Главное:
Жемчужина в венце Рыбинска

Жемчужина в венце Рыбинска

Лицо Рыбинска, как и любого волжского города, – это вид на город с реки. Собор, биржа и Никольская часовня – вот три самых драгоценных камня в венце города.
Какая-такая часовня? Такой вопрос кто-нибудь из рыбинской молодёжи запросто может и задать на полном серьёзе. А скромная часовенка между тем была, стояла на том же, на самом видном месте, испокон веку и до самого 1867 года.
4 апреля 1866 года террорист Дмитрий Каракозов стрелял в Александра II, царя-Освободителя. Наёмные историки от идеологии могут сколько угодно обзывать русских царей «угнетателями», а разночинцев с бомбами «борцами за народное счастье», но рыбинцы XIX столетия имели на этот счёт своё мнение.
Каракозов промахнулся, и в честь счастливого избавления императора от пули убийцы в Рыбинске на месте донельзя обветшавшей старой часовни воздвигли новую (снимок слева). Она была настоящим чудом архитектуры, произведением искусства, потому что проектировалась и строилась с душой. Красавицу-часовню под четырёхскатным куполом украсили пилястрами и лепными орнаментами, двенадцатью маленькими главками по периметру – так нигде не строили – и изображениями из Священного Писания.
Николай Чудотворец покровительствует плавающим и путешествующим, для купцов и речников он был «своим» святым, и народная тропа к Никольской часовне не зарастала. Приезжавшие в Рыбинск ежегодно калязинские торговцы привезли редкой красоты икону Преподобного Макария Калязинского, в день его памяти 26 мая в Никольскую часовню на молебен собиралось всё соборное духовенство. Никольская часовня была не только жемчужиной города, но и одним из его духовных центров.
В «красную» эпоху её ободрали, уничтожив все напоминавшие о Боге и о величии города Рыбинска украшения, а оставшуюся «коробку» отдали под библиотеку. Позже и библиотека здание покинула, оставив его ветрам, дождям и бомжам.
И вдруг сегодня, век спустя, городская власть задумалась: а не пора ли «собирать камни»? Не пора ли Рыбинску вспомнить, что он был и должен стать вновь не периферией Ярославской области, а гордым и красивым волжским городом?
Однако, как бы ни хотелось, вернуть Рыбинску его архитектурную жемчужину, не будем забывать, что бывшая часовня не пустует. В здании сегодня обитают «юридически полномочные хозяева», которые, впрочем, с точки зрения исторической справедливости – лишь временные жильцы: линейное отделение транспортной милиции.
Его начальник подполковник Андрей Решетников с милицейской прямотой расставил все точки над «и». По его словам, милиционеры готовы покинуть здание хоть сейчас при условии, что взамен получат помещение, «пригодное для полноценного несения службы».
Подобрать такое – задача не из простых. Городская администрация уже предлагала Решетникову четыре разных здания, но ни одно из них линейному отделению не подошло. Одно помещение располагалось на третьем этаже: по­пробуйте-ка нетрезвого гражданина по узким лестницам на верхотуру доставить! Тут и до несчастного случая рукой подать. Другое оказалось тесноватым, а в отделении всё-таки 14 человек служат. Кроме того, по инструкции оперуполномоченные, их в отделе двое, должны работать в отдельных кабинетах. К секретарю, ежедневно имеющему дело с секретными документами, тоже соседей в кабинет не подсадишь. Самому начальнику по существующим нормам полагается кабинет в 30 квадратных метров.
– Мне такие хоромы может быть и не очень нужны, обошёлся бы чем-то поскромнее, – говорит Андрей Решетников. – Но ни оперов, ни секретаря «уплотнять» не имею права. Поймите, я не против восстановления часовни, я сам человек верующий, хотя в церковь хожу нечасто, и город люблю, понимаю, что и для красоты, и для престижа Никольскую часовню восстановить не мешало бы. Но офицеры милиции не должны нести круглосуточную службу в домике о двух окошечках или помещении без отопления! Поэтому будем ждать других предложений, в администрации над этим работают. А пока вынужден заниматься насущными проблемами этого здания – у него износ, между прочим, 67 процентов. Есть планы встретиться с представителями общества охраны памятников и управления градостроения, о чём-нибудь позитивном договориться, чтобы помещение не разрушалось, но пока руки не доходят – времени никак не найду, служба.
Конструктивная позиция милиционеров в отношении часовни дорогого стоит, их готовность покинуть здание – это в какой-то мере жертва. Хотя оно и изношено, зато расположено для транспортной милиции идеально – рядом причалы, все гости Рыбинска – как на ладони. Оставим на совести прежних городских властей сам факт появления линейного отдела в здании. В 90-е годы знаковый для Рыбинска памятник представлял собой никому не нужные руины, заняв их, милиционеры даже способствовали сохранению того, что осталось от Никольской часовни.
Вопрос подбора нового помещения для линейного отдела непрост.
Реставрация такого уникального памятника, как Никольская часовня, – дело недешёвое. Средств городу, хозяй­ство которого нуждается в сот­нях и тысячах неотложных улучшений, конечно же, остро не хватает. Но то, что вопрос о восстановлении незабвенного символа Рыбинска появился в рабочих планах администрации нового состава, уже вселяет надежду. Тем более, что фонд, занимавшийся в Рыбинске проектом «Памятники истории», называется «Возможно ВСЁ».

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp