Главное:

Если взялся за гуж...

Владимир Николаевич Голов родился в большой (только тёток да дядьёв было семеро!), дружной крестьянской семье в деревне Колмово Мологского района. Той деревни, как и сотен других поселений, уже давно нет на карте Ярославской области – там теперь шумит­бурлит искусственно со­­­зданное Рыбинское море. Ког­да затопили родные места и семью выселили в Любимский район, Володе исполнилось всего лишь три годика. Из детских, мологских ещё, впечатлений осталось в памяти лишь долгое ожидание парохода и по­мальчишески непосредственное восхищение шириной Волги­матушки.

Детство Владимира Голова пришлось на тяжёлое военное время. Отец ушёл на фронт, мать выбивалась из сил, чтобы поднять на ноги детей. Пришедшая в 42­м году похоронка на отца, как оказалось впос­ледствии, надломила жизнь Володиной матери навсегда. И хоть выживший каким­то чудом отец Владимира в конце 1943 года тяжелораненым, на костылях, вернулся домой и прожил ещё 30 лет, мама за годы военного лихолетья надорвалась в постоянном непосильном труде и ушла из жизни, когда Владимиру исполнилось 14.

Смерть мамы Володя переживал очень тяжело, даже хотел бросить школу, несмотря на то, что учёба всегда давалась ему легко, но благодаря вмешательству отца вовремя одумался и, окончив семилетку, отправился поступать в Мурманскую мореходку – мечтал стать штурманом. Но не повезло: конкурс был просто бешеный даже по нашим сегод­няшним понятиям – 11 человек на место!

– Вернулся домой и, не долго думая – не сидеть же взрослому парню у отца на шее! – поступил в ФЗО на плотника­опалубщика.

– Почему вы выбрали именно эту специальность?

– Просто ничего другого уже не осталось. А там обучение было серьёзное, десять месяцев против полугодичных курсов для обучения другим специальностям.

По окончании школы ФЗО плотник­опалубщик пятого разряда (а это был очень высокий разряд, обычно из стен училища выпускали с разрядом не выше четвёртого) молодой специалист Владимир Голов был направлен на строительство ТЭЦ­2. Встретили его поначалу в бригаде не то чтобы в штыки, но около того: понять взрослых мужиков, проработавших в строительстве не один десяток лет и имевших лишь четвёртый разряд, когда какой­то шестнадцатилетний пацан «козыряет» пятым разрядом, в общем­то, можно. Пришлось доказывать свою квалификацию делом. Справился, дали в подчинение бригаду. Не желая останавливаться на достигнутом, самос­тоятельно освоил специальность арматурщика, сдал на разряд.

Бригада Владимира Голова всегда была на хорошем счету. За профессиональные навыки и внедрение новых технологий на производстве он был награждён бронзовой медалью ВДНХ, его, простого, казалось бы, бригадира, не единожды приглашали на коллегию Министерства строительства – а это, доложу вам, уровень и признание!

Разные профессиональные тонкости, необходимые при строительстве фундамента, Владимир Николаевич, сидя в кресле главы муниципалитета, описывал мне столь красочно и подробно, что я не удержалась, спросила:

– А вот если вас прямо сейчас отправить бригадиром на стройку, справитесь?

– Запросто! – рассмеялся он, – руки­то помнят, да и голова ещё кое­что соображает.

Общественная и партийная работа никогда не была для Владимира Николаевича Голова ни пустым звуком, ни обременительной нагрузкой: любое порученное ему дело он привык делать на «отлично» и отдавался ему всей душой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что он, профессионал­строитель, вскоре поменял сферу деятельности – пошёл, как говорили раньше, «по партийной линии». Окончил высшую партийную школу, девять лет был секретарём парткома треста «Ярхимпром­­строй», а с 1979 года, как образовался Дзержинский район, стал председателем райисполкома, с 1988 года – первым секретарём райкома. Следующей ступенью в послужном списке Владимира Николаевича стала должность заместителя мэра…

– Что лично для вас значит – быть государственным человеком?

– Это человек, который в первую очередь облечён большими обязанностями и для которого на первом, втором и третьем местах стоит дело, а уж личные интересы – где­то потом.

– Вы давно состоите на государственной службе. Когда сложнее работать: раньше, при советской власти, или сейчас?

– Работать труднее было тогда – это однозначно. Ведь раньше руководитель района или города отвечал за работу предприятий, и план нужно было делать любой ценой. И вот, допустим, до конца квартала остаётся шесть часов, а я, мои заместители, райком партии сидим и смотрим, у кого где есть какие резервы. Невыполнение плана очень серьёзно наказывалось. Да что там говорить, если у меня самого есть несколько взысканий по партийной линии за это…

– Сегодня не нужно писать квартальный отчёт любой ценой…

– Согласен, задачи изменились, но степень ответственности осталась. Сегодня нас в первую очередь интересуют налоги, из которых составляется бюджет города. Желаний у нас, как обычно, много, а вот возможностей – несколько меньше. И наша задача – и мэрии, и лично мэра, и нас, депутатов, – состоит в том, чтобы найти те возможнос­ти, которые покрыли бы этот дефицит, чтобы людям жилось легче.

Вообще, говорит Владимир Николаевич, депутат, как громоотвод. Народ идёт к нему со всеми болячками и накипевшими страстями. Люди уверены, что тот, кого они избрали и облекли полномочиями, поможет. И ему действительно ничего не остаётся, как распутать клубок проблем. Иного не дано, взялся за гуж, не говори что не дюж.

– О чём сегодня у вас, главы муниципалитета, в первую очередь «болит голова»?

– О многом. Пойдём «от земли»… Вот есть человек, живущий в конкретной квартире, в конкретном доме. И надо сделать так, чтобы этому человеку, гражданину нашего замечательного города, не капало на голову, чтобы он, выходя из квартиры, попадал в чистый и ухоженный подъезд, вышел из подъезда – и глаз его порадовался обустроенному клумбами, скамейками и детскими площадками двору, потом, чтобы этот человек спокойно, с удовольствием дошёл по отремонтированному тротуару до остановки и сел в нужный ему автобус и доехал до работы в хорошем настроении, не потеряв в толчее ни одной пуговицы… Эти задачи являются для нас первоочередными. Сейчас муниципалитетом принято порядка 25 социальных программ, и все они отвечают за решение вышеперечисленных задач.

– Во сколько начинается ваш рабочий день?

– Около восьми утра, а дальше – как получится. Рабочий день, как говорится, у меня ненормированный.

– Но 24 часов в сутках вам хватает?

– Сейчас хватает, а раньше, когда был первым заместителем мэра, катастрофичес­ки не хватало. Было очень много работы. И даже когда приходил домой, работа не прекращалась. И городской телефон, и оба мобильных звонили, не замолкая: то авария, то ещё какое ЧП – что­то прорвало, где­то замкнуло... Знаете, я долго не мог привыкнуть к тому, что телефоны перестали звонить по ночам. Что со связью, думал, почему никто не трезвонит? И только со временем привык, что я теперь на другой работе...

– А получается у вас, закрывая в конце рабочего дня дверь кабинета, запирать все проблемы на замок и выходить на улицу уже не главой муниципалитета В. Н. Головым, а рядовым горожанином Владимиром Николаевичем, который, честно отработав трудовой день, возвращается домой?

– Нет... крайне редко. Вот выходишь с работы, садишься в машину, едешь домой, смотришь по сторонам и автоматически замечаешь неполадки, «берёшь на карандаш». Вот где удаётся «отключить мозги», так это на отдыхе – люблю охоту, рыбалку. Летом с удочкой не всегда удаётся посидеть, зато уж зимой...

– И как, всегда с уловом?

– По­разному, иногда и с пустом возвращаешься... Ещё я спорт люблю, сам в молодости в футбол играл, а теперь стараюсь не пропускать матчи (тем паче, что я член совета директоров «Арены­2000»), болею за наших хоккеистов.

– Что вы ещё не реализовали в своей жизни?

– Да, наверное, всё сложилось. У меня замечательная жена, которая всегда и во всём меня поддерживала, семья была на ней. А какая она хозяйка! В науке о жизни, домашнем хозяйстве ей смело можно звание академика присуждать.

Есть дочь, сын, внуки, есть даже правнук, Владимиром Сергеевичем зовут... Скоро, ещё один правнук или правнучка появится.

– То есть сына родили, дерево посадили...

– Дерево?! Сотни деревьев посадил и домов построил тоже не один десяток...

– После всего вышесказанного мне остаётся только написать крупными буквами «ЖИЗНЬ УДАЛАСЬ» и поставить... Какой знак, Владимир Николаевич?

– Конечно, восклицательный!

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber