Через сорок лет после 50-летия Октября

Через сорок лет после 50-летия Октября

Положение сегодняшнего крестьянства далеко от идеального. Не миновали общероссийские аграрные проблемы и даниловцев.

Не один десяток лет существует на этой территории колхоз «50 лет Октября». За его историю многое случалось. Были годы процветания и упадка, было объединение хозяйств, балансировали и на грани банкротства. Однако несмотря ни на что, колхоз продолжает работать, хотя с каждым годом это делать всё труднее.

Как признаётся председатель Людмила Охапкина, такую сложную ситуацию, как сейчас, припомнить трудно. Впервые в этом году финансовое положение оказалось уж очень тяжёлым. К началу посевной не было совершенно никаких запасов горюче-смазочных материалов, и сейчас колхозники вынуждены работать «с колёс». Хорошо, что удалось получить в банке краткосрочный кредит практически в самый последний момент – в конце апреля – и выпустить технику на поля, а иначе сеять бы в этом году не пришлось. Да и погода подвела. В идеале нужно было посевную уже к 25 мая заканчивать, но из-за того, что почва не была готова и в поля невозможно было проехать, посевная в этом году сдвинулась на первую декаду мая. В результате засеяно пока лишь двести гектаров.

Людмила Анатольевна встала во главе хозяйства четырнадцать лет назад, в 1995 году.

– Тогда, – вспоминает она, – колхоз был на грани гибели.

Люди в панике, все колхозники боялись остаться без средств к существованию. Выбора не было, и пришлось этой решительной женщине взвалить на свои плечи тяжёлый груз ответственности за родное хозяйство, где она начала работать ещё в 1967 году.

Сколько переживаний, бессонных ночей и лишних седых волос стоила руководящая должность, известно только ей одной. Но результат налицо. Хозяйство удалось удержать на плаву, сохранены посевные площади, поголовье скота. В прошлом году колхоз принял участие в нацио­нальном проекте «Развитие АПК». 12 млн. 600 тысяч рублей селяне взяли в кредит, добавили свои семь миллионов четыреста рублей и реконструировали животноводческий комплекс в Дубровках на триста голов. При этом ещё до сих пор хозяйство выплачивает долги, оставшиеся с девяностых годов прошлого века.

Колхозники регулярно получают зарплату. И пусть она не слишком высока – средняя выходит чуть больше семи тысяч рублей, однако это гарантированный доход, без которого местным селянам пришлось бы очень туго. На балансе хозяйства до сих пор числятся объекты коммунального хозяйства, водопровод, три водокачки и очистные сооружения.

Однако, несмотря на всю эту кажущуюся стабильность, очень неспокойно на душе у председателя колхоза.

– Самая больная тема – цены на молоко. Ведь мы живём за счёт его реализации. Такого низкого уровня цен и не припомнишь, – говорит Людмила Анатольевна. – Если в прошлом году в посевную молоко принимали по 10 – 12 рублей, сегодня мы вынуждены сдавать по 7 – 8. Арифметика нехитрая. Если в среднем мы получаем в месяц 120 тонн молока, сдаём его в лучшем случае по 8 рублей 50 копеек. Выручим миллион, из него половина уйдёт на зар­плату колхозникам, которых в хозяйстве сто человек, остальное на горюче-смазочные материалы, запчасти, электричество, налоги. А ещё нужно платить по лизингу, кредиты в банки, ни о каком дальнейшем развитии производ­ства или модернизации и речи нет, просто не на что. Ещё совсем недавно была надежда, что станет селянам легче жить. Цены держались, был запущен национальный проект. И вдруг всё остановилось, да ещё этот кризис, цены на электричество растут бешеными темпами. Немало трудностей создают и конкуренты – сельхозпроизводители из других регионов. В прошлом году зерно стоило 6 – 7 рублей, а солярка дорогая, только выходили на себестоимость. В этом году зерно уже покупают по три рубля – получается, сеем себе в убыток. Весь урожай зерновых у нас сегодня идёт на корм скоту. Привозное зерно дешевле и наши цены сбивает. Только вместе с ценой и качество ниже. Как-то мы купили пшеницу, так её с местной не сравнить. Наша лучше, в ней клейковины больше, завариваешь кашу скоту, так она настоящим хлебом пахнет. Похожая ситуация и по молочной продукции. Недавно рынки заполонил белорусский сыр. Его производители могут позволить себе низкие цены выставлять, у них мощная государственная поддержка. А в результате встали продажи сыра с наших молокозаводов, и у нас начались проблемы с реализацией молока.

Если бы были созданы условия, очень многое могли бы колхозники сами сделать. По словам председателя, люди у неё в основном работают хорошие, ответственные. Земли у хозяйства тяжёлые, глинистые. Но даже на старой технике, износ которой почти восемьдесят процентов, удаётся им поддерживать почву в надлежащем состоянии: вовремя обрабатывают, боронуют. Для механизаторов что праздники, что будни – все дни рабочие. Если позволяет погода, они выезжают в поле, рабочий день ненормированный, сколько надо, столько трудятся.

Хватает забот и у животноводов. Когда реконструировали комплекс, скот перевели на беспривязное содержание, к новым условиям пришлось приспосабливаться и людям, и животным. Забот у доярок и зоотехнической службы прибавилось. Тут и работа на современном оборудовании, и дополнительная «опека» над коровами. Животины, как оказалось, очень непросто переживали переход к «свободной» жизни. Очутившись вместе, случалось, и дрались, стресс сказался и на надоях, которые сразу упали. Лишь пару месяцев назад ситуация начала стабилизироваться.

И всё бы хорошо, да только не хватает сил продолжить начатое. Комплекс с новой организацией труда и передовым опытом содержания скота мог бы приносить неплохую прибыль. Но, к глубокому сожалению председателя, модернизировать удалось только один скотный двор, а чтобы довести начатое до конца – не хватило денег. Обидней всего, что в нынешних условиях их и взять неоткуда. А потому большая часть стада обитает в комфортных условиях, а другая на соседнем дворе: по старинке на привязном содержании, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Молоко высшего сорта в таких условиях получить вряд ли удастся, а ведь от сортности напрямую зависит, по какой стоимости его принимают. На сегодняшний день в колхозе около девяноста процентов молока идёт первым сортом, остатки почти поровну поделены на второй и высший сорт.

На обновлённом скотном дворе стоит современное оборудование, но опять же не хватило денег у колхоза, чтобы запустить компьютерную программу, которая бы оценивала качество молока и физическое состояние бурёнок. Для этого коровам на шею надевают датчики, которые считывают информацию и отправляют её на рабочие компьютеры ветеринаров и зоотехников. Подобная организация работы есть в некоторых передовых хозяйствах, в основном в Ярославском районе, славящемся своими аграрными «монстрами».

По мнению Людмилы Охапкиной, без государственной поддержки крестьянам выжить не удастся. Необходимо ввести регулируемые цены на электроэнергию и избавить крестьян от оплаты непонятных потерь, которыми объясняют постоянный рост тарифов. И наверное, самое главное, убрать ценовые «ножницы», хотя бы в стоимости солярки и молока.

– Помню, когда ещё работала дояркой, солярка стоила семь, а молоко двадцать восемь копеек. А сейчас ГСМ – двадцать, а молоко восемь рублей, – говорит Людмила Охапкина. – В таких условиях выжить нереально. Вот если бы государство вмешалось и привело цены в соответствие, и не господдержкой, а в виде помощи по налогам, ценам на технику. Чтобы селяне были заинтересованы в производ­стве, чтобы чем лучше результаты труда, тем большую бы поддержку нам оказывали. Тогда и толк бы был.

Действительно, толк мог бы быть! Ведь в какое хозяй­ство ни приедешь, везде селяне душой переживают за своё дело. И нужно их лишь немного поддержать. Остальное они сделают сами. Сколько лет аграрный сектор разваливается, но всё равно люди верят, что когда-нибудь станет легче. Воюют с погодой, выкарабкиваются из долгов и не мыслят себя без земли.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp