Главное:

Служба взыскательных людей

По нынешним временам дело это весьма обыденное. Ложки и тарелки сейчас при разводах через суды не делят, в основном споры по крупной собственности возникают: то станции автозаправочные арестовывать приходится, то загородные коттеджи.

Мы вышли из машины и по заледенелым мосткам двинулись к вагончикам. Четвероногий страж, исходивший злоб-ным лаем, нисколечко не смущал мою спутницу. И тут я поняла смысл поговорки «каждая собака знает». Подойдя к бобику, Галина Николаевна сказала спокойным голосом:

– Ну, чего расшумелась, не признала, что ли? Хорошая собака, хорошая.

Псина прислушалась к голосу и перестала рваться с тяжелой цепи. Признав гостью, даже хвостом вильнула. Путь был свободен.

Галина Червякова в органах юстиции без малого 20 лет. Последние пять возглавляет ярославский отдел УФССП. Насколько хорошо ее знают в округе и люди, и животные, настолько же хорошо она знает свою работу. Процедура наложения ареста на спорное имущество не заняла много времени. Осмотр и составление акта в присутствии понятых, выдача копий представителям сторон, разъяснение их прав.

– Вот, собственно, и все, – сказала Галина Николаевна. – Еще исполнительный лист пришел по заявлению из налоговой инспекции на масложировой завод, сумма взыскания – 4 миллиона рублей. По документам на нашей территории зарегистрирован, но я такого не припомню. Надо выяснить, не сдавал ли ему кто площади в аренду или, может, предоставил право воспользоваться своим адресом. Прежде чем судебное решение исполнить, нередко приходится самым настоящим розыском заниматься.

В ярославском отделе УФССП всего восемь приставов-исполнителей, нагрузка на каждого немалая. Работы год от года только прибывает. По-прежнему львиная доля исполнительных производств приходится на взыскание задолженностей по оплате коммунальных услуг и штрафов за административные правонарушения. Хотя значительно возросло в последнее время число дел, связанных с возмещением материального ущерба и морального вреда, неуплатой налогов и спорами о границах земельных участков, которые приставы именуют переносом заборов.

На самом деле заборы и ограды, судебным решением признанные стоящими не там, где надо, приставы не сносят и на нужное место не перетаскивают. Приглашают специалиста из комитета по землеустройству и в присутствии взыскателя (того, чьи права ущемлены) и должника (того, кто себе лишнее хапнул и теперь отдать должен) проводят в соответствии с планами участков разметку и берут с должника обязательство выполнить необходимые работы в установленный срок.

Как это бывает в жизни, я посмотрела в садоводческом товариществе, где председатель правления судилась с хозяйкой одного из дачных участ-ков. Та самовольно передвинула забор в сторону дороги, и если бы пришлось, не дай бог, вызывать пожарных, их машине на этом месте было бы не развернуться.

На большинстве других участков было то же самое, но на их владельцев председательница в суд не подавала, и потому решение о переносе на полтора метра от дороги касалось лишь одного конкретного забора. Хозяйка его была настроена категорически против. Несколько раз возникало ощущение, что словесная баталия вот-вот перерастет в рукопашный бой, и, судя по отдельным репликам, такое между спорщиками уже случалось. Лишь железная невозмутимость пристава, продолжавшего руководить исполнением судебного решения, удержала дачников от драки.

– Подобное в нашей практике не редкость, – говорит Галина Николаевна. – Нужно уметь держать ситуацию под контролем. У меня, во всяком случае, ни разу не было, чтобы стороны разодрались, но голос повышать приходилось.

В этой профессии мало просто владеть знаниями по юриспруденции, делопроизводству, бухучету и экономике, нужно быть еще и психологом и обладать железными нервами.

– Наиболее стрессовыми являются дела о выселении, и нашим сотрудникам приходилось не раз оказываться в довольно критических ситуациях, – рассказала Анна Виноградова, начальник отдела организации исполнительного производства УФССП по Ярославской области. – Хотя решения принимает суд, люди выплескивают эмоции на тех, кто приходит их исполнять. Однажды женщина схватила бутылку уксусной кислоты и грозилась ее выпить, если приставы не прекратят проводить опись ее имущества. Немалого труда стоило убедить ее отказаться от задуманного, а когда опасный предмет удалось забрать, у женщины началась истерика. В другой раз, также по делу о выселении, приставы описывали имущество в частном доме, а хозяин в это же время ходил снаружи и из канистры плескал на стены бензином. Уже и факел горящий держал в руках, но в последний момент остановился.

Но приставы тоже люди, эмоции не чужды им самим. Анна Николаевна рассказывает о недавнем случае:

– Молодой сотруднице поручили взыскание задолженности по коммунальным платежам, около 7 тысяч рублей. Должница – женщина чуть старше шестидесяти. Она такими словами начала ругать девушку! А та всего пару месяцев назад университет закончила, опыта еще недостаточно, как вести себя в такой ситуации, не знает. От обиды не сдержалась, заплакала. Именно это, как ни странно, подей-ствовало на женщину, она перестала браниться и обязалась погасить задолженность.

А пару лет назад пристав-исполнитель, нарушая установленные сроки, не выселяла пожилого человека, инвалида, который лишился права на жилплощадь. К решению вопроса о его дальнейшей судьбе были подключены органы социальной опеки. И лишь после того, как ему предоставили место в доме-интернате для престарелых, мужчину переселили туда. Все это время приходилось убеждать новых владельцев квартиры повременить с переездом.

Сложные для исполнения судебные решения попадаются и в делах хозяйственно-экономических, и в чисто человеческих. И нет такого эксперта, который указал бы стопроцентно верный выход из затруднительной ситуации, где на первом плане стоят не материальные ценности, а чувства.

– Уже четвертый месяц не удается приставу-исполнителю обеспечить возможность бабушке с дедушкой видеться с внучкой, – рассказывает Виноградова. – После развода родителей ребенок остался с мамой. Родные отца отсудили право общаться с девочкой по субботам и во время школьных каникул. Задача пристава-исполнителя состоит в том, чтобы в назначенное время отвозить внучку к бабушке с дедушкой. Мама все условия соблюдает: на звонки отвечает, дверь открывает, дочку на порог выводит. После чего девочка заявляет, что ехать не хочет, и возвращается в квартиру. Административные меры воздействия на должника (маму) в данном случае неприменимы, никаких препятствий должност-ному лицу она не чинит. Везти ребенка против его воли к взыскателям (бабушке с дедушкой) тоже нельзя. Выход до сих пор не найден. Было бы лучше самим взыскателям отозвать иск и пойти на переговоры с мамой.

Нынешний год стал знаковым для службы судебных приставов, она была преобразована в самостоятельное юридическое лицо в системе Минюста. Есть в этом и плюсы, и минусы. Отмена пятипроцентного вознаграждения, которое преж-де получали приставы за надлежащее исполнение решений, серьезно отразилась на их доходах. Назначенные указом президента дополнительно к окладам ежемесячные денежные поощрения стали выплачивать только с апреля, и первые месяцы 2005 года были отмечены увольнениями сотрудников.

– Зато остались проверенные временем и делом люди, да и молодежь пришла, – подвела итог Анна Николаевна. – И если судить по результатам, а год уже заканчивается и можно делать предварительные выводы, то показатели работы заметно улучшились. А главными критериями для нас являются сроки и качество исполнения, то есть насколько удовлетворен взыскатель.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp