Стоит средь пеньков деревенька

Говорят: лес рубят - щепки летят. А вдоль огородов деревни Селищи Гаврилов-Ямского района не то что щепки - огромные штабеля лежат. Золотыми спилами на путника смотрят старые осины и берёзы. Попадаются сосны и ёлки. Больно смотреть на вырубленный лес горожанам, которых здесь называют по привычке «дачниками», хотя многие владеют в деревне домами, в том числе и родительскими, уже не по первому десятку лет. Как, например, Галина Меледина, жительница Ярославля. Она и сообщила в редакцию, что окрестности деревни завалены тоннами древесины, в том числе хвойных пород.
Галина Николаевна не считает себя чужим здесь человеком и помнит ещё времена, когда в Селищах были школа, два коровника, конюшня, обрабатывались поля. Увы, как это ни печально, но сейчас на три-четыре десятка изб, сплотившихся вокруг старинной часовенки из красного кирпича, всего три постоянных жителя. Да и те не в полном составе: нынче автолавка наезжает в Селищи раз в неделю ради одной лишь обитательницы - пенсионерки Валентины Леонидовны. Она нам и пожаловалась:
- Лес возят - всю дорогу разбили. Боюсь, как снег растает, автолавка не проедет, и без хлеба останемся...
Старушке с палочкой это очень важно, а вот её дочь, приехавшая в гости, замечает: пошла летом в лес и заблудилась недалеко от родной деревни. Много деревьев срублено и тропинки завалены сучьями.
Об этой ситуации мы говорили и с директором ГУ ЯО «Гаврилов-Ямский лесхоз» Андреем Колобковым. Андрей Иванович сообщил: участок примерно в 7 тысяч гектаров в Митинском сельском поселении сдан на 25 лет предприятию из Подмосковья. Деятельность его нацелена на переработку низкосортной древесины, в основном осины и берёзы - на щепу. Всё это такое гнилое, что даже на дрова не годится. Одновременно предприятие по договору аренды обязано проводить все охранные мероприятия за счёт собственных средств. С определением, прозвучавшим в письме нашей читательницы, «зверская вырубка» Колобков не согласен: заготовка в делянках ведётся в плановом режиме и оговорена по срокам.
Как выяснилось, время от времени работники лесхоза также проводят проверку деятельности арендаторов. Надо думать, нечасто, ведь в результате всех реформ, которые постигли за последнее время российский экологический комплекс, в лесхозе осталось всего шесть работников. Было более двадцати. А отправившийся с нами в Селищи мастер леса Анатолий Ковалёв вспоминает: и лесничеств было больше, да и лесов тоже...
Кстати, селищинские арендаторы оказались, можно сказать, старыми знакомцами: года четыре назад в Угличском районе довелось присутствовать на сходе жителей ряда волостей. Повод - опрос общественного мнения: согласны или не согласны люди сдать в аренду тамошние леса вышеупомянутой подмосковной фирме... Обсуждение было весьма бурным. Аргументы предпринимателей и лесничего звучали так: на заготовку пойдёт только гнилая, второсортная древесина. Но угличане не дали в обиду свои осинники и березняки. Практически все высказались против. Ну а в Гаврилов-Ямском районе решили, видимо, не играть в демократию - во всяком случае никто не мог припомнить, проводился ли здесь общественный опрос.
А ведь тогда специалисты убеждали: лесу нужен хозяин. Им должен стать арендатор-заготовитель. Переспелые деревья нужно убирать - они не дают кислорода. Возможно, угличане пошли против прогресса. Зато не увидели потом его обратной стороны - жуткого лесоповала за своими околицами и разбитых вдрызг дорог.
Специалист отдела госконтроля, надзора и охраны лесов департамента лесного хозяйства Ярославской области Александр Савцов, мастер леса Анатолий Ковалёв убеждают: нет никакого нарушения закона, всё в согласии с Лесным кодексом. Во-первых, рубки главного пользования в лесах второй категории разрешены. Во-вторых, оговорённый вывоз древесины осуществлён - она отправлена на промежуточный склад. Ну и что, если в штабелях встречаются сосны и ели? Один процент от общей кубомассы допускается. Что касается веток и сучьев в лесу, и тут всё по технологии: заготовка идёт одновременно с очисткой, но зимой часть порубочных отходов всё же остаётся и их убирают после таяния снега. Похвалили фирму: они-де единственные, кто в районе занимается лесовосстановлением, сколько вырубают, столько и сажают. А мероприятие это очень дорогое!
Савцов в сердцах даже бросает:
- Вы что хотите, чтобы лес гнил без толку?
Парадокс, но такая перспектива есть. Говорят, многие нынешние арендаторы не собираются перезаключать договоры - слишком много условий делают хозяйствование в лесу невыгодным. Это строительство дорог, разработка просек, посадка сеянцев и уход за молодняком. А кто этим займётся? Нынешние лесхозы с их малым штатом не в состоянии обеспечить восстановление и охрану зелёного фонда.
Но почему же окрестным жителям от всего этого ни тепло ни холодно? Может, многим из них, в том числе пенсионерке Валентине Леонидовне из Селищ, слишком долго ждать, когда вырастут новые берёзы, ёлки да осины взамен срубленных? А на сечу с пеньками вокруг деревни глядеть больно. Ведь лес - батюшка, кормилец.
Или, может, ответ найдётся в признании главы Митинского сельского поселения Игоря Оленичева: доходов от леса в местный бюджет нет никаких, всё идёт в федеральную казну. И рабочую силу нашу арендаторы не привлекают, набирают гастарбайтеров - те работают интенсивней и дешевле обходятся. Поселенческая власть не может даже запретить многотонным грузовикам с древесиной громыхать по просёлочным и сельским дорогам, потому что они - общего пользования.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp