Главное:
Ну и порядок в танковых войсках…

Ну и порядок в танковых войсках…

Хроника пикирующего предприятия

В Советском Союзе у оборонного завода № 132 не было проблем ни с заказами, ни с деньгами. Не хватало только одного – работников. Заманить людей в цеха можно было не иначе как базовой материальной ценностью – жильём. Приглашая на работу, директор твёрдо обещал: дадим квартиру через два-три года. Как лицо подчинённое, он обещал не просто так, а от имени Министерства обороны.

Дома и вправду строились (Пионерская, 46, Урицкого, 42), рабочие въезжали в новые квартиры, но длинная очередь за жильём всё-таки выстроилась. А заодно с жилыми домами завод построил четырёхэтажный АБК (административно-бытовой корпус). И дирекция, чтобы «отрубить хвост» у очереди на жильё, предложила стоявшим в конце списка очередникам в этот самый АБК и вселиться. Разумеется, временно, до получения твёрдо обещанных нормальных квартир. Поскольку ещё один новый ведомственный дом успешно строился, люди поверили.

АБК был вполне пригодным для проживания. В нём пустовало множество кабинетов, на соседнем третьем этаже были помещение для стирки, душевые с горячей водой. Коридор на отведённом под жильё четвёртом этаже такой просторный, что дети катались по нему на велосипедах. В холле обустроили спортивный уголок. В таких условиях вполне можно было ожидать вожделенных квартир…

Правда, для заселения в АБК потребовалось выписаться со всех других адресов и зарегистрироваться по адресу: Ленинградский проспект, 35. То есть потерять всякую возможность получения жилья «на стороне», по наследству и вообще любым способом, кроме как от родного завода.

Но ведь завод твёрдо обещал квартиры. На то, что никаких документов на новое псевдожильё новосёлам не выдали, никто не обратил внимания. Руководство уважали и потому верили, что оно не обманет.

В 1991 году российская «оборонка» начала стремительно разваливаться. Трудностей было много. Ссылаясь на них, «кабинетным» жителям никакого жилья не давали. Старые рабочие умирали, так и не дождавшись обещанных квартир. Вдовы и дети «оттрубивших» своё оставались жить в АБК, больше деваться было некуда. Многие увольнялись с завода, что вовсе неудивительно: в середине

90-х зарплату на 132-м ремонтном не платили по полгода. Но и ушедшие искать работу, за которую платят, из ведомственного жилья уйти не могли. Они полагали (и на наш взгляд – справедливо) что, отдав заводу кто 10, кто 15 лет жизни, имеют право на давным-давно обещанные квартиры, даже если уволятся.

Сегодня положение дел на 132-м едва ли не хуже, чем в самые «чёрно-перестроечные» времена. Большинство рабочих распущено по домам до 4 мая. Есть неофициальная, но заслуживающая доверия информация, что завод акционируется. По весьма вероятному сценарию все работники будут вынуждены написать заявления «по собственному», чтобы на следующий день подать новые – о приёме на работу. Однако никто не обещает, что примут всех. Трудно не согласиться, что предприятию, которое сотрясают такие экономические бури, как-то не до проблем ведомственного жилья. И всё-таки заводское руководство их героически решает! Как? Сейчас поясним…

Отличники школы «выживания»

Совсем недавно директор завода № 132 Борис Плясунов на общем собрании жильцов злополучного АБК расточал сладкие, успокаивающие речи: мол, никто вашу мебель насильно вывозить не будет… Обещал, что обратится в мэрию и другие официальные инстанции с просьбой изыскать резервы и расселить на долгие годы застрявших в административном корпусе людей.

Администрация завода буквально выживает из корпуса 30 семей. Постепенно по всем правилам осады крепости заводское начальство ухудшало условия жизни в АБК. Сначала исчезло из холла спортивное оборудование. Потом начальники перешли «в наступление» – заложили кирпичом дверь на третий этаж. Неугодные дирекции жильцы лишились доступа к горячему душу, теперь уровень удобств у них приближается к деревенскому – холодная вода и туалет. Живущие словно в осаде жильцы говорят, что директор обещал уволить всю смену охраны, в дежурство которой в АБК проникнет посторонний (уж о журналистах и говорить нечего).

Ребята на вахте стараются вовсю – фотокору «Северного края», чтобы сделать снимок, пришлось притворяться частным лицом, сочинять легенду и долго трясти паспортом. А во время съёмки жильцы выставляли на лестнице «часовых» – не дай бог, кто из начальства или охраны придёт, скандал будет грандиознейший!

Вскоре после памятного «успокоительного» собрания 30 семей получили письменные извещения о том, что они обязаны освободить заводские помещения. В списке – пенсионеры, несовершеннолетние, инвалид второй группы по онкозаболеванию, отработавший на заводе 20 лет, и даже двое сегодня работающих на предприятии, а не «наследников обещанного».

Как хорошо

быть Янковским!

Приняты и другие меры – дирекция завода пытается судиться с жильцами АБК. Первой под колесо правосудия должна была попасть семья Бердовых, иск на её выселение завод подал ещё летом прошлого года. Почему подали в суд именно на Бердовых? Были бы они Ющенко или Янковскими, так и не начали бы первыми из всех 30 семей по судам бегать. Это стиль отношения к людям труда такой – по алфавиту.

Андрей Бердов проработал на заводе двенадцать лет. Уволился только в 98-м, когда стало уж совсем невмоготу: зар­плату тогда не платили по полгода. Квартиру ему обещали в 1986 году, сказали твёрдо – через 3 – 5 лет. Теперь Бердовы ходят в суды регулярно, почти каждый месяц.

Жилое – нежилое…

Суд первой инстанции отклонил иск, поскольку семья Бердовых обещанного жилья не получила. Дирекция решила обжаловать приговор, и началось хождение по мукам. Областной суд решение об отклонении иска отменил и направил дело на новое рассмотрение. Проблема в том, что представители дирекции утверждают, что АБК не имеет статуса жилого помещения. Когда заселяли людей, когда заставляли их регистрироваться, было жилое помещение. Когда выдавали многочисленные справки, в которых АБК именовался «Общежитие при 132-м военном заводе», «Общежитие ФГУП 132-ЦАРЗ МО РФ», было жилое помещение. Когда уже позже регистрировали (надо думать, не бесплатно) на четвёртом этаже АБК неких посторонних граждан, которых постоянные жильцы в глаза не видели, помещение было ещё каким жилым! А теперь, когда четвёртый этаж АБК можно в аренду под офисы сдать, чтобы денежка капала, моментально помещение стало нежилым…

– Мы чувствуем себя заблудившимися во времени. Ходим, ходим и не знаем, что будет дальше, – говорит Андрей Бердов.

Судьям не позавидуешь – они делают бесконечные запросы в архивы и раз за разом откладывают вынесение окончательного вердикта, видимо понимая, что изгнание 30 семей на улицу чревато последствиями. Но алфавит ещё длинный, и вслед за иском на выселение Бердовых, видимо, последуют новые. А чего кроме сутяжных исков можно ждать от дирекции, раздающей заявления о том, что если журналисты не могут дать квартиры жильцам АБК, то и говорить с такими журналистами не о чем? Мы вообще–то выполняем обещания. Свои. А не дирекции завода № 132.

Так ли трудны были трудности?

Никто не спорит: изыскать 30 квартир – задача не из лёгких. Мэрия и районные администрации советуют жильцам АБК встать в обычную жилищную очередь, что проблемы, конечно же, никак не решает. Обращение жильцов в Администрацию Президента РФ было переадресовано в Министерство обороны, оттуда попало в Главное автобронетанковое управление.

Танкисты ответили, что просители на заводе уже не работают, порядок обеспечения жильём гражданского персонала, работающего на федеральных унитарных предприятиях, не определён, АБК не является жилым фондом завода. В общем, у армии для людей, по 10 – 20 лет на неё отработавших, квартир не нашлось.

А вот интересно бы спросить у не желающей ни о чём говорить дирекции завода, а куда делся третий ведомственный дом? Тот, который остался недостроенным из-за грянувшей перестройки? Ведь теперь он достроен, и кто-то там живёт... И конверсия была, и многие предприятия «оборонки» справлялись с трудностями. Наверное, это были те предприятия, работники которых верили своим директорам. Те, на которых директора понимали, что несут ответственность за клятвенные обещания своих предшественников. Борьба ужесточается. На четвёртом этаже АБК отключили отопление в ту самую ночь, когда на улице было 13 градусов мороза.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp