Главное:

Спор на меже

Валерий Михайлович Маслов в 2001 году купил в Любимском районе на берегу Обноры 40 соток земли и дом. Сделка была оформлена в 2001 году в соответствии с законом, участок получил кадастровый номер, проведено его межевание, заполнена согласительная ведомость с соседним землевладельцем – муниципальным округом, и покупатель получил свидетельство о госрегистрации. Домик в деревне Валерий Маслов с супругой Ниной приобрели у Анатолия Тарасова – сына бывшего директора Любимского маслосырозавода Владимира Тарасова. Хозяин запросил крупную сумму, Масловы выложили все сбережения и продали квартиру в Ярославле. Пути к возвращению в город были отрезаны. А теперь Тарасов-старший пытается оспорить сделку.

Посреди земельного участка Маслова нежилые постройки – деревянная и каменная, они и стали предметом судебного спора.

Поначалу все складывалось хорошо. Нина с энтузиазмом взялась налаживать хозяйство на новом месте. Каменное здание решено было отвести под коровник, сарай – под сено. Выручали продукты с приусадебного участка, куры, кролики, козы. Эти упрямые животные и явились причиной конфликта с Владимиром Тарасовым. Однажды маслов-ские козы по недогляду хозяина забрели на картофельник Тарасова и помяли там несколько растений.

По словам Валерия, он пытался загладить вину, компенсировать потраву деньгами, но соседа это не устроило.

Он заявил, что каменный и деревянный сараи, находящиеся на территории участка Маслова, принадлежат ему на правах собственности. Якобы эти бывшие помещения Маслов-ского молокоприемного пункта и дизельной компрессорной переданы Тарасову после списания. Соответст-венно, Маслов владеет ими незаконно. Тарасов потребовал у соседа убрать из них скот и заготовленное сено.

Документов тогда Тарасов никаких не показал, поэтому Маслов его претензии оставил без внимания.

У Тарасова вскоре появились и вещдоки. Господин Филиппов, сменивший в 1993 году его на посту директора Любимского молокозавода и оставивший этот пост в 2001-м, пришел к Маслову со справкой, в которой значилось, что Владимиру Тарасову переданы материалы для разборки от списания молокоприемного пункта и дизельной компрессорной.

Этот документ, составленный в 2004 году, то есть через три года после того, как Маслов стал официальным владельцем земельного участка бывшего молокоприемного пункта, до сих пор фигурирует в суде в качестве единственного доказательства прав экс-руководителя предприятия.

Вот как сам Тарасов объясняет суду историю получения этой уникальной справки: «Явившись 2 февраля 2004 года в кабинет директора Пречистенского сырзавода Иванова, я подал ему заявление о продаже за наличный расчет упомянутых строений, мотивируя тем, что они переданы мне по устному распоряжению бывшим директором объединения молочной промышленности В. А. Орловым в пользование и распоряжение. Главный бухгалтер Кошкина убедила меня, что за давностью времени ни о какой продаже не может быть и речи, ни в каких документах списанных строений не числится, но, учитывая, что В. А. Тарасов пользуется списанными строениями уже 15 лет и является ветераном молочной промышленности, лично составила справку о передаче мне материалов от списания молокоприемного пункта. А директор Иванов ее подписал».

– Уточните ваши требования к ответчику, – обратился к Тарасову на процессе судья Владимир Парфенов.

– Маслов незаконно занимает нежилые помещения. Договором купли-продажи ему передан только дом, – заявил экс-директор.

– Но всеми документами и свидетельствами вам передаются материалы от списанных объектов ввиду 100-процентного износа, – уточнил судья. – То есть никакого объекта недвижимости в них не усматривается ни по каменному строению, ни по деревянному.

– Я не против взять и материалы на списание, не против разобрать сарай, но не каменное здание, – ответил Тарасов.

– Изначально вы требовали именно материалы от списанных строений, но не здания с землей, – парировал суд.

– Это как суд решит, – ответствовал истец.

– Но суд сейчас и решает, – не успокоился судья. – Мы его специально откладывали для уточнения мировым судьей границ земельного участка Маслова. Мировой судья подтвердил границы.

– Я подал жалобу на его решение и требую пересмотра границ участка как по конфигурации, так и по объему, – твердил Тарасов.

И судья в очередной раз отложил рассмотрение дела.

После заседания я зашел к Владимиру Парфенову, высказал свое мнение:

– Вы же видите, что претензии Тарасова основаны на хлипких доводах. Справка составлена задним числом. И ссылаются в ней составители только на устное разрешение, данное к тому же якобы 19 лет назад директором облмолпрома. Это не поддается проверке и не может быть правоустанавливающим документом.

Судья Парфенов раскрывает передо мной том пояснений к Гражданскому кодексу. А в нем есть статья 234 «Приобретательная давность». По ней, если есть свидетели, что человек пользовался имуществом на протяжении 15 лет, то он и без документов может быть признан его владельцем. На эту статью и надеется Тарасов.

Уже вернувшись из командировки, я стал изучать взятые с собой копии наиболее важных материалов дела. Я так и не мог взять в голову, как в 1986 году чьим-то «устным распоряжением» материалы от списания были переданы Тарасову. На дворе советская власть, все заводы в госсоб-ственности. Чтобы взять с предприятия даже списанную тару для строительства дачи, нужно несколько подписей под заявлением, а к нему еще и официальную выписку от материально ответственного лица. А тут «по устному распоряжению» гендиректора облмолпрома отдают два здания!

И о каких 15 годах личного пользования толкует Тарасов? Вот его же почерком написано в обращении в судебную коллегию по гражданским делам областного суда: «В 1987 году гендиректором В. А. Орловым был поставлен передо мной вопрос о принятии Масловского молокоприемного пункта в состав Любимского сырзавода. Приказ гендиректора я смог осуществить только в 1989 году в феврале». То есть не лично Тарасову было передано списанное имущество, а Любимскому сырзаводу, который он в то время возглавлял. И далее он лично не распоряжался молпунктом. «Списанные здания молпункта и сарай-компрессорная, – сообщает далее истец в коллегию областного суда, – использовались Любимским сырзаводом под молокоприемный пункт до декабря 1993 года, то есть когда я был в должности директора». Выходит, истец противоречит сам себе и требует от соседа то, на что сам имеет птичьи права? А бедные Масловы, вместо того чтобы наслаждаться спокойным трудом на природе, просиживают в судах.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp