не забудет слезы десятитысячной братиславской арены и слезы самого Демо, прощавшегося с земляками.

Однако никакие спортивные неудачи не идут ни в какое сравнение с тем несчастьем, которое пережил Павол в семейной жизни. В 2005 году жена хоккеиста Майя родила близнецов – Зару и Тобиаса. Мальчик появился на свет с серьезным недугом и через несколько дней умер на руках у родителей…

После этого Павол стал еще трепетнее относиться к родным и, как только появлялась возможность, первым делом ехал к семье в Тренчин. Дома его всегда с нетерпением ждали супруга и двое непоседливых ребятишек – Лукас и Зара.

– Все знают Павола как талантливого игрока, но лишь немногие знают, каким он был заботливым отцом. Он всегда проводил время со своими детьми и семьей. Именно поэтому, вместо того чтобы продолжать играть в НХЛ, он решил перебраться поближе к дому, чтобы чаще видеться с женой и детьми. А когда встал вопрос, в какую школу отдавать сына и дочку, то он, разумеется, выбрал словацкую, – рассказывает Михал.

В последнее время недостаток общения с родными стал ощущаться хоккеистом все сильнее, поэтому перед началом нового сезона в КХЛ Демитра окончательно решил, что он станет последним чемпионатом в его жизни. По возвращении домой в Тренчин он хотел посвятить себя работе в клубе «Дукла», одним из акционеров которого являлся. Павол мечтал, как вернется к детям и супруге, как они все вместе будут классно проводить время. Как он, наконец-то, сможет опять сесть за руль своей любимой машины или погонять по дорогам на мотоцикле.

Но до этого ему все-таки хотелось исполнить свою заветную хоккейную мечту, выиграв с «Локомотивом» престижный Кубок Гагарина.

– Перед началом сезона, когда мы с ним виделись в последний раз, он мне сказал: «Михал, в этом году мы идем на победу! Не волнуйся!» – вспоминает друг Павола. – Он говорил, что команда очень хорошо укомплектована, что пришли отличные хоккеисты и что Кубок Гагарина, можно сказать, уже у них в кармане.

К сожалению, ничего этого не случилось…

<Предыдущая глава> <Следующая глава>

домру

 

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber

Комментарии: