Главное:
-

Нужно ли бояться лыжника с ружьём?

И мишени есть,
а стрелять некому?
Биатлон в мировом масштабе в зимней спортивной программе по популярности дер­жит первое место, только изредка уступая хоккею. И то: чемпионат мира - раз в год, Олимпиада - в четыре раза реже. А этапы Кубка мира по биа­тлону - через неделю. И народ у телевизоров сидит - трактором не оттащишь. Казалось бы, где как не в Ярославской области этот вид спорта развивать?
Только у нас из всего Нечерноземья имеется уникальный центр лыжного спорта Дёмино, где строительство биа­тлонного стрельбища уже предусмотрено. Есть и планы возвести стрельбище на город­ском лыжном стадионе в Подолине. В Переславле ещё в прош­лом веке были планы создать биатлонный клуб - и даже проводились соревнования в местечке Косарка...
Увы, само по себе место для стрельбы не решит проблему. Оно её обозначит во всей полноте. Стрельбище пост­роить недолго, а вот кому там стрелять? Биатлонистов высокого уровня в Ярославской области нет. Хотя в восьмидесятые годы Николай Ерёмин и Александр Пономарёв входили в сборную страны (конкуренция тогда была - не чета теперешней), а мастер спорта международного класса Николай Кукушкин стал обладателем Кубка России на самой престижной биатлонной дистанции в 20 километров.
Сегодня в ярославской СДЮШОР-3 есть группы подготовки биатлонистов. Имеются и тренеры, добившиеся в биа­тлоне немалых успехов. Но нет базы, которая бы позволила этому виду спорта не существовать, а именно развиваться. База имеется в виду не только материальная. На пути биатлона стоит закон...
- Наверное, если бы мы сегодня довели до ума тир, который нам недавно передали, нам было бы проще работать, - заметил по этому поводу директор СДЮШОР-3 Николай Александрович Куликов. - Но и это - не главное. Дело в том, что биатлонист - это человек, который не просто хорошо двигается на лыжах и точно стреляет, а умеет делать и то, и другое одновременно. Нужно, чтобы спортсмен умел чередовать и эффективно сочетать два по сути противоположных вида деятельности, чтобы он вырабатывал правильные двигательные стереотипы.
А как это сделать, если даже баллонную пневматическую винтовку, которая полностью воспроизводит работу биа­тлонного оружия, зарегистрировать едва ли не сложнее, чем мелкокалиберную? Пневматическое короткоствольное оружие продаётся без лицензии и в любом магазине. Эти пистолеты даже внешне не отличаются от боевых. Там же можно купить и пневматическое автоматическое оружие. А винтовку, стреляющую такими же пулями и с тем же дульным импульсом, не только купить - её хранить нельзя без соблюдения тех же условий, что и для боевого оружия.
Отчасти ситуацию может разрешить приобретение
БИ-7-5 - полного аналога биатлонной винтовки БИ-7, но с пневматическим принципом стрельбы. Её можно лицензировать как обычное пневматиче­ское оружие. Однако она только появилась на рынке и спрос на неё значительно опережает предложение. Отсюда, наверное, и цена - более пятидесяти тысяч рублей.
- Мы - бюджетная образовательная организация. Нам, бывает, и на билеты-то для переезда к месту соревнований не хватает денег, - сокрушается Николай Куликов. - При этом, выезжая на соревнования куда-нибудь за Урал, мы прекрасно видим, как экипированы ребята тринадцати-четырнадцати лет от роду в Уфе, Ижевске, Новосибирске. У каждого из них своя биатлонная винтовка - и не наши
БИ-2, которые перезаряжаются, как трёхлинейки времён Второй мировой войны, а вполне современные системы. Однако наши воспитанники умудряются сражаться с ними на равных.
В сезоне 2008 - 2009 годов двое ярославцев вошли в десятку лучших биатлонистов своего возраста: Светлана Купреева стала восьмой на этапе Всероссийской спартакиады учащихся; Илья Волков занял шестое место на первенстве ЦФО среди юношей 1990 - 1991 годов рождения.
Он с пистолетом!
Вот что говорил Александр Дмитриевич Прянишников, который ещё при советской власти пытался развивать биатлон в переславской ДЮСШ:
- Мне, конечно, важно, чтобы мои воспитанники прогрессировали как спортсмены, но не менее существенно и то, что биатлонист уровня выше второго взрослого разряда - это практически обученный элитный солдат. Немного навыков топографии, курс рукопашного боя - и его можно с чистым сердцем выпускать хоть на передовую, хоть в разведку. Этот аспект биатлона почему-то недооценивают. Но посмотрите на тех же немцев - что ни лидер, то обязательно военнослужащий бундесвера. А немцы, кстати, единственные в Европе, кто сохранил службу по призыву.
Конечно, рассчитывать, что Российская армия возьмёт на себя заботу о детско-юношеском биатлоне, было бы наивно. Армейских спортсменов такими «реформами» накрыло - не ходи купаться: игроков сборной в казармы отправили, до президента дело дошло. Но, может быть, МВД озаботится? Динамовцев вроде бы пока спортивного статуса не лишили. Да и варианты с лицензированием оружия в этой ситуации должны, наверное, проходить легче - внутри одной-то структуры! Увы, в наших палестинах и это, судя по всему, не выход...
- Ярославское спортивное общество «Динамо», - пояснил его председатель Сергей Вениаминович Коновалов, - сущест­вует на членские взносы спортсменов, представляющих силовые структуры. Своей базы для занятий зимними видами спорта у нас нет. Мы и сами в ряде случаев выступаем как просители - например, арендуем стадион «Подолино» для проведения своих, динамовских, соревнований. Конечно, если Виктор Семёнович Попов возведёт в Подолине биатлонное стрельбище, такие планы у него имеются, мы будем активно развивать этот вид спорта. Но, говоря честно, я пока с трудом представляю себе, как в нашу структуру интегрировать школьников...
По словам одного из сотрудников УВД Ярославской области, сама по себе идеология биатлона далека от прин­ципов подготовки милиционера. Поскольку штатное оружие последнего - короткоствольное, то бишь - пистолет Макарова. Есть ещё, конечно, и всяческие спецназы, в арсенале которых и автоматы, и снайперские винтовки, и много чего ещё. Но этим ребятам не до биа­тлона - их боевая учёба минуты лишней не подразумевает.
Сибирью
прирастать будем?
Так как же этот вопрос - с лицензированием оружия - решается там, где биатлон ещё жив? А очень просто решается: за Уралом, а тем паче за Байкалом, мужчина без ружья - нонсенс. Охотники - все подчистую. Многие - промысловики. Пять лет обладания гладкоствольным оружием (без нареканий со стороны органов МВД) дают возможность охотнику приобрести нарезное оружие.
Как такового биатлонного оружия у нас не продают частным лицам. Но винтовка БИ-7 и мелкокалиберный охотничий карабин «Соболь» - одно и то же, различаются системы только формой ложа и прицелом. Поменять и то, и другое - дело пяти минут.
Поэтому многие сибир­ские и уральские детишки стреляют из папиных винтовок (в пределах спортивно-стрелковых центров можно передавать оружие для целей обучения). И уже когда ребята начинают демонстрировать серьёзные успехи в биатлоне, их берут под крыло местные ДЮСШ. А папа меняет диоп­трический прицел обратно на мушку, переставляет ложе - и идёт бить белку в глаз, зарабатывая на очередную порцию патронов.
У нас, в Нечерноземье, правда, столько дичи не водится, чтобы БИ-7 купить - у неё один только ствол ближе к тысяче евро стоит... Во время Великой Отечественной войны батальон сибиряков, бывало, неделями держал оборону там, где за сутки проваливался полк-другой московских ополченцев. Делайте выводы, уважаемые сограждане: имеет ли смысл и дальше экономить на биатлоне?

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp