Горячие будни ожогового

Дети страдают сильнее
В отделении сорок коек. В день моего прихода больных было 36 человек. Почти сто­процентная наполняемость. Восьмидесяти процентам из 550 - 560 пролечиваемых здесь в год пациентов требуется оперативное вмешательство. И поэтому комбустиологи Соловьёвской больницы делают ежегодно до пятисот операций.
- Зависит ли количество поступающих к нам людей от температуры на улице? В какой-то степени да. Вы, наверное, заметили, что в морозы батареи раскаляются? И если где-нибудь случается прорыв, то из них хлещет кипяток. Да и из кранов тоже - пожилые люди, у них реакция замедленная, порой не успевают убрать руки, - рассказывает заведующий ожоговым центром, заслуженный врач РФ, главный комбустиолог области Виктор Николаевич Березин. - Поэтому в это время бывают «вспышки» травм такого рода.
В день моего визита в центре находились шесть детей. Самому маленькому всего восемь месяцев. Спрашиваю молодую маму: «Как такой кроха смог обжечься?» Ответ юной мамаши, которой самой-то всего 16 лет, довольно типичен: «Не углядела, и Серёженька схватился за кружку с кипятком».
Ярославские травматологи часто слышат от родителей пострадавших ребятишек: «Мы не думали, что он может туда забраться» - потому что сознание взрослых зачастую отстаёт от двигательных возможностей ребёнка. Каждый пятый пострадавший малыш травмируется в домашних условиях. Когда он встаёт на ножки, делая первые шаги, - это радость для родителей. Но внимания с этого момента ребёнку требуется больше. В таком возрасте он очень любознателен - окружающий мир проверяет на ощупь, может ухватиться за горячий утюг, лампочку, чайник...
В прошлом году в отделении были пролечены 160 детей. Для сравнения: в 2001 году их было 100. Одна из причин увеличения негативной статистики, как бы парадоксально это ни звучало, напрямую связана с положительной тенденцией в демографии - рожать стали больше.
- Мы, врачи, молодых мам предупреждаем: «Относитесь к малышам ответственно, особенно когда они начинают ходить. Не допускайте их до кухни, уберите скатерть со стола. Ведь на какой-то миг мама отвернулась, а ребёнок уже стянул на себя за её край горячую кастрюлю или чайник, - продолжает заведующий ожоговым центром. - Безответственно поступают и те мамы, которые на левую руку посадят малыша, а в другой у них, допустим, чашка с кипятком - ребёнок обязательно потянется к ней. Тяжесть же ожога зависит не только от площади его и глубины, но и от возраста человека тоже. Дети и пожилые переносят ожоговую болезнь хуже.
Пострадавшие ребятишки поступают сначала в Ярославскую областную детскую клиническую больницу, где их выводят из шока, а потом перевозят на долечивание в Соловьёвскую. Виктор Николаевич Березин считает, что было бы лучше, если бы дети с ожогами изначально здесь лечились. Кстати, раньше так и было. Но для этого необходимо создать дежурную службу из специалистов ожогового отделения. А ставок, увы, нет.
Человек стал слабее
Виктор Николаевич Березин 32 года заведует ожоговым отделением. Он заметил, что в последнее время ожоговые болезни переносятся намного тяжелее. Не только из-за особенностей ран. Человек сам стал слабым. Причины - плохое питание, анемия, белковая недостаточность. На их фоне болезнь протекает хуже, требуются переливание крови, белковые препараты, стоимость которых очень высока.
Сопротивляемость организма пожилого человека тоже крайне низкая. Получив ожог всего пяти процентов кожи, 80-летняя женщина может погибнуть. Поэтому за стариками родственники должны присматривать, особенно в холодное время года. Бывали случаи - сядет бабушка в ванну погреться, откроет кран с горячей водой - и ошпарится. Или решит чайку вскипятить, а у неё из-за неосторожности загорится рукав халата. Сбросить же его с себя она быстро не может - сноровка не та.
72-летний мужчина, пациент ожогового центра, попал сюда также из родной кухни. Закатывали они с женой банки с соленьями. А одна с компотом возьми и выскользни у него из рук - вот такой «компот» и получился. С операцией.
Осень, зима, начало весны в ожоговом отделении - настоящий сезон бомжей. Если в тёплое время года им под каждым кустом и стол, и дом, то в морозные ночи они тянутся в подъезды, подвалы и котельные, спят у костров, у батарей, на теплотрассах и... попадают в Соловьёвскую больницу.
Но многие из лиц без определённого места жительства о Соловьёвке даже мечтают. Ведь в ожоговом центре дорогое лечение, пятиразовое питание, бельё меняют чуть ли не каждый день. Ну чем не санаторий?
Обещанного
уже не ждут
Ожоговое отделение больницы имени Н. В. Соловьёва - одно из первых в России - открыто в 1972 году. Тогда подобных центров не было ни в соседней Костроме, ни в Вологде. Работают в отделении опытные специалисты, которые активно принимают участие в научных конференциях и конгрессах травматологов не только России, но и мира. К нам приезжают обмениваться опытом ведущие комбустиологи из Москвы, Санкт-Петербурга и других городов страны.
Врачи ожогового центра осваивают новые технологии лечения. К примеру, стали активно применять раннее иссечение ожоговой раны при глубоких ожогах. После таких операций быстрее восстанавливаются и сам больной, и его трудо­способность. Успешно выполняют хирурги центра и реконструктивные операции, ликвидируя последствия ожоговых травм (рубцов, контрактур суставов). Стали использовать различные заменители кожи, специальные повязки для временного закрытия ожоговых ран. Однако на покупку этих медикаментов, к сожалению, никто денег отделению не даёт.
- В центре имеются восемь противопролежневых кроватей, которые очень помогают при тяжёлых, обширных ожогах. Кроватей достаточно. Но они заполняются специальным составом - микросферами, которые мы должны менять ежегодно. Однако денег на покупку микросфер нет, и четыре кровати не работают, - с горечью добавляет главный комбустиолог области. - К ним также нужны специальные простыни. А про ремонт я уже молчу.
Зато я не могу молчать! Дело в том, что об этой проблеме я знаю не понаслышке. Старое здание больницы, в котором находится половина ожогового центра (половина - в новом пристрое), давно в плачевном состоянии. Нет жизненно необходимой в подобных отделениях, имеющих статус инфекционных, вентиляции в палатах... Семь лет назад обратились медики ожогового отделения в администрацию области с просьбой помочь им закончить ремонт, чтобы условия пребывания больных и в новом пристрое, и в старой части центра отвечали необходимым требованиям. Губернатор пообещал помощь оказать, ведь 35 процентов больных в ожоговом центре не из Ярославля, а из области. Приблизительно тогда же подобное обещание дал комбустиологам и мэр. Врачи на радостях и смету на ремонтные работы составили... Но, к сожалению, на этом всё и закончилось. Воз и ныне там.
- Мы сами нашли спонсора, который нам сменил двери и окна, и за это ему огромное спасибо, но это всё, на что у него хватило денег. Косяки дверные, и те остались старые, - продолжает заведующий центром.
Их, естественно, рабочие убрали, и теперь можно увидеть в коридорах отделения совсем уж несуразную картину: новые пластиковые двери, обрамлённые разбитым кирпичом. А дыры в проёмах между стеной и дверью залиты специальной пеной для утепления окон и дверей. Это, извините меня, уже не «картина», не «живопись», а настоящий театр абсурда. Только вины работников больницы в этом «представлении» нет. Разве их дело искать спонсоров, деньги на ремонты? Их дело - людей спасать и лечить. А чтобы они могли лучше оказывать медицинскую помощь, необходимо ещё приобрести в отделение аппаратуру слежения за больными и современную наркозную аппаратуру.
И последнее. Конечно же, любую болезнь легче пред­отвратить, чем лечить. А уж тяжёлую - особенно. Но если всё же беда случилась, необходимо знать о первой помощи при ожогах всем и всякому. В детских учреждениях, на предприятиях должны быть вывешены правила её оказания. Они очень простые - обливайте пострадавшего холодной водой или используйте снег. Это предупредит углубление ожоговой раны, а главное - снимет боль.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp