-

Не сыпь мне соль на трассу

Техническую соль Ярослав­ское спецавтохозяйство и дорожные организации берут с сольбазы, песок – из Волги и карьеров. Стоит смесь недешево. Только на загородных трассах, находящихся в ведении департамента дорожного хозяйства области, за прошлую зиму израсходовано 12 тысяч тонн смеси примерно на 8,4 млн. рублей.

Недешево это удовольствие обходится и тем, кто передвигается по соленым дорогам: днища и пороги машин от песчано-солевой смеси корродируют. Кроме того, эффективна такая посыпка только при температурах от 10 до 20 градусов мороза и совершенно бесполезна при снегопадах. На обочинах за зиму скапливаются отвалы из грязного снега с песком. По весне снег тает, а едкую пыль разносит ветром по обочинам на 150 – 200 метров. Техническая соль кроме основного хлорида натрия содержит еще 27 компонентов, в том числе тяжелые металлы. Они отравляют поля, придорожные ручьи и речки.

Альтернативы есть. В ряде городов России попробовали применять посыпку дорог фрикционными материалами: щебнем, мраморной крошкой без соли. Водители запротестовали. Износ шин и разрушение кузовов увеличились в 3 – 5 раз. В Норвегии лед поливают горячей водой, в Финляндии делают улицы с подогревом. Но это неприемлемо при российских масштабах.

Оригинальный и малозатратный вариант более пяти лет назад был предложен ярославскими геологами.

– В качестве средства от гололеда мы попробовали применить рассол из глубоководных скважин, – рассказал заместитель главного инженера НПЦ «Недра» Евгений Кудрявцев. – Бурить их нет необходимости, они давно существуют. По нескольку скважин есть в Даниловском, Рыбинском, Любимском и Гаврилов-Ямском районах. По одной – в Ярославском, Пошехонском, Тутаевском и Ростов­ском. Их бурили в поисках нефти, они частью оказались пригодными для добычи питьевой воды, а частью заполнены горько-соленым рассолом, в котором треть содержимого – хлористый натрий, калий, кальций и некоторые другие соли.

Департамент дорожного хозяйства области заинтересовался новшеством. Рассол быстрее, чем твердая соль, устраняет наледь. Техника для орошения дорог имеется: поливальные машины, которые зимой вынужденно бездействуют. Провели опыты с рассолом из Медягинской, Рыбинской и Пошехонской скважин. Новый реагент испытывали дорожники Ярославля, Гаврилов-Яма, Данилова, Любима, Большого Села. Не говоря уже об эффективности действия, прямые затраты на борьбу со льдом в среднем у них сократились на полторы тысячи рублей на километр обработанной дороги. Помножьте-ка полторы тысячи на почти тысячу километров основных автодорог области. Это уже полтора миллиона.

Тут бы и забыть соленую грязь на дорогах, как страшный сон, но на пути новшества встала экологическая экспертиза. Специалистов насторожило то, что при анализе рассола из Медягинской скважины в нем, кроме компонентов, обычных и для технической соли, были обнаружены едва уловимые следы стронция. Было высказано опасение, что стронций будет накапливаться на обочинах, попадать в грунтовые воды.

Для проверки этих предположений департаментом дорожного хозяйства была организована комплексная экспедиция из специалистов аналитического центра объектов химической технологии и окружающей среды АНО «Сертификационный центр «Яртест» и агрохимической лаборатории. Координатором исследований стала ландшафтно-гидрологическая группа Верхневолжского отделения Российской экологической академии.

Испытания проводились пять лет, в этом году закончились, результаты были доложены в ноябре на научно-практической конференции верхневолжских отделений РЭА и РАЕН.

– Длительные испытания были необходимы, чтобы выявить даже отдаленные последствия многократного воздействия рассолов на ландшафт, растения, водоемы и все, что в них водится, – рассказал кандидат географических наук, доцент Ярославского педуниверситета и руководитель ландшафтно-гидрологической группы Владилен Рохмистров. – Рассол из Медягинской скважины и песчано-солевую смесь испытывали в сравнении на участке автодороги Ярославль – Любим с семнадцатого до семьдесят седьмого километра трассы. Результаты подтвердили не только большую действенность и экономичность применения рассола, но и относительную безвредность. Пробы снега, талых и речных вод исследовались по 20 показателям. Основные компоненты рассола из Медягина и технической соли оказались те же, но концентрация веществ в соленом песке в 3,3 раза выше. Основные вещества, вызывавшие тревогу у экологов, – железо, стронций, бромиды и тяжелые металлы – в талых водах придорожных кюветов оказались в крайне незначительных количествах.

По данным даниловского и любимского ГУП «Автодор», на опытный участок протяженностью 27 км за зиму расходовалось в среднем 1065 – 1822 т рассола в зависимости от погоды, а на фоновый в 33 км – 1853 – 1900 тонн песчано-солевой смеси. Выяснилось, что в отличие от смеси сухой остаток от рассола не накапливался на полях, а уходил с талыми водами в кюветы. Причем их загрязнение не превышало предельно допустимые концентрации (за исключением ионов железа). Если же сравнивать с фоновыми участками, где посыпали соль с песком, то там в кюветах железа оказалось столько же, а в ряде случаев в два раза больше.

Примерно та же ситуация и с накоплением в кюветах свинца за четыре зимы испытаний. Там, где поливали рассолом, его содержание в почве увеличилось на 9 сотых, самое большее 8 десятых, а при традиционной песчано-солевой посыпке в 2 – 2,38 раза.

Концентрация соединений кадмия незначительно возросла только на одном из шести контрольных пунктов дороги и на одном добавилось стронция, но в пределах допустимых концентраций. На остальных содержание этих веществ либо не изменилось, либо уменьшилось.

Официальное заключение комплексной экспедиции таково: «Рассол Медягинской скважины, опробованный на трассе Ярославль – Любим, способен заменить песчано-солевую смесь. Он менее затратен, более эффективен как противогололедный реагент, и наконец его применение не наносит экологического вреда придорожным ландшафтам, поверхностным и подземным водам».

Теперь ничто не мешает дорожным службам области уже этой зимой использовать рассол из Медягинской скважины для очистки автотрасс и городских улиц от гололеда. Но для широкого применения новых реагентов нужны исследования и по другим старым скважинам.

– Результаты исследования убеждают, что рассолы можно применять, – сказал заместитель директора департамента дорожного хозяйства администрации области Владимир Алинский. – Однако все зависит от того, как много скважин в районах окажутся с подходящим рассолом. Например, эксперименты в Переславле не удались. Там содержание солей в воде меньше 100 граммов на литр. А возить туда реагент из Заволжья, из Медягина, накладно.

Необходимо еще посчитать, во что обойдется ремонт тех скважин, которые долгое время не использовались. Пока департамент готов рекомендовать широкое применение рассола тем дорожным организациям, которые получат очевидную выгоду: ярославским, даниловским, пошехонским. В других местах подземные источники реагентов нуждаются в расконсервации, оценке их химического состава и в экономическом обосновании использования.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp