Главное:
Электролаб
-

Станет ли национальным парком край непуганых браконьеров?

Национальный парк (НП) – это особо охраняемая природная территория (ООПТ) федерального значения. В законе о таких территориях сказано: «Национальные парки являются природоохранными, эколого­просветительскими и научно­исследовательскими учреждениями, территории (акватории) которых включают в себя природные комплексы и объекты, имеющие особую экологическую, историческую и эстетическую ценность, и которые предназначены для использования в природоохранных, просветительских, научных и культурных целях и для регулируемого туризма. На национальные парки возлагаются следующие основные задачи: 1) сохранение природных комплексов, уникальных и эталонных природных участков и объектов; 2) сохранение историко­культурных объектов; 3) экологическое просвещение населения; 4) создание условий для регулируемого туризма и отдыха; 5) разработка и внедрение научных методов охраны природы и экологического просвещения; 6) осуществление экологического мониторинга; 7) восстановление нарушенных природных и историко­культурных комплексов и объектов» (федеральный закон от 14.03.95 № 33­ФЗ).

«МОЛОГА».

ВРЕМЯ ДЕЙСТВОВАТЬ


Сейчас более трети этого края находится под водой Рыбинского водохранилища, а две трети составляют земли Брейтовского и Некоузского муниципальных районов. Идея воплощается в проекте, который разрабатывается Верхневолжским отделением Российской экологической академии и ярославской региональной общественной организацией «Ноохора».

Статус особо охраняемой природной территории, по мнению мологжан, необходим краю для того, чтобы остановить его демографическое и природно­ресурсное вымирание, дать импульс развитию и способствовать этому процессу. Край может стать мемориалом трагедии национального масштаба. Ведь в рукотворном море покоится старинный русский город Молога. Под воду ушла восьмая часть Ярославской земли, затоплено более 700 деревень и сел, 3 монастыря, 40 православных храмов, каждый из которых был очагом духовной жизни и православной культуры. Это целая страна, пусть небольшая, но очень самобытная.

Разоренное древнее гнездо – это, пожалуй, самые большие издержки «социалистической реконструкции» Волги. Парк­мемориал национального масштаба соответствует размерам утраты. И он выстрадан землячеством мологжан, явивших России и миру великий пример верности малой родине после того, как она перестала существовать.

ПРОГРЕССИРУЮЩЕЕ БЕЗРЫБЬЕ

Важнейшее условие создания парка – сохранение природно­ресурсного потенциала края. Сегодня состояние земель и вод здесь таково, что приходится говорить о чрезвычайной экологической ситуации.

Промысловая и браконьерская рыбная ловля в Рыбин­ском водохранилище давно превысила допустимые нормы. На это не раз обращали внимание специалисты. «Современная ситуация в рыбном промысле на водохранилище весьма печальна, процветает браконьерство, сети ставят практически все, у кого есть желание. Если такая тенденция сохранится еще 10 – 15 лет, то в популяции рыб неизбежны серьезные изменения, которые приведут к резкому снижению численности в первую очередь самых ценных видов», – писал еще 10 лет назад кандидат биологических наук А. С. Стрельников. Его предупреждения сбылись в самом худшем варианте.

По данным лаборатории ихтиологии Института биологии внутренних вод РАН, в относительно благополучные времена (1978 – 1999 гг.) в водоеме находилось в среднем 142 килограмма рыбы на гектар. В 2000 – 2001 годах ее количество уменьшилось до 100, в 2002 году – до 86, а в 2003 – 2005 гг. средняя ихтиомасса снизилась уже до 60 – 70 кг. Иначе говоря, в последние пять­шесть лет запасы уменьшаются уже «обвальными» темпами. Если не предпринять экстренные радикальные меры, ловить вскоре будет нечего.

Другие природные ресурсы Мологского края тоже быстро скудеют, а качество их падает. Численность лося, кабана, медведя, глухаря – наиболее ценных объектов спортивной охоты – на грани поддержания естественного воспроизвод­ства. Убыль древостоя хвойных пород уже далеко не полностью компенсируется лесовозобновлением. Пахотные, паст­бищные и сенокосные земли зарастают мелколиственным лесом. Леса и торфяники все чаще страдают от пожаров. Снижаются или уничтожаются экологические, экономические, эстетические и рекреационные качества исторически сложившегося природного комплекса.

На развитие территории ее природные ресурсы не работают: гроши за природопользование, приносимые в муниципальный бюджет промысловиками, предпринимателями, туристами, не позволяют и думать об эффективном управлении ресурсами. Их не на что охранять и возобновлять. Налицо критическая ситуация, когда меры требуются радикальные.

СВОЙ БРАТ – БРАКОНЬЕР

На территории, не защищенной как следует ни государст­вом, ни местным населением, растет число вольных (или почти вольных) природопользователей, не обремененных экологическими проблемами края, озабоченных главным образом тем, чтобы не упустить своего.

Моральный ущерб от браконьерства год от года все чувствительнее. Муниципальные образования Мологского края могут подняться лишь волей и дейст­виями сплоченных, отважных и неравнодушных к своей земле людей. Браконьер – плоть от плоти невзыскательного населения. Он чей­то отец, сын, внук. Он кормит семью, подкармливает друзей и соседей. Местные органы охраны природы и правопорядка притесняют его неохотно, а если и привлекают к ответственности, то скрепя сердце.

Население края свыклось с браконьер­ством и примирилось с ним; для многих оно стало образом жизни. В такой ситуации воспитать у народа чувство хозяина, не способного обворовывать самого себя, крайне трудно.

ЕСТЬ ЭНТУЗИАСТЫ – ВОЗРОДИТСЯ И МОЛОГА

Итак, есть многострадальная земля отцов, которая в силу исторически сложившихся обстоятельств продолжает страдать и сегодня. Своими невзгодами не в последнюю очередь она обязана нынешним российским властям. Будто специально культивируются условия, при которых институт местного самоуправления – главный фактор самосовершенствования народа – сформироваться в стране не может. Новый закон о местном самоуправлении (от 6.10.03 № 131­ФЗ) вроде бы предполагает это, однако его реализация пока не внушает оптимизма.

Но Мологский край все еще сопротивляется губительным обстоятельствам. Среди функционеров обновленного местного самоуправления, научных сотрудников, врачей, учителей, других просвещенных людей, таких известных краеведов и делателей, как Владимир Гречухин, Сергей Темняткин, немало тех, кто испытывает отвращение к разрушению и хаосу, болезненно переживает деградацию населения и бездарное, бесперспективное природопользование. Многие из них готовы к сколь угодно тяжелому труду ради того, чтобы в корне изменить ситуацию. И многие понимают, что без долгосрочной программы всестороннего развития муниципальных образований края, ориентированной на инновационную экономику и, следовательно, на рациональную эксплуатацию природных и рукотворных ресурсов, улучшить жизнь радикально здесь невозможно.

Отсюда один шаг до идеи создания национального парка. Полноценное обеспечение щадящего природопользования немыслимо без надежного мониторинга, который в свою очередь невозможен без правовой и физической защиты ресурсов. Правовую защиту возрождаемой Мологе может дать лишь федеральный закон об особо охраняемых природных территориях. По соображениям, высказанным выше, из всех типов ООПТ, предусмотренных этим законом, для Мологского края больше других подходит национальный парк.

Разработчики проекта НП «Молога» мыслят его на всей территории Брейтовского и Некоузского муниципальных районов, включая относящуюся к ним акваторию Рыбинского водохранилища.

Сколь реалистичен проект, легко ли организовать ООПТ такого уровня? Ведь увлеченная рынком Россия живет сегодняшним днем, ей теперь не до заповедников, которые в представлении обывателя нужны для неведомого будущего. Политика властей в области природопользования и охраны природы проста и прозрачна: устранять по возможности все, что мешает развитию капитализма в стране. Эта политика весьма наглядно проявляет себя в новом экологическом законодательстве, в частности в проекте Лесного кодекса РФ, против которого дружно восстают лесники. Под стать лесному законодательство водное. Симпто­матично, что в последних ежегодных посланиях президента Федеральному собранию экологические проблемы даже не упомянуты. Не потому ли они замалчиваются, что их обсуждение теперь все чаще вскрывает факты содействия властей бизнесу в его притязаниях на право безраздельно распоряжаться природой? Эти кособокие, близорукие законы – не корыстная ли уступка беспардонному капи­талу?

Давление дикого рынка, уступчивость чиновников, беспомощность власти все чаще проявляют себя в заповедном деле. Но есть и обнадеживающие пере­мены. Верховная власть России, кажется, начинает сознавать, что главным национальным проектом страны должен быть именно проект сбережения, оздоровления и развития народа. Если это так, то теперь всякое значительное проявление творчества снизу, из регионов, надо полагать, будет поддерживаться государством. Во всяком случае, проект национального парка, задуманный мологжанами для защиты стратегических ресурсов развития Мологского края, видимо, может рассчитывать на успех и признание, государственную поддержку.

Как развивается проект в настоящее время? Усилия разработчиков направлены сейчас на то, чтобы снизить скорость антропогенной деградации территории путем ее резервирования под планируемую ООПТ. Федеральными законами это разрешено (Земельный кодекс РФ, ст. 95, п. 5; «Об особо охраняемых природных территориях», ст. 2, п. 5). Прецеденты реализации данного права есть. Резервирование осуществляется специальным постановлением губернатора. Документы, необходимые для такого постановления, проектантами уже готовятся, но нужна для этого и ваша, земляки­ярославцы, моральная поддержка.

Владимир КОЖАРА,

председатель ярославской региональной общественной организации «Ноохора», кандидат географических наук.


Александр ЛИТВИНОВ,

заведующий лабораторией ИБВВ им. И. Д. Папанина РАН, доктор географических наук.


Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber