Главное:
МИН
-

А король-то голый

– Куда это они с флажками, – недоуменно пробасили в рупор с капитанского мостика, – не спутали, часом, паром с папертью? Вова, ты там ближе, дай этим болезным двадцать копеек, и пусть идут с миром.

«Болезные» между тем откровенно наслаждались ситуацией: им были в кайф и недоуменные взгляды приезжих, и возмущенные гудки машин, требующих освободить проезд. Это творческое объединение при Московской школе фотографии и мультимедиа имени А. Родченко «Фотопередвижники» вышло на тропу войны с костным мышлением обывателей.

О ТРУДНОСТЯХ ПЕРЕВОДА

Именно с этого действа для ярославской прессы началось знакомство с Международным ландшафтным воркшопом на Волге, прошедшим в старинном русском городе Мышкине. Поскольку актуальное искусство обожает навешивать на себя звонкие, но непонятные большинству бубенчики-названия, попытаюсь перевести вышесказанное с русского... на русский.

Воркшопом на языке искусствоведов называется творческий семинар группы художников, которые выбирают для себя определенный участок земли и творят на нем что хотят, по возможности держа себя в приличествующих рамках. Инициаторами нынешнего воркшопа стали Международная художественная ассоциация ESCALE, уже озвученная ранее московская школа фотографии во главе с арт-фотографом Владимиром Куприяновым, центр современного искусства «Арс-Форум» и группа ярославских художников, архитекторов и перформеров.

Для ESCALE подобные акции не внове. Более того, именно эта группа художников из разных стран мира (Германия, Франция, Япония, США, Польша, Мавритания) и придумала некогда данную форму художественного общения. Первой жертвой арт-акции пал остров святого Маврикия, затем плацдармом для творческих лабораторий стали Индия и Чили, отметились художники ESCALE в Японии и Латвии, и вот наконец дошло дело и до России.

– Принцип действия ESCALE прост, – пояснил немецкий художник Мика Бирман. – Всё должно быть сделано на месте, без предварительной подготовки, на «подножном» корме. А дальше нам остается только смотреть, что из этого получится.

Неделя, проведённая немецким художником в глубине русской провинции, не прошла для него даром. Во-первых, он научился считать по-русски до десяти и пить водку, во-вторых, был сражен наповал баснословно низкими ценами на табак в России («по возвращении домой будет трудно привыкнуть к тому, что сигареты стоят очень дорого») и, в-третьих, узнал, что в Волге можно плавать. Случилось открытие и чисто эстетического характера.

– Мы узнали, – поделился Мика Бирман, – что заниматься искусством так, как обычно делаем мы, для России очень странно, и это не всегда воспринимается однозначно.

КУЛЬТУРУ – В МАССЫ,ГАЛЕРЕЮ – В ГАРАЖ

В течение недели интернациональная бригада художников пыталась примерить на себя город Мышкин и внести свежую ноту актуального искусства в его патриархальную художественную жизнь. Например, по одной из извилистых улочек, берущих исток у причала, пошли на нерест разноцветные рыбки, нарисованные масляной краской прямо на потрескавшемся асфальте, а другая улочка оказалась инкрустирована проржавевшими табличками с названиями ярославских улиц.

Тут и там, в разных местах города, опять-таки прямо на дорогу были нанесены проекции узорчатых деревянных наличников – над этим трудились девчата из художественно-производственного объединения «Прачечная». Хлам с местной помойки тоже обрел вторую жизнь, перевоплотившись стараниями практикующих архитекторов «Кромбит траксорм» в скульп-туру-инсталляцию. Это – ярославский вклад в проект.

Столичные «Фотопередвижники» развешивали и раскладывали свои фотографии куда ни попадя: на торговый прилавок, гнущийся под тяжестью одуряюще вкусно пахнущих копченых лещей и сомов, россыпью – под ноги гуляющей на причале публике, на цементный пол заброшенных гаражей (отныне и во веки веков этот бывший приют для бездомных собак и бомжей переименован в новый выставочный зал «Гаражи напротив бань»).

Что касается иностранного вклада в облагораживание города Мышкина, то это – особый разговор.

ВЕСЬ ПАР УШЁЛ В СВИСТОК

О социальном аспекте проекта – росписях стен в детском отделении мышкинской больницы, выполненных французскими художниками, – в ходе презентации было сказано столько красивых, значимых, помпезных и всяких разных слов, что мое воображение расстаралось.

Когда же перед нашими глазами наконец предстала собственно роспись, над которой французские художники трудились три дня, даже бойкие на язык работники пера и диктофона не сразу нашлись что сказать.

На покрашенной бежевой краской стене (так колорированы все внутренние помещения больницы) бессистемно были нарисованы матрешка, паровозик, воздушный змей, пара вилок и ложек (это будет столовая для малышей). Все рисунки максимально упрощены, как в книжке-раскраске, и достаточно миниатюрны.

– Это все? – уточнили журналисты.

– Все, – признался главный врач больницы Евгений Кочкин.

– И как вам подобный декор? – не унималась пресса.

– Неоднозначно, – вынужден был пойти на компромисс доктор. – Но я нашел в этих рисунках для себя положительные моменты. Есть пространство для домысливания.

– И для докрашивания, – подытожили газетчики.

Но самый большой сюрприз ожидал гостей в картинной галерее. Некоторые презентационные объекты оказались так органично вписаны в городскую среду, что несведущие зрители рассмотрели их с трудом. Например, надпись золотом «Лучше синица в руке, чем журавль в небе» на старой, потрескавшейся лестнице, прислоненной к стене дома.

Наибольшую зрительскую симпатию вызвали гипсовые фигурки крошечных слоников, цепочкой шествующих из-за батареи и точно «уходящих» под пол. А приз зрительского возмущения и непонимания был отдан... презервативам, туго налитым водой до шарообразного состояния и выложенным на блюде.

– Что бы это значило? – толкались около обескураживающей композиции посетители.

Вразумительно объяснить концепцию своего произведения не смог и сам автор. Стоило, спрашивается, ехать за семь верст киселя хлебать, чтобы налить отечественные презервативы водой из ближайшей колонки?

ПРОЦЕНТНЫЙ РАСКЛАД

Вот, собственно, и все, что удалось нам посмотреть на Международном ландшафтном воркшопе в старинном городе Мышкине. Лично для себя я лишний раз убедилась, что так называемое актуальное искусство на 90 процентов состоит из провокации и издевательства над зрителем и лишь оставшиеся десять (в лучшем случае!) приходятся на подлинный талант.

...Обратный паромный променад через Волгу тоже не обошелся без инцидента. На мокрой после проливного дождя палубе босоногая барышня с красным мешком-капюшоном, скрывающим лицо, запустила бегать и пищать по лужам механическую игрушку-мышку, а сама принялась методично обматываться сначала бесконечно длинным белым шарфом, а потом – красным. Финальный писк мыши совпал с тем, что актриса, окончательно замотавшись в тряпки, вылила на себя бутылку минеральной воды.

– Ну что за зоопарк, елки-палки, – расстроился капитан.

Я его, честно говоря, понимаю.

Конституция

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp