Главное:
Электролаб
-

Мычание телят

1 февраля здесь отключили свет. Не просто рубильник повернули, а, как мне сказали в конторе, приехали и перерезали провода. Чтобы потом уж никто самовольно не смог подключиться.

МУ­У­ЧЕНИЕ!

Кто-то взял меня за руку и повел сквозь тьму. В коровнике двести голов. Тепло – надышали. Животные стоят, жуют, погромыхивают цепями. Вроде спокойные. А вот доярки – их тут четыре – нервничают. Выяснилось: доильные аппараты отключены, а к рукам колхозные коровы непривычны. Может, больно. Шарахаются. А женщины ругаются. Ведь почти все коровы стельные – их по-правильному четыре раза в день доить нужно, а тут вторые сутки недоены...

Мужики, кто на ферме работает, растеряны, в глазах злость и отчаяние. Но они молчат, когда доярки кричат им: «Чего стоите, идите все тоже доить!» Кто-то грубовато предупредил меня: «Берегитесь, а то запачкаетесь!» Смотрю под ноги: транспортер стоит, и навоза за сутки уже накопилось. Техника не работает – не дей-ствует и кормораздатчик.

Решила поделиться чужим опытом: вспомнила, что делала заметку об отключении света в ООО «Вараково» Первомайского района. Там народ оказался хитроумный: доили с помощью трактора. Но механик Валерий Бочаренко вздохнул: у них, наверное, ферма небольшая, нам трактор не поможет.

Зашли в телятник. Из деревянных стойлиц сразу высунулись маленькие мордашки. Тут шестнадцать телят. Замычали на разные голоса. И в мычании такая тоска. Очень холодно. В углу стоит бесполезный калорифер, над каждым теленком висят выключенные тепловые лампы.

Иду, а навстречу из стойлиц тянутся влажные носики – малышам по три-четыре дня. От пола – где-то метр. Были бы свои, от домашней коровы, их бы давно в такой мороз в избу взяли. Да только в Нинорове сейчас многие в благоустроенных двухэтажных домах живут. И всех не возьмешь – начался массовый отел. В феврале в «Москве» ждут пополнения – еще десятков пять телят. А в марте – полторы сотни.

Беда еще, что таким маленьким нужно теплое пойло из молока и воды. А коровы не подпускают доярок к вымени. Да и горячей воды для разбавки нет. Точнее, женщины носят ее в ведрах из котельной, за триста метров. Все, включая агронома и заведующую фермой. Подобная ситуация и на другой ферме, в Егорьевском.

СЛЕЗАМ «МОСКВЫ» НЕ ВЕРЯТ

В такие злые холода, как рапортуют коммунальщики, наготове все службы – вдруг где авария. А в этом хозяйстве энергию отключили не аварийно, а специально. Как подгадали – к массовому отелу. В стужу. Вот в чем парадокс.

Директор «Сельэнерго» в Угличе Александр Кульпинов говорит: «Я же только выполняю распоряжение сбытовой компании».

С руководителем районной сбытовой компании Геннадием Горулевым удалось поговорить лишь на следующий день по возвращении из Углича. Стороны недовольны друг другом. «Мы не благотворительная организация», – заявляют одни. «Мы же делаем текущие платежи», – оправдываются другие.

В конторе меня ввели в курс дела. Еще весной собирались «Москву» объединить с двумя хозяйствами – в Алтынове и Заречье. Даже документы готовили, список активов. Но не поступило финансирование, обещанное в случае объединения, и в апреле на собрании в Нинорове пайщики сами себя спросили: а зачем три развалюхи собирать вместе? Отказались от затеи.

С 1 июля в многострадальный СПК «Москва» пришел новый председатель Евгений Балясников. В бизнесе не новичок, занимался строительст-вом на селе. Ему предложили взять «Москву» – согласился. Наверное, Евгений Борисович вспомнил о своих корнях – дед, тетка по материнской линии были председателями. Возможно, сказалась уверенность в собственных силах.

Он и сейчас считает: сельское производство может быть прибыльным. Только вот долгов ему многовато досталось. Работникам зарплата за полгода не выплачена. Долг за электроэнергию. В августе предприятие чудом избежало банкротства – председатель взял достаточно крупный кредит в банке под залог молодняка. Из него миллион с хвостиком – на долги по зарплате. Ну а за энергию платили лишь по текущим расходам. 200 тыс. рублей долга, оставшиеся от прежнего председателя, зависли. Это и возмущает энергетиков.

И 1 февраля приехала бригада электриков. Они забрались на столб и срезали провода. Последствия в виде недоеных коров и некормленных, замерзающих телят возымели действие: Балясников проплатил 2 февраля энергетикам 100 тыс. рублей из двухсот и показал платежку Горулеву. Но тот держал занятую позицию: заплатить по полной. Сложилась ситуация не из легких.

ВЕРНОЕ РЕШЕНИЕ

Прямо из конторы позвонила прокурору района Михаилу Ордину и рассказала об увиденном. Михаил Алексеевич обнадежил, что прокуратура займется этим случаем. Звонила знакомому журналисту из «Угличской газеты», призывая бить в колокола. До Горулева не дозвонилась. Так и уехала, переживая о замерзающих, голодных телятах. Меж тем (как узнала на следующее же утро, дозвонившись Горулеву) после моего отъезда приехали электрики и восстановили свет... Геннадий Александрович возмущался:

– Думаете, у меня самого на сердце легко было? Но ведь собирали всех руководителей хозяйств за пять дней, предупреждали. Самый крупный долг – у «Москвы». У остальных – в пределах текущего потребления, от 30 до 100 тысяч рублей. А у этих с июля 200 тысяч, и было бы хоть какое-то движение!

У меня же на душе стало так хорошо и легко – ура, телята спасены! Поэтому дальше Горулева слушала не очень внимательно. А он ворчал: «Вызывал прокурор... Приходил корреспондент... Только 1го числа посылали бригаду, чтобы отключать, а на следующий день пришлось вновь ехать – подключать». Так что не совсем поняла, благодаря чему Геннадий Александрович сменил гнев на милость: то ли беседа с прокурором помогла ему принять верное решение, то ли все-таки решил он поверить слезам «Москвы», то ли угличский корреспондент пришел бить в колокола и это стало последней каплей...

И слава богу, все обошлось – телята живы. Хотя за эти два дня СПК сорвал поставки молока переработчикам... И как отразится на здоровье коров то, что их практически не доили в течение этого времени?

Теперь назначен суд по банкротству СПК «Москва». Можно представить, чем это может обернуться. До сих пор на хозяйстве висит коммунальное обслуживание благоустроенного жилья, школы, детского сада в Нинорове – отопление, водопровод, канализация. Развалится «Москва» – неизвестно, что станет с котельной. Захочет ли тот, кому она достанется, отапливать жилые дома? И в чьих руках окажется водопровод? Ведь нередки случаи, когда после развала градообразующего предприятия люди не знают, где искать концы – кто отвечает за отопление, а кто за подачу воды...

Разрушить легко, а вот кому она нужна потом, эта разруха?



* * *
ОТ РЕДАКЦИИ. Прокомментировать ситуацию с электроснабжением СПК «Москва» мы предложили руководству ОАО «Ярославская сбытовая компания». По предоставленной нам информации, задержки платежей со стороны сельхозкооператива начались в августе прошлого года, и к 1 февраля нынешнего его суммарный долг перед энергетиками составил 230 тыс. рублей, в том числе за электроэнергию, потребленную в 2005 году, 213 тысяч. Действующий договор электроснабжения и российское законодательство дали право «Ярославской сбытовой компании» ограничить подачу электроэнергии потребителю-неплательщику. Уведомление о санкциях было направлено руководителю СПК 23 января. Копии уведомления получили заместитель главы Угличской администрации по АПК Равиль Ханнанов и районный прокурор Михаил Ордин. Однако в течение недели руководство сельхозкооператива не предприняло никаких действий для урегулирования вопроса.– Ограничение подачи электроэнергии – мера вынужденная, – выразил сожаление заместитель генерального директора, исполнительный директор по реализации электроэнергии ОАО «Ярославская сбытовая компания» Сергей Егорин. – При столь низких температурах, когда потребление электричества резко возрастает, должники ставят под угрозу стабильное функционирование всего энергетического рынка региона. Сейчас, в условиях продолжительных морозов, наша компания работает в напряженном режиме, стараясь обеспечить электроэнергией население и объекты социальной сферы, полностью отказавшись от введения ограничений для неплательщиков этих групп потребителей. Но «Ярославская сбытовая компания» не может постоянно изыскивать денежные средства для покрытия неплатежей. Так как покупка электроэнергии у поставщиков происходит на условиях авансирования, то собственных средств компании просто не хватает, чтобы обеспечивать энергией всех неплательщиков. В такой ситуации ставится под угрозу энергоснабжение населения и предприятий, честно выполняющих свои финансовые обязательства перед нами.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber