Главное:
На землю предков взглянуть из космоса

На землю предков взглянуть из космоса

– С утра пораньше в вашем кабинете, Виктор Дмитриевич, была полна горница народу. Главы поселений, руководители и специалисты отраслевых служб встречались с проектировщиками из Ярославля – архитекторами и экологами. Что обсуждали?

– Речь шла о завтрашнем дне района. Закончился открытый конкурс на разработку проектов генпланов, правил землепользования и застройки четырёх сельских поселений – Андреевского, Вощажниковского, Высоковского, Инальцинского. Рассматривали заявки девяти претендентов из Ярославля, Москвы, Санкт-Петербурга на право заключения муниципальных договоров. Мы отдали предпочтение двум ярославским конкурсантам – мастерской экологического проектирования «Ландшафт» и ООО «Спецстройпроект». Представители их руководства Андрей Шмидт и Владимир Богородицкий приехали, чтобы договориться о сотрудничестве. Собрали исходные материалы, начиная с уточнённых границ поселений и особо охраняемых территорий, зон охраны исторических памятников и памятных мест района до адресов новостроек, схем зон отдыха, развития въездного туризма.

– Если вкратце, что ожидаете от этого начинания?

– С 2010 года, не имея документа под названием «Правила землепользования и застройки», мы просто не сможем ничего строить. Невозможно будет нормально, на правовой основе, использовать землю, а значит, и развиваться. Генпланы будут обязывать нас к соблюдению всех запретов и ограничений, чтобы развитие шло в интересах людей, но не за счёт живой природы.

– Будут ли жители больше знать о земле, на которой живут, по генпланам сельских поселений?

– Надеюсь, что так. Наши партнёры-проектировщики располагают, например, методиками, позволяющими на основе снимков из космоса составлять карты, по которым можно анализировать плодородие земель. Получим в доходчивой форме самые точные обоснования вывода из сельхозоборота земель или сохранения их именно в таком качестве. Наши партнёры из мастерской «Ландшафт» в других районах «космическую методику» ещё не применяли. Если всё получится, как задумано, мы будем в наших краях первыми, кому в практике землеустройства поможет космос.

– Генплан ведь – строгий правовой документ...

– Его оцифрованные карты называют картами правового воздействия. Они дадут прямые ответы на вопросы, как беречь и как использовать землю в разных зонах, там, где ей надо дать отдохнуть, и там, где лучше сделать ставку на неистощительное опережающее развитие экономики или социальной сферы с привлечением инвестиций.

– Можно об этих планах поподробнее?

– Есть у нас хорошо знакомое вашим читателям Вощажниково. Некогда это дворцовое село с четырьмя сотнями деревень Пётр I пожаловал за верное служение Отечеству своему боевому соратнику Борису Петровичу Шереметеву. Его потомки любили порядок на земле, заботливо обустраивали угодья.

– Читал: смело вводили агротехнические новшества. Ещё лет двести тому назад «по английскому образцу» через каждые три года велели крестьянам менять на полях семена. Богатейшие, до сотни лавок, были в центре вотчины ярмарки.

– Сейчас там отец Борис вместе с немногочисленной паствой обживает Троицкий храм, расписанный, как я слышал, кистью знаменитых крепостных художников Аргуновых. На бюджетные деньги недавно отремонтирована больница, построенная в 1908 году. В школе там проходят ежегодные краеведческие чтения. Думаю, особая аура шереметевской усадьбы, а не только сельское приволье, привлекает инвесторов. Между тем Вощажниково молодеет, нужны рабочие места. Есть планы в его окрестностях развернуть животноводческий комплекс на пять тысяч голов, с переработкой. Цена вопроса – восемь миллиардов сто миллионов рублей. Реализация проекта рассчитана на восемь лет – стало быть, по 2017 год. В Клинцеве под Вощажниковом наметили открыть цех по разливу минеральной воды из местной скважины, ждём результатов анализов. Там же договорились с инвесторами открыть дом для престарелых, а в центре поселения – санаторий-профилакторий.

– От перспектив одного только Вощажникова просто дух захватывает. Не поделитесь ли с нашими читателями радостями и болями дня сегодняшнего? Сколько у вас хозяйств работает с прибылью?

– Девять из двадцати четырёх. Хвастаться вроде нечем. Но пока есть, на кого равняться, не пропадём.

– Пару лет назад с пресс-туром мы были в гостях у председателя сельхозпредприятия «Прогресс» Алексея Бокарева. Пробовали молоко прямо из-под бурёнки, запивали им блины с мёдом – с давних времён коронная сладость для ваших краёв. Удивлялись тогда, как умудрился «Прогресс» сохранить просто невиданное по нынешним временам стадо в шесть сотен с лишним голов крупного рогатого скота и полторы тысячи гектаров пашни.

– Имеется у нас и отара на семьсот овец. Больших прибылей там нет. Но ферма работает на вырост. Думаю, люди понимают смысл своего труда: кому-то же надо постоять за честь ярославского Верхневолжья, чтобы не исчезла с лица земли лучшая в мире овца шубной породы – романовская.

– Многие сейчас живут и трудятся, вот именно, на вырост, во имя светлого будущего. Генпланы, о которых мы говорим, как и любые проекты, прогнозы, регламенты, относятся, согласитесь, только к правилам поведения. Земле, знамо дело, хозяин нужен.

– Обустраивать родной дом по примеру предков и дальше будем умом и сноровкой людей. Прошу прощения за торжественный слог: человеческий капитал – наше спасение и главное богатство. Кризисную печальную арифметику можно выразить буквально в трёх цифрах. Молоко давно ли переработчики закупали у нас по

13 рублей за литр, а сейчас оно на четыре рубля подешевело. Ну а киловатт электроэнергии за то же самое время подскочил в цене почти вдвое. Так что радости трудно даются.

– Но они ведь есть?

– Все они связаны для меня с тем, что и в таких условиях удалось что-то сделать для улучшения жизни людей. После открытия поликлиники борисоглебцы получили целый больничный городок. Что освободилось – отдаём под жильё врачам. Отремонтирован районный культурно-досуговый центр: заменили кровлю, принарядили фасад. 22 миллиона рублей предстоит освоить нам за год по адресной программе ремонта многоквартирных домов – как вы знаете, с пятипроцентным от стоимости работ участием жильцов. Таких денег на эти цели мы не видели никогда. Принцип программы – не латать, а делать капитально. Первый, самый проблемный, дом уже приведён в порядок.

– В программу расселения из ветхого и аварийного жилья вы попадаете?

– Теперь попадаем. Свидетельства о регистрации выданы пяти семьям – сдаётся дом на 24 квартиры. На пустующих землях заложили коттеджный посёлок. Первые шесть коттеджей сданы по известной вашим читателям областной программе малоэтажного строительства на 2008 – 2009 годы. Заволжский фонд «Возрождение» взял в аренду полтора десятка гектаров. Площадки хватит на сто домов. Сорок из них получит район по цене, как договорились, не дороже 18 тысяч рублей за квадратный метр.

– С ремонтом школ как?

– Тут, прямо скажу, сплошные невидимые миру слёзы. Единственный проблеск – в борисоглебской школе № 1 сдан в эксплуатацию хороший кухонный комплекс. Пирожки и всё остальное к завтраку и обеду теперь там с пылу с жару. А вот в школе № 2 крыша течёт, сколько её не чинят. На основательный ремонт требуется пять миллионов рублей.

– Кажется, лет семь уже школа искусств у вас всё строится, строится...

– Чтобы покончить с долгостроем, не хватает сущего пустяка – тридцати пяти миллионов рублей. Но зато сразу улучшат своё незавидное положение и библиотека, и музыкальная школа. В ДМШ до сих пор печное отопление, нет горячей воды.

– Зато приводится в порядок спортивная школа – о ней в сегодняшнем номере рассказывает наш корреспондент Анатолий Кононец.

– Некоторые наши новости спорта меня как раз радуют, как мальчишку. Недавно команда по русской лапте «Борисоглебская застава» завоевала «серебро» на международных соревнованиях. Любимая игра русских богатырей, как видите, у нас в почёте.

– Борисоглебская сторонка славилась ещё и своими древоделями (так называли в старину резчиков по дереву). Это о них ходила молва – дескать, топором и дом срубят, и чайную ложку выточат. Лес кругляком, как мы знаем, наши предки отсюда не вывозили. Всё шло в дело, до последней щепки. В Вертлове жил-был знаменитый дядя Федя Жильцов. Его ремесло – озорные огородные вертушки – до сих пор изучают столичные искусствоведы. Как и «домашнюю Третьяковку» Николая Пичугина из Березняков. Когда он уехал куда-то под Москву, поближе к детям, половину его коллекции, помнится, закупил музей в Царицыно. После перестройки в наши края приезжал президент Ельцин, так за стильными креслами «для интервью» куда из Ярославля приезжали? Сюда к вам, в мастерскую резчика Александра Хлапова.

– Если музеям надо отреставрировать старинную мебель, они и сейчас об этом виртуозе вспоминают. В отца пошёл и сын Андрей, классный дизайнер. Жизнь, правда, у Хлаповых тоже кризисная, неважнецкая. Заказчиков, как говорит мастер, много, вот только денег у них мало. По его словам, перешли на упрощённый ассортимент: столы, кровати, оконные рамы.

– Дисквалификация Хлаповым всё же, видимо, не грозит. Недавно рассматривали мы в его мастерской такой «простой» стул. Спинка ажурная и вся гнётся, орнаменты вырезаны из шести досок... Ещё где-то в районе деревообработка налажена?

– Открыли недавно цех дет­ской мебели. Деревоплиту и фанеру покупают в Ярославле, а обслуживают чуть ли не пол-России.

– Своего-то сырья неужели не хватает?

– Для собственных нужд хватает. Под Юркином ставит срубы индивидуальный предприниматель Михаил Тихонов. Знает дерево, любит лес. Действует пилорама и в бывшем лесхозе, здесь в Борисоглебском. Через дорогу хозяйствует воспитанник Ярославского педвуза Сергей Семёнов. Его открытое акционерное общество взяло в долгосрочную аренду 40 га леса. Не только его заготавливают, но и на вырубках сажают! Лес продают населению, идёт он и в Загорск, на завод древесноволокнистых плит. Деловой древесины у Семёнова перерабатывают, по моим данным, две тысячи кубометров в месяц. Ассортимент на любой вкус: и плинтус, и та, что без единого сучка, вагонка, и заборная доска – не простая, а фигурная. На финской линии выпускают срубы из профилированного бруса. Два-три в месяц, не больше. Для кризисных времён и это неплохо. Ещё что важно? У Семёнова с деревом обращаются, я бы сказал, цивилизованно. Стружка идёт на фермы как подстилка для скота и как утеплитель.

– Вот на такой жизнеутверждающей ноте разрешите нашу беседу и закончить. Осталось только уточнить, во что обойдутся генпланы поселений и когда они будут сданы?

– Проектирование идёт на средства из областного бюджета, с десятипроцентной долей поселений. Эти полномочия взял на себя район. Наша администрация и выступает в роли заказчика всех разработок. Наши многоопытные партнёры на первый этап отводят месяц. Будут консультации с заказчиком, обязательно – публичные слушания. В июле этого года проекты рассмотрит областной градостроительный совет. После чего, если всё «срастётся», они вступят в силу.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp