Главное:

«Сейчас схемы сложнее». Ярославские криминалисты рассказали, какие преступления ушли в прошлое

Транспортная полиция России 18 февраля отметила свой вековой юбилей.

Особое подразделение транспортной полиции – экспертно-криминалистический центр. В нем работают всего 10 человек, но именно им под силу заглянуть в прошлое и вывести оперативников на след преступника. Символично, что даже часы здесь идут вспять. Они, кстати, местная достопримечательность, были подарены криминалистам благодарными коллегами-правоохранителями. Мы встретились с одним из опытнейших сотрудников – заместителем начальника ЭКЦ Стояном Стояновым, который отдал криминалистике 25 лет своей жизни, и узнали, что могут эксперты.

Человек с чемоданом

Центром ЭКЦ Северного ЛУ стал в 2003 году, а начиналось все в далеком 1951-м с одного человека – Александра Перминова. Здесь его имя все знают и уважают. Он был первым криминалистом Управления охраны МГБ на Северной железной дороге – так тогда называлась транспортная полиция, и основоположником так называемой ярославской школы криминалистики, которую чтят далеко за пределами нашего региона. Стоян Стоянов тоже является последователем старой школы. Ее основы и принципы он старается передать следующим поколениям экспертов. Хотя связывать свою жизнь с криминалистикой не планировал, у него была другая цель – Стоян с детства хотел работать следователем.

Окончил юрфак, отдал долг Родине и в 1994 году решил все-таки воплотить мечту в реальность. Однако открытой вакансии следователя не оказалось, зато требовался техник-криминалист. Почему бы не попробовать?

– В мои обязанности входил выезд и осмотр места происшествия: сфотографировать, взять отпечатки пальцев, найти и изъять следы и разъяснить, как все это может помочь в раскрытии преступления. В 2000-м меня повысили до эксперта и круг обязанностей расширился. Я стал проводить экспертизы, консультировать по методике расследования, – рассказывает криминалист. – Это ответственная должность, работа трудоемкая и кропотливая, но когда видишь ее результат, понимаешь, что проживаешь жизнь не зря. Бывает сложно связать злоумышленника с местом преступления. Только грамотная работа эксперта способна пролить свет и помочь наказать виновного.

В цепочке расследования преступления криминалистика играет огромную, зачастую решающую роль. Эксперт одним из первых прибывает на место происшествия. Узнать его можно по небольшому чемодану, который является своего рода переносной мини-лабораторией. Он весит не меньше 10 кг и содержит комплект техники, который требуется везде: фонарики, лупы, кисточки, магнитные порошки, чтобы изымать следы. Иногда могут понадобиться дополнительные инструменты и материалы, например, гипс для снятия следов обуви. Если придется изымать след транспортного средства, то материалов потребуется больше. Важно просчитать, что может пригодиться в каждом конкретном случае, иначе доказательства будут утеряны. Эксперты должны работать оперативно и по максимуму. Если на месте происшествия что-то не отработано, следы навсегда потеряются.

Со стороны может показаться, что работа эксперта, что называется, непыльная: тут попрыскал, там помазал, здесь кисточкой взмахнул… Но это мнение в корне неверно. Только на месте преступления криминалист проводит от нескольких часов до нескольких суток. А иногда часы и даже сутки нужно только добираться до места. Такое бывает при краже в поезде или на корабле. Пока до­едешь до станции или порта, где все случилось, пока отработаешь место происшествия, пока дождешься обратного рейса… Уйти на работу можно рано утром, а домой вернуться через двое-трое суток.

– Так было в 2011 году, когда в Туношне потерпел крушение самолет с хоккеистами «Локомотива» на борту, – вспоминает криминалист. – На месте трагедии мы провели около недели. Работали на износ. Первые три дня были самыми тяжелыми.
Но все же большая часть работы проходит в центре. Все, что эксперт отфотографировал, он должен описать в протоколе. С приходом цифровой техники, признается Стоян, стало проще. «Сюрпризов» от нее почти нет. А вот раньше с пленочными фотоаппаратами, особенно при работе на улице в морозы, очень тяжело приходилось, пленка от холода рвалась, да и перезарядить фотоаппарат на улице было невозможно.

Затем исследуются следы. Криминалисты описывают каждый, проверяют по учетным базам. После приобщения к материалам уголовного дела след становится вещественным доказательством, которое вместе с другими ложится в основу обвинения. Заключение эксперта должно быть объективно, обосновано, научно подтверждено и, главное, понятно следователю и судье. Написание грамотных заключений, содержащих четкие и понятные формулировки, является узнаваемым стилем ярославских экспертов управления на транспорте.

Дело изувера

Преступники оставляют следы на месте происшествия, но и место происшествия оставляет на них следы. Злоумышленники считают себя умнее всех, разрабатывают все новые криминальные схемы. Да еще фильмов тематических насмотрятся, думают, все знают, все улики уничтожат. Но есть следы, о которых преступник не думает. Запах – один из них.

– В 2014 году мы вычислили так называемого «даниловского изувера». Он в ночь с 31 августа на 1 сентября убил женщину. Потерпевшая работала в ночь на пескоструйной станции. Убийца подкараулил жертву, когда та возвращалась с работы, и напал на нее. Преступление совершил на участке, относящемся к железной дороге, – рассказывает опытный криминалист. – Убийство жестокое и заранее спланированное. У злоумышленника даже алиби было заранее отработано – в этот момент он лежал в больнице. Мы обнаружили веревку, осколок ножа, следы крови. Доказать вину преступника помогли биологическая экспертиза и экспертиза следов запаха. Это очень интересная процедура, ее проводят четвероногие эксперты – специально обученные собаки. Кстати, в целях объективности три собаки должны показать один и тот же результат.

Есть и другие следы, на которые злоумышленники почти не обращают внимание.

– У нас было дело под Переславлем. Там на перегоне обнаружили тело мужчины без одежды с ножевым ранением. Преступление с кучей неизвестных, – вспоминает Стоян Стоянов. – Выехала оперативная группа управления. При осмотре заметили еле видимую наколку «заведения». По ней установили, где находился человек, а затем и его личность. Дальше вычислили, на чем он ехал. Убийство оказалось банальной бытовухой. Вместе со знакомым потерпевший ехал в вагоне-теплушке, играли в карты. Возник спор, в результате которого один ударил другого ножом. Чтобы замести следы, злоумышленник раздел потерпевшего, скинул тело, теплушку вымыл. Мы приехали, она еще не просохла полностью, была мокрая. Преступление раскрыли в течение суток, если бы не наколка, дело могло сильно затянуться.

Экспертами рождаются?

Несмотря на сложность работы и огромную ответственность, которая ложится на плечи эксперта, текучки кадров в этой профессии нет. Каждый, кто приходит в эту сферу, остается здесь на долгие годы. Какими же качествами должен обладать человек, чтобы стать криминалистом?

– В первую очередь криминалист – сотрудник полиции, соответственно он должен иметь и уметь все то же самое. У него должна быть хорошая физическая и моральная подготовка, дисциплина и умение работать в команде, навыки стрельбы и рукопашного боя, так как любой сотрудник должен быть готов на месте происшествия к задержанию преступника, – отвечает Стоян Стоянов. – Эксперт не может позволить себе грубость, хамство, раздражительность, повысить голос на подозреваемого или потерпевшего. Всегда нужно быть вежливым, корректным, терпеливым. Бывают ситуации, когда потерпевший от шока и пережитого стресса ведет себя неадекватно.

По словам Стояна Стоянова, жертвы и очевидцы иногда не могут вспомнить детали преступления или впадают в странные состояния, истерики. Тут необходимо быть не только хорошим экспертом и юристом, но еще и психологом. Криминалист не должен оставаться равнодушным.

– У нас были ситуации, когда свидетели и потерпевшие через «не помню», «не знаю», «не могу», «не получается» составляли отличные портреты преступников. Это возможно, когда человек чувствует, что ему хотят помочь, что он не один на один со своим горем, – уверен эксперт.

Кроме того, криминалист должен обладать стрессоустойчивостью, так как на работе приходится сталкиваться с различными ситуациями – и со смертью тоже. Например, когда поезд сбивает человека. Это зрелище не для слабонерв­ных. И, конечно, нельзя обойтись без внимательности, аккуратности, умения работать с деталями.

Работа на максимум

Всего в системе МВД проводится 49 экспертиз, включая судебно-медицинские. В экспертно-криминалистическом центре Северного ЛУ – 12. Из них 7 направлений – традиционные, те, что зародились и развивались вместе с криминалистикой: трасологическая экспертиза – следы человека, транспортных средств, животных и инструментов, дактилоскопическая – следы рук, экспертиза холодного оружия, почерка, технико-криминалистическая экспертиза документов, баллистическая экспертиза – оружия, и портретная, она требуется, когда, например, нужно установить, один и тот же человек перед нами и на фото в паспорте, сделанном 10 лет назад, или это разные люди.

– У наших сотрудников есть максимум «традиционных» допусков, которые можно получить, – 7. Кроме того, у нас мощная химическая лаборатория с хорошей приборной базой, – уточняет эксперт. – Это позволяет нашему центру заниматься химическими экспертизами. Туда входит несколько направлений, мы проводим экспертизы наркотиков, психотропных, ядовитых и сильнодействующих веществ и их составных частей. Этим занимается женская часть нашего коллектива. Также мы делаем экспертизы металлов и сплавов, горюче-смазочных материалов, спиртосодержащих жидкостей непищевого назначения либо немаркированных. Только в 2018 году у нас в центре было проведено 700 экспертиз.

На шаг впереди

Анализируя свой опыт за четверть века, Стоян Стоянов приходит к выводу, что преступники сегодня и 25 лет назад – это разные люди. Сейчас злоумышленники более умные, образованные, интеллектуально развитые, юридически грамотные. В 90-е чаще имели место физические преступления, материальные. Сейчас схемы сложнее, «газ проверять» уже мало кто пойдет. Преступления совершаются дистанционно.

– Есть виды преступлений, которые ушли в прошлое. У нас на участке не стало «36-й бригады» – картежников. Исчезла охота на шапки. Нет случаев применения огнестрельного оружия, – отмечает эксперт.

Но и криминалистика за 25 лет шагнула вперед. Появляются новые приборы, виды экспертиз, которые облегчают работу и делают ее более эффективной. Активно развиваются компьютерная и радиотехническая экспертизы. Сейчас можно снять информацию с мобильного телефона, компьютера и других устройств. В перечень экспертиз, проводимых в системе МВД России, включена и строительно-техническая экспертиза.

Фото Анны Соловьевой

транспортполиция

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp