Папа, мама, Эля и советская эпоха

Папа, мама, Эля и советская эпоха

Эльвира Леонидовна – удивительно цельный человек. Вот, к примеру, говорил ей в детстве отец: «Эля, будешь хорошо учиться в школе, потом поступишь в университет на Ленинских горах...». И она, не имея ещё ни малейшего представления о том, что такое МГУ, приняла папино пожелание как данность – значит, именно там она и будет учиться.

Если задаться целью и попытаться найти какой-то синоним к понятию «детство Эли Меженной», то это будет безграничная любовь отца. Сказать, что Леонид Яковлевич любил свою дочь, значит, не сказать ничего – он её обожал.

– Когда я вспоминаю своё детство, то помню только одно – любовь. Я очень поздно узнала и вообще долго не могла поверить в то, что есть родители, которые не любят своих детей. Меня обожали, точно с такой же страстью относились к моим подругам их родители, нас любили в школе учителя... Атмосфера дружбы и любви – это и есть моё детство.

Эльвира Меженная родилась в Забайкалье. Отец Леонид Яковлевич был военным лётчиком-истребителем, и посему раннее детство девочки, вплоть до поступления в школу, прошло в разъездах по военным гарнизонам: Дальний Восток, Калининградская область, Прибалтика... О непосредственном месте своего появления на свет – станции Домна – в памяти остались только обрывочные воспоминания родителей: тундра, степь, снег, холод, близость Маньчжурии.

– Отец был романтиком. В его жизни тесно переплелись две стихии – море, он родился в Одессе, и небо. Он был для меня окном в другой мир: служил на границе, летал над Польшей, Швецией, и это так возбуждало мою фантазию! Папа был прекрасным лётчиком, асом в своей профессии и был готов говорить со мной обо всём часами, да вот беда: по младости лет я не готова была его слушать, о чём сейчас, по прошествии многих лет, бесконечно жалею. Но я бережно храню лётные книжки отца, которыми он очень дорожил, – вспоминает Эльвира Леонидовна.

Эля очень рано научилась читать – года в четыре уже бегло читала отнюдь не только детские книжки: ранняя грамотность – тоже заслуга отца. Если возможно разделение обязанностей в семье в сфере воспитания дочери, то на маме – умнице, «академике» домоводства и мастерице-золотые руки, чего бы это ни касалось – от филигранного вышивания крестиком до выпечки ароматнейшей сдобы, лежала материальная часть жизни Эли. Отец же отвечал за её духовный рост. Например, Эльвира Леонидовна прекрасно помнит, как уже в Николаеве, куда семья переехала после демобилизации отца, Леонид Яковлевич брал дочь за руку, и они отправлялись в сквер – читать газеты и обсуждать прочитанное. Он же был инициатором обучения дочери игре на фортепиано.

– Когда отец возвращался с работы, то, едва открыв дверь, неизменно задавал два вопроса: играла ли Эля на пианино и кормили ли Тарзана?

Тарзан был любимцем семьи, компанейским псом дворовых кровей. На долгие годы сохранился ритуал, когда отец по вечерам отвязывал Тарзана, и они отправлялись на лиман купаться. Иногда к «мужской» компании присоединялась и Эля.

Купание до изнеможения, рыбалка (этой страсти были подвержены все члены семьи), жарение пойманных бычков и угощение жареной рыбой всех и каждого. Во дворе дома духмяно пахнут абрикосы, свисает гроздьями виноград. Когда девочка отправлялась в школу, мама приготавливала холщовую сумку, полную фруктов, – перекусить на переменке с подружками... Что может быть прекраснее детства на юге?

Что касается музыки, то Эля окончила не только музыкальную школу, но и училище, и даже поступала в консерваторию, но, провалившись, решила, что на этом этапе её обязательства перед отцом в плане овладения дочерью музыкальной грамотой исчерпаны.

– Мои родители были очень «советскими» людьми в той части советской жизни, что проходила под знаком плюс. Они были очень правильными, с идеалами, и, как я сейчас понимаю, они жили по божьим заповедям, минуя первую – веру в Бога, и то только потому, что идеалы тогда были иными. Не могу сказать, что это была особенность жизни только нашей семьи. Именно так жили, думали и мечтали и наши друзья, и родители моих одноклассников... – это была жизнь целого поколения.., – говорит Эльвира Леонидовна.

Эля хорошо училась в школе – ей просто это нравилось. Она гордилась пионер­ским галстуком, завязанным на её груди в день рождения Ленина, позднее с лёгкостью выполняла хлопотные обязанности комсорга школы... Отличница, спортсменка, комсомолка и просто красавица... – Эльвира Леонидовна Меженная буквально олицетворяет человека своей эпохи, который смог пронести идеалы своей юности через непрос­тые реалии сегодняшнего дня. Как мечтал её отец, она училась в Московском университете и стала прекрасным журналистом. Много путешествовала, по приезде в Ярославль некоторое время работала корреспондентом «Северного рабочего»... А потом в её жизнь вошло телевидение. Но это уже совсем другая история...

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp