-

Тарифы могли быть выше

Но прежде все участники пресс-конференции рассказали об особенностях тарифного регулирования на 2006 год. Дело в том, что регулирующие органы впервые рассматривали тарифные предложения по каждой из названных компаний, анализировали представленные ими расчеты и экономические выкладки. При этом принимавший окончательное решение по региональным тарифам департамент топлива, энергетики и регулирования тарифов (ДТЭиРТ) администрации Ярославской области не мог выйти за рамки предельных минимальных и максимальных тарифов для потребителей, установленные Федеральной службой по тарифам.

Среднее по области повышение тарифов на электроэнергию для всех категорий потребителей составило 9,1 процента, то есть не превысило даже официально объявленного уровня инфляции 2005 года (10,9 процента), как это, кстати, декларировалось и самими энергетиками. При этом следует отметить, что услуги ЖКХ подорожали в сравнении с началом прошлого года на 32 процента, а все виды топлива – на 15,8 процента (цены того и другого, как известно, самым тесным образом связаны с энергетическими тарифами и сами влияют на их величину).

Не изменились тарифы на электроэнергию для промышленных потребителей Ярославской области. Но бюджетные организации и сельхозпред-приятия теперь лишены льгот по оплате электрической и тепловой энергии.

Тариф для городского населения вырос с 1,1 рубля за киловатт-час до 1 рубля 28 копеек (сельское будет платить 90 копеек). То есть на 16,4 процента. Казалось бы, весьма существенно? Однако, во-первых, нельзя не отметить замедления темпа роста по сравнению с прошлогодним повышением (тогда тариф вырос на 17 процентов).

Во-вторых, уже немало сказано о тех угрозах, которые таит в себе искусственное сохранение перекрестного субсидирования, когда за «недоплачивающее» население (и другие, существовавшие до недавнего времени льготные категории) «переплачивает» промышленность. Развитие свободного рынка электроэнергии – а он уже действует – может привести к тому, что если значительная часть предприятий перейдет к альтернативным поставщикам более дешевой энергии, то региональные энергосбытовые компании больше не смогут выполнять свою социальную функцию. Поэтому постепенное, планомерное сбалансирование тарифов для предприятий и населения предпочтительней их внезапного и резкого увеличения для последнего.

К тому же затраты на оплату потребляемой электрической энергии в бюджете каждой семьи невелики, и увеличение расходов составит лишь десятые, если не сотые доли процента. Наконец, следует сравнить новые конечные тарифы для населения в Ярославской области с теми, что установлены в соседних регионах. Здесь цифры такие: городские жители экономически гораздо менее развитой Костромской области станут платить 1,42 рубля за кВт-ч, а сельские – 1 рубль. Еще выше тарифы в Тверской области: 1,5 и 1,05 рубля соответственно. Все это говорит о том, что ярославские потребители не могут считать себя пострадавшими от повышения тарифов.

С тарифами на тепловую энергию ситуация такова. Процент повышения их для потребителей, получающих тепло от Ярославской энергетической компании, выше, чем у некоторых соседей, входящих в ТГК2. В Ярославле тариф повышен на 18 процентов, а, к примеру, в Костроме на 14, в Вологде – на 10,3, еще меньше в Твери – на 9,6. Однако итоговые величины выросших тарифов все равно ставят в более выгодное положение клиентов ЯЭК. Им за каждую гигакалорию тепла придется заплатить всего 416,9 рубля. А вот костромичам уже 422,39 рубля. Еще больше вологжанам – 431,98. В Архангельске же, куда пока еще не пришел газ и приходится сжигать мазут, гигакалория тепла стоит теперь 538,6 рубля.

Кстати, именно рост цен на мазут (в 2,5 раза за минувший год) привел и к весьма существенному росту тарифов в ЯЭК. Дело в том, что примерно 12 процентов топлива, сжигаемого на ярославских ТЭЦ, – это мазут. Он является резервным топливом на случай особых ситуаций, и потребление его существенно возросло, например, в недавние морозы, когда газовики резко сократили подачу «голубого топлива».

Но при этом тариф ЯЭК ниже, чем у ярославской же компании «ТЭСС», на небольших котельных которой сжигают почти исключительно газ (здесь гигакалория стоит 588 рублей). Сравнение их тарифов говорит об экономической эффективности крупного предприятия вообще и об умелой организации работы на ярославских ТЭЦ в частности.

Экономическая эффективность и надежность, гарантированность поставки товара потребителям – вот основные задачи работы руководителей любого предприятия. Именно исходя из этих соображений, энергокомпании представляли в департамент топлива, энергетики и регулирования тарифов собственные расчеты по изменению цен на свои услуги на 2006 год. А регулирующий орган с чем-то соглашался, что-то отвергал, пытаясь учитывать интересы и потребителей, и поставщиков энергии.

К сожалению, отметили участники пресс-конференции, далеко не все их доводы были приняты. В тариф «Ярэнерго» на 2006 год не заложены сред-ства на устранение послед-ствий техногенных катастроф. Поэтому энергетики рассчитывали на программу страхования имущества электрических сетей, но и потребности в страховании не были учтены ДТЭиРТ. С января 2005 года от энергосбыта к «Ярэнерго» перешла функция учета и контроля электроэнергии, реализация которой требует существенных финансовых вложений: нужны современные приборы учета, специальные информационные компьютерные программы. Однако затраты на организацию учета электроэнергии также не были включены в тариф на услуги по передаче энергии. Не нашла должного отражения в тарифе и дальнейшая реализация целевой губернаторской программы «Уличное освещение».

Схожие проблемы и у энергетической компании. В результате, по словам Василия Потапова, уровень рентабельности в генерации продолжает снижаться. Если в 2003 году он составлял 5,92 процента, год спустя – 5,78, в 2005-м – 5,11, то в нынешнем году он определен равным всего 3,93 процента. Это до уплаты налогов! Столь низкий уровень рентабельности делает энергетику все еще непривлекательной для потенциальных частных инвесторов. А ведь реформа энергетической отрасли для того (среди прочих причин) и затевалась, чтобы привлечь сюда частный капитал. Ускорить за счет этого обновление и модернизацию основных фондов, износ которых составляет сейчас порядка 80 процентов.

Но в тарифы, утвержденные ярославским департаментом топлива, энергетики и регулирования тарифов, инвестиционная составляющая не была включена.

– Придется и впредь выкручиваться своими силами, обеспечивать обновление основных фондов за счет только лишь амортизационных отчислений, которые очень невелики, так как мала остаточная стоимость амортизируемого оборудования, да за счет той минимальной прибыли, что останется в нашем распоряжении после уплаты налогов, – сказал Василий Потапов.

Евгений Гайворонский поддержал своего коллегу в том, что решения по тарифному регулированию, принимаемые ДТЭиРТ, существенно влияют на обеспечение надежности работы энергосистем:

– Инвестиции особенно важны для генерирующей компании. Потребности сетевиков в этом, конечно, меньше, но ведь и от мощности наших, например, подстанций зависит, сможем ли мы в полной мере обеспечить все возрастающие потребности развивающегося Ярославского региона в электроэнергии. Однако сети были и всегда останутся государ-ственными, поэтому частных инвестиций мы ждать не можем в принципе. Но вот в свое время остроту проблемы в Ярославле нам удалось снять за счет введения платы за присоединение от новых потребителей. Теперь государство подтвердило правоту нашего тогдашнего решения. Тарифы на технологическое присоединение будут также утверждаться региональным регулирующим органом. Надеюсь, благодаря им мы сможем вывести сетевую компанию из затянувшегося пике – ведь износ основных фондов в некоторых подразделениях достигает 80 процентов, и они остро нуждаются в обновлении, в инвестициях.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber