Главное:
МИН
-

Хрустальные колокола театрального праздника

Ни один из семи прошедших фестивалей не был похож на другой. У каждого были свои неповторимые приоритеты и доминанты. То музыкальная стихия врывалась на Волковскую сцену, то классика сражалась с авангардом... Нынешний фестиваль познакомил с театрами зарубежья – ближнего и дальнего: театр из Вашингтона (США), Шведский национальный из Хельсинки (Финляндия), Витебский имени Якуба Коласа из Беларуси. Особое место занял Башкирский государственный театр оперы и балета (Уфа). Академические столичные театры представляли МХАТ и БДТ, театры русской провинции – Кострома и Иркутск. Ярославль отметился бенефисом Наталии Терентьевой.

В разгар фестиваля поздравляли новую народную артистку России – Татьяну Борисовну Иванову. Работал семинар молодых театральных критиков и журналистов, пишущих о театре. В нем принимали участие столичные критики – Александр Иняхин, кандидаты искусствознания Александр Вислов (театральный обозреватель «Литературной газеты») и Геннадий Демин. А в рамках off­программы фестиваля в театральном институте был показан спектакль «Снегурочка» в исполнении студентов­выпускников из Республики Коми.

АМЕРИКАНСКИЙ ГОРОДОК В РУССКОЙ КОСТРОМЕ

Костромская драма привезла необычный спектакль «Наш городок» по Торнтону Уайльдеру. Стиль спектакля, поставленного Анатолием Морозовым, – лирическая драма, поэтизирующая обыденную жизнь.

Влюбленность молодых героев спектакля Эмили Уэбб (Людмила Бояринова) и Джорджа Гиббса (Дмитрий Егоров) завершается свадьбой. Этот дуэт – центр всего спектакля. Персонаж Егорова – недавнего выпускника Ярославского театрального института – полон жизненных сил и обаяния. Он грезит наяву, он умеет прыгать через лужи, он поднимает возлюбленную до небес...

Герои не успеют по­настоящему повзрослеть. Эмили гибнет при родах, разноцветные зонты меняют цвет на траурно­черный. Создатели спектакля убеждают зрителей, что надо ценить каждый миг бытия. Но нередко эти истины излагаются языком риторики и проповеди. Лишь Эмили порхает живым белым призраком в течение всего последнего акта, пока актер Дмитрий Егоров не выведет ее из загробного транса для того, чтобы выйти на поклон...

НЕСТЕРКА,

КОТОРОГО НЕ СТЕРЕТЬ


Спектакль «Нестерка» основан на белорусском фольклоре, легендах, присказках, загадках, преданиях. О чем складывались легенды? О сотворении мира, происхождении жизни, пташек, насекомых, Святых и Бога, о пекле и рае, о вине и покаянии, возмездии за вину, о добросердечии и вознаграждении за доброту. Вот он выходит, Нестерка, в простой кошуле и портках – с ударением по­белорусски на первом слоге в слове «портки», в лаптях и онучах... На заднике возникают просторы родной Беларуси, осиянные небесным светом леса, озера и реки, цветущие яблоневые сады...

Наиболее яркие эпизоды спектакля – ярмарка, народный театр с ряженым медведем (им, конечно же, становится Нестерка), затем – диспут, ученый спор Школяра с Нестеркой, шемякин суд...

Режиссер Владимир Барковский, воссоздавший спектакль, дает целую энциклопедию народной жизни с ее ритуалами и обычаями, лирическими песнями, сатирой на панов, разного рода надзирателей­карателей, с историей влюбленных Юрася и Насти и свадебным обрядом во всех подробностях...

– Вам не кажется, что мой герой очень похож на Теркина? – говорит Петр Ламан, исполнитель роли Нестерки. – Твардовские ведь из наших краев. В имени Нестерка и фамилии Теркин – один и тот же корень – «тер». «Нестерка» – значит «не стерети», то есть моего героя не согнуть, не сломать, не стереть с лица земли. Это вечный герой – и в воде не тонет, и в огне не горит...

Спектаклю более 60 лет, он был впервые поставлен в 1941 году. И живет! Значит, в нем нуждается зритель. И зал Волковского театра – в этот день здесь были белорусы, украинцы, русские, поляки, литовцы – стоя благодарил актеров Витебского национального академического драматического театра имени Якуба Коласа.

«Я БУДУ ГОВОРИТЬ

БЕЗ МИКРОФОНА»


Для бенефиса Наталия Ивановна Терентьева выбрала «Рождественские грезы» Н. Птушкиной, которые доселе шли на камерной сцене. Теперь спектакль был вынесен на основную сцену. То, что и впрямь было камерным, семейным, узколичным, оказавшись на больших подмостках, приподнялось над зрительным залом... Казалось, сама Терентьева взлетела над ним и осеняла каждого своим дыханием и заботой. Партнеры Наталии Ивановны волновались, быть может, больше, нежели она сама.

А потом был триумф! И актриса вышла на авансцену по­благодарить всех, кто пришел на бенефис. Рядом с Терентьевой все время пытались поставить микрофон на стойке, она элегантно отмахивалась. Микрофон переставляли, снова настраивали по высоте, и опять Терентьева взмахивала ручкой, глядя на микрофон как на посторонний и мешающий предмет. А потом сказала:

– Я буду говорить без микрофона.

И в самом деле, зачем Терентьевой микрофон?! Ее голос отчетливо слышен во всех уголках зала. И какой голос! В спектакле она много импровизировала, шутила, пела свои любимые романсы: «Стояла ночь... Луной был полон сад...»

Актриса обращалась к публике, благодаря за чуткость и понимание. Она говорила о том, как каждое трепетание откликается в актерском сердце, как взаимонастраиваются зрительный зал и актерская душа. Как вибрируют они, взаимно ощущая друг друга.

Приветствия звучали в основном в стихах. Актриса была счастлива и спокойна. Волновались главным образом выступавшие: даже директор театра Валерий Сергеев и мэр города Виктор Волончунас. И конечно же, приветствовать Наталию Ивановну на театральном капустнике пришли великие Станиславский и Немирович­Данченко (актеры Игорь Сидоренко и Илья Коврижных). Ведь Терентьева, можно сказать, воспитана стенами МХАТа...

ЗИМНЯЯ СКАЗКА

БЕЗ ПЕРЕВОДА


Кульминационной точкой фестиваля можно назвать «Зимнюю сказку» Шекспира. Шведский национальный театр из Хельсинки продемонстрировал истинно европейский театральный стиль. Актеры как будто летали по сцене, представляя Шекспира в его игровом, пластическом, комедийном, гротесково­шутовском варианте. Они жили и играли, узнавали и видели мир впервые, с младенческой радостью открытия бытия. Они переживали немыслимые трансформации. Они импровизировали, вставляли в текст русские слова – «мишка», «ветер»... На сцене не было практически никаких декораций. И чудо состояло в том, что мы видели и море­океан, и шальной ветер, подгоняющий «кораблик».

Актер Дик Идман, профессор театральной академии в Хельсинки, играл короля Леонта и пастуха в Богемии. А его сын – Гого Идман – и в «Зимней сказке» исполнил сыновнюю роль. После спектакля мы разговорились с Диком о театре в Скандинавии. 90 процентов спектаклей там рассчитано на развлечение, это индустрия массовых зрелищ. Шведы были приятно удивлены огромным количеством зрителей (многим из которых... не хватило наушников).

Завершил фестиваль Иркутский театр имени Охлопкова – искренним спектаклем по произведениям Тургенева «Первая любовь». Волковцы приглашены в Иркутск на фестиваль имени Александра Вампилова. В сентябре будущего года театр покажет иркутянам вампиловскую «Утиную охоту».

Фестиваль завершен. Разъехались театры. Уезжают и волковцы – на фестиваль российского искусства в Японию.

Конституция

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp