Главное:

Небесные ласточки из Углича

В монастырских приютах раньше мне бывать не приходилось. И, отправляясь в Углич, я представляла, что сейчас увижу бледных молчаливых девиц в тёмных одеяниях. Но всё оказалось совсем по-другому. Первое, что я услышала, открывая дверь корпуса, где живут монастырские воспитанницы, – весёлый смех, потом звуки музыки и затем дружное пение. Открываю дверь и вхожу в большую залу. Около пианино столпились девочки в нарядных бордовых платьях с белыми воротничками-пелеринками. Ну, прямо, воспитанницы Смольного института!
Девочки готовились к рождественскому представлению и разучивали праздничные песни. Я как раз попала на репетицию. После Рождества в монастыре ожидается высокий гость – архиепископ Яро­славский и Ростовский Кирилл. Девочки готовят концерт и Рождественский вертеп, а потом они отправятся в Москву на фестиваль.
Репетиция продолжалась. После того, как воспитанницы исполнили сольные номера на фортепьяно, они показали и своё балетное искусство. Сцены из балета «Щелкунчик» сменились танцевальной постановкой Евангельской истории о рождении Богомладенца, в которой приняли участие почти все девочки. Волхвы, царь Ирод, Рождественская Звезда в блестящем золотом платье, исполняющая красивый танец... Даже трёхлетняя Кристина, или, как её на монастыр­ский манер называют Христина, принимает участие в постановке, она исполнила роль ангела.
Глядя на эту белокурую трогательную девчушку, трудно представить, что два года назад её – грязную, голодную – нашли в полузаброшенном деревенском доме. Кристину, двух её сестричек и братика хотели отдать в детский дом, так как мать, не просыхая пила. Надежда Андреевна Сельская, директор монастырского приюта, пожалела малышку и забрала с собой. Хотела она взять и старших сестёр, но они, уже познавшие все пороки взрослой жизни, не прижились в обители.
Чаще всего в монастыр­ский приют попадают именно такие дети – ненужные соб­ственным родителям. Валюшку и Людочку на Курском вокзале увидел один приходской священник. Их мать бомжевала, девочки просили для неё милостыню на вокзале, а спали в картонных коробках. Сначала батюшка выхлопотал для них дом в деревне, куда переселилась бездомная семья. Добрые люди подарили курочек, чтоб были яйца для малышек. Но куриц женщина пустила на шашлыки – нечем было закусывать, а дом сгорел во время очередной попойки. И тогда священник уговорил мать отдать девочек в монастырь на воспитание.
– Валюшка была помладше, и с ней было легче, с Людочкой же я не знала что делать, колючий взгляд, полное недоверие ко всему миру, нежелание подчиняться принятым правилам, – рассказывает директор приюта Надежда Андреевна. – Но прошло полгода, и девочка оттаяла, стала совсем другой – ласковой, домашней, попросила разрешения называть меня мамой. Так и зовёт до сих пор.
– Трудно вам приходится, – сочувствую Надежде Андреевне.
– Не так с детьми, как с их родителями, – вздыхает она. – Только мы привели Валюшку с Людочкой в чувства, только они вошли в нормальное жизненное русло, появились первые успехи, как вдруг приехала их мама, стала просить отдать ей дочек погостить. Я не знала, как поступить в такой ситуации, стала советоваться с психологами. Они рекомендовали разрешить общение с родной матерью. И что в итоге? Валюшку увезли в неизвестном направлении, уже четыре месяца она находится вне стен приюта, по слухам, опять занимается сбором милостыни на Казанском вокзале. Пришлось мне заявить в милицию, которая теперь устанавливает местонахождение девочки. Ведь по документам я являюсь опекуном, и ребёнок должен находиться со мной.
Надежда Андреевна говорит, что вопрос об отношениях её воспитанниц с родителями, пожалуй, самый сложный. Они дали им жизнь, и я должна учить девочек любить своих родителей. Но как можно их любить, если среди них и наркоманы, и алкоголики, такие люди, которых с трудом можно назвать родителями.
В вопросах воспитания таких детей всегда возникает проблема генов. Ведь не зря же сложил народ пословицу: яблочко от яблоньки недалеко падает. Зачастую плохую наследственность невозможно победить никакими педагогическими приёмами.
По утверждению Надежды Андреевны, которая является не только директором приюта, но и главным воспитателем девочек, гены эти проявляются в самом раннем возрасте. И когда она по благословению владыки Кирилла начинала работать в приюте, не думала, что будет так сложно. Считает, что справляется только с Божьей помощью:
– С нашими воспитанницами работают психологи, но главный психолог – это, конечно же, духовник монастыря, к которому девочки ходят на исповедь. Все они часто причащаются, ходят на все воскресные и праздничные службы, а те, кто постарше и участвуют в богослужении, – поют на клиросе. Господь Сам преображает их души, и порой мы поражаемся достигнутым результатам.
У Лены, одной из самых старших воспитанниц, была серьёзная болезнь ног, она даже ходила с трудом. Теперь никто этого не скажет, глядя на грациозно танцующую девушку. Другая балерина – Надя, попав в приют, отличалась очень упрямым характером, никак не хотела слушаться воспитателей. Теперь это тихая, послушная девочка-подросток, любимица всех малышей, которые всегда вьются вокруг неё.
Конечно, немало сил прилагают и воспитатели, прежде всего настоятельница монастыря – игуменья Магдалина, которая тоже неразлучна с девочками:
– Мы не стараемся ограничить их стенами монастыря, девочки у нас учатся в город­ской школе Углича, посещают занятия в музыкальной и художественной школах, во время каникул они много путешествуют, – рассказывает матушка игуменья. – Благодаря благодетелям монастыря – представителям компании «Росэнергоатом», которые оплачивают путёвки, девочки ездят отдыхать на море, побывали в паломнических поездках по святым местам Иерусалима, Сарова, Дивеева, путешествовали по пушкинским местам, а две воспитанницы даже проходили языковую практику в Ирландии. Ходят они и в лес, в походы с палатками, ездят на монастырское подворье в деревню. Мы стараемся расширять их кругозор, чтобы они могли найти своё место в жизни, выйдя из стен монастыря, могли получить хорошую профессию, построить семью, воспитать детей.
На вопрос, нет ли желания у монахинь воспитать себе замену из числа приютских девочек, игуменья Магдалина ответила:
– Монашеский крест нелёгкий, этим путём немногие идут, и я по своей воле никого не имею права принуждать к монашеству. Поэтому я молюсь, чтобы Господь Сам управил их душами. Здесь, в монастыре, мы закладываем самое главное – духовные основы. Слава Богу, если у них будут хорошие семьи, много детей, но если они выберут монашеский путь – это будет идеально, ведь монашество – это самая высокая миссия на земле.
Матушка считает, что дет­ский приют возник в их монастыре не случайно: ведь именно в Угличе особо чтят святого царевича Димитрия, который считается покровителем детей.
Глядя на воспитанниц монастыря, поражаешься. Они словно барышни, сошедшие с фотографий конца ХIХ века.
Надежда Андреевна объясняет это так:
– Наши девочки не заражены той болезнью, которой подвергнуты почти все современные дети – телевидением и компьютером. Они читают книги, пишут стихи, ставят спектакли, поют, рисуют, танцуют. Не случайно в город­ской школе наши девочки – лучшие ученицы и переходят из класса в класс с похвальными грамотами. В самом приюте мы стараемся создать домашнюю обстановку. У нас нет муштры, строгого режима, девочки, придя из школы, могут и поспать, и поиграть, и пойти на прогулку.
Сейчас самым старшим воспитанницам приюта 15 лет. Не за горами время, когда они окончат школу. Что тогда? Игуменья Магдалина мечтает открыть при монастыре регентскую школу, чтобы девочки могли получить профессиональное образование руководителей церковного хора. Но для этого необходимо построить ещё один корпус, а средств в монастыре на это нет.
Хотя по воле Божьей то, что человеку кажется невозможным и неподъёмным, вдруг неожиданно становится реальным. Ведь ещё пять лет назад не было на этом месте никакого монастыря. В бывших корпусах Алексеевской обители жили люди, не желавшие покидать насиженные места. 35 семей расселила игуменья Магдалина с помощью благодетелей монастыря, за три последних года обнесли монастырь оградой, построили новый корпус, в котором живут сёстры и воспитанницы приюта, отреставрировали храм Успения Пресвятой Богородицы. Теперь мечта настоятельницы и насельниц обители – восстановить колокольню и храм святителя Алексия, митрополита Московского, по благословению которого и был основан монастырь.
– Мы хотим, чтобы это был детский храм, где во время службы пел бы детский хор, чтобы в этом древнейшем на Угличской земле храме звучали детские голоса, – говорит матушка.
На прощание игуменья Магдалина подарила мне икону – копию чудотворного монастырского образа Богоматери «Неугасимая свеча». На обратной стороне иконы было написано, что неугасимая свеча – это символ пламенной молитвы, что эта икона считается хранительницей домашнего очага и помогает семьям, потерявшим надежду иметь детей. Сюда, в Алексеевский монастырь, «Неугасимая свеча» привела детей, потерявших надежду обрести своих родителей, чтобы здесь, в стенах обители, они нашли то, что потеряли дома.

Монастырский приют остро нуждается в воспитателях, преподавателях, людях, желающих помочь приюту, а также в средствах на восстановление храма святителя Алексия и на строительство здания для регентской школы. Желающие помочь монастырю могут обращаться по адресу: Алексеевский женский монастырь, 152620, Ярославская область, город Углич, ул. Шаркова, д. 27. Тел. (48532) 2-23-48. Мобильный
8-905-634-16-92. Банковские реквизиты: г. Углич, ИНН 7612012990 КПП 761201001, р/с 40703810377160100076, к/с 301018105000 000 00670, БИК 047888670, КБ Северный СБ РФ г. Ярославль.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp