Главное:

Рога для пираньи

Писатель нынче измельчал. Раньше ни один из них не позволял герою садиться себе на шею. Шерлок Холмс и Артур Конан Дойл – не в счет, ибо это исключение, которое только подтверждает правило. А вот Ильф с Петровым, к примеру, не в меру наглого и практически бессмертного Остапа Ибрагимовича законопатили прямиком в управдомы. Вот уж он, наверное, матюгался...

Так мы это к чему? К тому, что у нынешних писателей труба однозначно пониже и дым пожиже. Как следствие, любой мало-мальски рельефно вылепленный герой вертит ими, своими создателями, как хвост – собакой. Естественно, что самому герою это не прибавляет ни шарма, ни характерности. Самый яркий пример тому – писатель-многостаночник Бушков и его альтер эго – каперанг Мазур (полковник по-сухопутному), подводный боевой пловец, служащий в военно-морском диверсионном ведомстве.

И вот этот полковник со своей молодой женой отправляется в отпуск, где он сплавляется на плоту по реке с названием Шантара. Его ловят злые люди и в компании других таких же случайных прохожих-проезжих отпускают в тайгу, чтобы начать охоту на «человеков». С фабулой сегодня разве что ленивый незнаком благодаря одноименному фильму. Однако книга была, хоть и не без изъянов, куда круче экранизации. Там имелся и психологический, и философский уровень – звучало даже слово «экзистенциализм». Более того, популярно растолковывался его смысл. В общем, на фоне литературы, которая заполняла прилавки в середине девяностых, роман промелькнул словно комета над восточносибирской тайгой.

И казалось бы, живи мирно, Александр Бушков. Вернись к стилю фэнтези, пиши про Сварога, не искажай картину мира уступкой низменным порывам... Стань автором единственной нормальной книги. Так нет же! Повело Александра свет Александровича на сиквел (продолжение по-научному).

Второй роман вышел не то чтобы хуже... Плакатнее. То, что в народе называют «сорок бочек арестантов»: тут тебе и роковая красотка из ФБР, и пехотный капитан Кацуба, исполняющий при суровом, но неотразимом Мазуре роль деда Щукаря, и даже снежный человек. Последний, кстати, вообще ни для чего не нужен – жрал себе малину и едва не до родимчика напугал фактом своего существования капитана первого ранга и ту самую роковую красотку.

И снова-здорово: очередное продолжение, куча никому не нужных и не в чем не повинных персонажей, коих треба немедленно поубивать, чтобы не висели гирями на сюжете, не мешали, поганцы, торжеству добра, мира и справедливости.

Вот теперь, подумала большая часть читателей, осилив роман, действительно абзац. В смысле финиш. Куда там! В четвертой части разлюли-малина приобрела такой размах, что развесистая русская клюква из первых трех выглядела былинкой в тени баобаба.

И взмолился автор перед героем: отпусти меня, тятя, на волю! Адмиралом тебя сделаю, жену убиенную верну, денег дам, токмо пора эту бодягу заканчивать.

Естественно, что бравый кэп-три (теперь уж адмирал) не пожелал кануть в Лету. Но и возрождаться вот так, запросто, тоже не смог: как-никак, и деньги взяты, и слово богатырское дадено. Мазура упорно тянуло на бумагу...

Вот тут-то Бушкова осенило: помимо сиквела есть еще ведь и такой прием, как приквел. Не в одну же секунду Мазур получил два просвета и три звезды на погоны... А стало быть, ежели мы опишем весь его боевой путь от лейтенанта, то и рыбку съедим, и честь свою не посрамим. И замечательно помолодевший Мазур отправился в славный боевой путь, где Щукаря играл уже особист Самарин (по кличке Лаврик).

Дело пошло, но спустя некоторое количество тысяч страниц вновь застопорилось. Беда пришла, откуда ее и следовало ждать: человеку свойственно жить, а времени – идти. И Мазур за несколько лет литературного творчества подошел к той точке, в которой, собственно, и родился: к сорока годам и званию капитана первого ранга. Ну не гадство?

Однако было поздно – Бушкова несло. И Мазур, перепрыгнув пару лет, понесся вместе с ним. Нынче он воюет с организованной и неорганизованной преступностью, маскируется под рэкетира и спасает президента (пока – африканского, но еще ж и не 2008 год!), ублажает женщин и усмиряет бунты.

В последнем произведении адмирал уезжает по пыльной африканской дороге. В кармане у него – неправедно нажитые алмазы, кои должны были послужить делу устранения от сует мирских нашего всенародно любимого президента (олигархи постарались). Пиранья, адаптировавшись в трудной литературной среде, оказалась всеядной, вроде акулы, рыбой: дай алмазы – съест алмазы, дай залежалые оленьи рога – и их заглотит без сомнений. А не пролезут – так и будет плавать с чужими вторичными половыми признаками, торчащими изо рта.

Нет, офицер все-таки должен закончить дни свои вовремя. Правда, не факт, что из пираньи сможет выйти хороший управдом...

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber