Тренируются даже по ночам. Волонтеры «ЯрСпаса» рассказали о своей мотивации и самых резонансных поисках

Собака, которая не очень подходит для жизни в городе – слишком активная, слишком эмоциональная, слишком желающая работать, – идеальный выбор для волонтера.

 Волонтерство – не разовая акция

– То есть ты отработала неделю и в выходные часов в 6 утра встаешь и едешь в лес искать людей.

– Да.

– Вот прямо встаешь и едешь?

– Да.

– И везешь с собой собаку, а до этого тренируешь ее?

– Да.

– А сколько тебе платят?

– Нисколько. Я – волонтер, я не зарабатываю на этом.

– Зачем?

Зачем? Как объяснить человеку, который никогда не принимал участия в поисках потеряшек (так между собой называют пропавших людей волонтеры и журналисты. – Авт.), какая это радость – найти человека живым, и какое горе, когда он погиб или так и остался там, в лесу.

Волонтерство – не разовая акция, это образ жизни, это работа. По крайней мере так отзываются о ней те, кто занят поиском пропавших в составе поисково-спасательного отряда «ЯрСпас». Случайные люди здесь не остаются. Ведь горячий сезон длится с февраля, когда в лесах появляются первые грибы – сморчки, по ноябрь, когда заканчивается сбор самых поздних ягод. Поиски могут проходить в лесах и на болотах, рано утром и поздно ночью, в буреломах и валежниках. А в свободное время волонтеры собираются на тренировки и различные занятия по картографии, оказанию первой медицинской помощи, подготовке кинологов и собак.

Кайзер спешит на помощь

Вместе со своим псом – восьмилетним ротвейлером по кличке Кайзер – Анна Федосеева возглавляет кинологов поисково-спасательного отряда «ЯрСпас». Они помогают искать людей, заблудившихся в лесах и потерявшихся. Всего в кинологическом отряде на данный момент две аттестованные собаки, еще две готовятся к прохождению аттестации в следующем сезоне.

После почти четырех лет работы в Москве кинологом Анна вернулась домой в Ярославль. К этому моменту старые знакомые-приятели разъехались, обзавелись семьями и детьми, круг общения сильно сократился. А вот желание общаться и приносить другим людям пользу усилилось. Пролистывая страницы ярославского форума, девушка наткнулась на объявление о наборе волонтеров-кинологов в поисково-спасательный отряд «ЯрСпас».

– Решила, что это хороший шанс реализовать себя и надо пойти посмотреть. Мое знакомство с инструктором началось с самоуверенной фразы: «Антон, я помогу вам организовать кинологическую группу», – улыбаясь, говорит Анна.

На тренировку девушка пришла вместе со своим псом Кайзером. Аня – его пятая хозяйка, прежде чем попасть к ней, собака носила странную кличку Харитон Питерский, сменила четыре семьи и обладала характером с гремучей смесью агрессии и трусости. Шесть месяцев ушло на то, чтобы скорректировать поведение. Зато теперь Кайзер хоть и грозен на вид, зато внутри похож на мягкий пуфик, который обожает людей.

– С первой тренировки мы поняли, что поиск людей – для пса призвание. Ему интересно было работать на результат. И сейчас, несмотря на свой устрашающий вид, это самая социальная собака из всех, – говорит Аня. – Превозмогая свою боль, а при длительной физической нагрузке у него болит сустав на лапе, он готов продолжать искать пропавшего, пока не найдет.

 «Было тяжело до тех пор, пока не нашли тела»

Острый нюх, зоркий глаз – это все, конечно, про собак. Но использовать их для поисков людей удается не всегда. У животных, как и у людей, есть своя специфика.

– Мы не тренируем собак работать по следу и искать человека по запаху. Поскольку применить эти навыки во время поиска в лесу сложно. Не тренируем собак искать погибших. В России это пока неосуществимо. Во-первых, очень дорого. Во-вторых, готовить надо на «настоящий» запах, а где мы трупный запах возьмем? – говорит Анна.

Так что большинство собак волонтеров работают свободным поиском. Они идут по лесу и параллельно ищут людей, лаем давая понять хозяевам о найденных. Тот же метод применяется при поиске в заброшенных зданиях, куда в поисках укрытия прячутся пожилые и потерявшиеся люди.

Но бывают поиски, при которых собак применить невозможно. Так было, когда искали Дашу Жаворонкову и Ваню Мирова, пропавших в феврале 2014-го. Дети не вернулись с прогулки домой, и родители подняли тревогу. Искать мальчика и девочку направились полицейские, следователи, спасатели и волонтеры…

– Да, нам хотелось, чтобы собаки своим поведением показали что-то, натолкнули на след. Но это как попасть пальцем в небо. Поиски не давали результатов, хотя сведения приходили из разных уголков страны и даже из-за рубежа. Люди всматривались в лица детей у цыган, попрошаек, в надежде, что удастся найти Дашу и Ваню… Было тяжело до тех пор, пока детей не нашли. Оставалось ощущение, что мы где-то недоработали, недосмотрели, упустили, не проверили, – голос Анны дрожит. – Но чуда не случилось. Когда детей нашли, было горько, потому что надежду обрубили. Для многих из нас это стало действительно ударом. Но это дало успокоение, что ли, по крайней мере родители знают, где дети, а не остались в неведении на долгие годы.

 

Работа строится на доверии

Лучше всего с работой по поиску людей справляются собаки, которые не очень подходят для жизни в городе: слишком активные, слишком эмоциональные, слишком желающие работать. Вот они – идеальный выбор для волонтера. А все потому, что нацелены на результаты и готовы искать не 30 – 40 минут, а два, три, четыре часа. Но успех в поиске зависит не только от животного, но и человека. Собака сама на тренировку не придет, если ее не приведет человек.

– К сожалению, количество сил и времени, которое нужно отдавать для эффективного результата, несоизмеримо с тем, что себе представляют люди под грифом «волонтерство». Большинство владельцев обманываются на счет способностей и характера своего питомца. Реальность же такова, что поиск человека для собаки колоссальный стресс. И чтобы в этом состоянии оно работало, надо много и регулярно тренироваться, – рассказывает Анна. – Хочешь не хочешь, а идешь на тренировки. Фу, какое это ваше полежать в кровати в субботу в 7 утра!

Во время поиска собака идет в 300 – 500 метрах от хозяина. И владелец должен быть уверен в питомце, в том, что тот не уйдет пасти коров в ближайшую деревню или ловить белок. Доверие – это ключевой фактор для успешной работы пары волонтер – собака. Принимая решение отозвать собаку, владелец никогда не знает, где она находится в пяти метрах от потеряшки или в 100 метрах от него.

Поиски проходят и утром, и днем, и вечером, и даже ночью. Поэтому так важны тренировки в самых разных условиях.

– Одно время мы упускали из вида ночные тренировки, и когда началась работа, столкнулись с непредвиденной ситуацией. Собака просто отказалась идти в темный лес. Смотрела на хозяйку и словно говорила: «Мам, в лесу-то темно. Страшно так-то. Можно, я с тобой рядом похожу, фонарики у тебя есть – не страшно и нормально». В темном лесу ей было некомфортно, – вспоминает Анна. – Конечно, это все поправимо. И сейчас мы тренируемся и по ночам. Но эта история прекрасный показатель того, когда волонтерство тюкает тебя по носу, когда ты думаешь, что уже обзавелся короной и профессионализм зашкаливает.

Другой не менее забавный случай был с Анной и Кайзером во время прохождения аттестации. Собак учат обозначать найденного человека громким лаем. При этом человек может даже вести себя агрессивно, но животное не имеет права реагировать и должно вести себя дружелюбно.

– В какой-то момент Кайзер нашел статиста и начал лаять. Но чем ближе мы к нему подходили, тем тише становился его лай. В полной растерянности я обратилась к инструктору: «Я не понимаю, что происходит?!». Подумав, он ответил: «Мне кажется, у вас собачка такая большая, что статист просто отползает». Он оказался почти прав, – вспоминает Анна. – Кайзер отвлекался от лая, чтобы целовать статиста. В итоге последнего пришлось менять, чтобы он смог умыться от слюней собаки. Все как в старом анекдоте: собака сторожевая, зализывает до смерти, поэтому будьте осторожны.

P.S.

– Наши волонтеры даже в отпуск летом не идут, потому что понимают, что это самый горячий сезон по поискам, – говорит Анна. – А для того чтобы легче было идти по лесу, занимаются кросфитом.

– Похоже, волонтерство все же образ жизни.

– Не хочется в этом себе признаваться, но да.

 Фото из группы ПСО «ЯрСпас» «ВКонтакте»

Ярославльживотныеволонтерыпропавшие без вестиновости

 

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp

Комментарии: