Главное:
Странное дело об «общем» участке

Странное дело об «общем» участке

Начиналась эта история столь заурядно, что и Антон Павлович вряд ли вдохновился бы. В конце существования советской власти и в самом начале истории независимой России народу стали раздавать землю. Не так чтобы в изобилии (соток по 10 - 12), но без лишних проволочек и, что самое главное, всем желающим. Чего-чего, а дефицита суглинков и супесей в России не наблюдалось никогда - большая у нас страна. Многие этим фактом гордятся...
В числе счастливцев, получивших свои 0,12 гектара, оказался и отставной офицер Валерий Рафаилович Байбаков (на снимке), которому Туношенский сельсовет выделил землю, выведенную из сельхозоборота - поблизости от деревни Воробино. Дело было в 1994 году, и некоторое время Валерий Рафаилович потратил на то, чтобы честь по чести оформить землю в собственность. Военные, особенно советской закалки, вообще порядок ставят во главу угла. Потратив на это дело энное количество времени и полностью оформив свои права на землю, бывший офицер, ставший проректором ЯрГУ по хозяйственной части, уже вышел было на финишную прямую, то есть собрался обнести собственность хотя бы забором. Но тут грянул дефолт, по меткому выражению Валерия Рафаиловича, «умноживший на ноль» все его сбережения.
Таким образом, земля, во все времена являющаяся источником дохода, на некоторое время стала для собственника обременением, поскольку налоги Валерий Рафаилович платил исправно. Долго эта патовая ситуация продолжаться не могла, и за некоторое количество лет у владельца двенадцати соток вновь появились финансовые возможности «пойти на приступ» освоения собственной земли.
Однако разведка на местности показала: «крепость» уже взята «штурмом». На участке Валерия Рафаиловича возвышались дачные строения, к которым он сам не имел никакого отношения. Строения возвёл Василий Васильевич Дюрдяй, некогда сослуживец Валерия Рафаиловича, а ныне - сотрудник мэрии Ярославля.
Естественно, о самоуправном захвате земли речь тоже не шла: на руках у Василия Васильевича имелся документ об аренде 0,17 гектара земли Туношенского сельского поселения. Конечно, датирован этот документ был несколько более поздним сроком, нежели свидетельство о государственной регистрации права на землю Валерия Рафаиловича, да и согласования с департаментом юстиции договор аренды не проходил, но сам факт «освоения» земли отрицать тоже было нельзя.
Валерий Рафаилович оторопел. Понятное дело, он-то свои документы оформлял в девяностые, когда кругом витали самые разнообразные химеры: приоритет закона, помнится, наступал, священное право частной собственности... Весёлые были времена. А сейчас времена конкретные: чем плохо, к примеру, для администрации сельского поселения и налоги брать, и аренду за один и тот же участок земли?
Поэтому собственник поначалу действовал максимально мягко, то есть вышел на руководство поселения с просьбой, если уж так получилось, выделить ему другой участок, аналогичный по размеру. И руководство Туношенского сельского поселения, естественно, пошло ему навстречу. Правда, предлагаемый участок только по размеру совпадал с уже «освоенным». По всем остальным параметрам он напоминал режимный объект. Копать нельзя - в земле кабель связи. И строить нельзя - над участком проносит свои провода высоковольтная ЛЭП. Да и сам участок больше подошёл бы для строительства боулинга, чем для сельхозработ: длина - 200 метров, ширина - 12. Да и то только в том случае, когда б к нему можно было подъехать.
Естественно, от столь «ценного» подарка Валерий Рафаилович отказался, а ничего другого руководство поселения предложить уже не могло: не девяностые годы, на всех земли не напасёшься. Кроме того, выяснилось, что Василий Васильевич тоже времени даром не теряет, а довольно бодро оформляет арендованный участок в собственность.
И тогда несостоявшийся дачник обратился за защитой своих прав к закону...
Вот тут-то пьеса классического чеховского театра стала стремительно превращаться во что-то авангардное - вроде театра абсурда Эжена Ионеско.
Дело в том, что за время вынужденного простоя земли закон изменился весьма серьёзно. К примеру, если в 1994 году землю выделяли сами сельсоветы, то с 1996-го все документы стали оформляться в земельном комитете. С 2002 года в Туношенском сельсовете (а впоследствии - поселении) сокращены все ставки землемеров, и, естественно, с тех пор межевание здесь стало термином из какой-то другой жизни. Что ещё более интересно: согласно 122-му федеральному закону все документы, полученные Валерием Рафаиловичем, имеют законную силу, но...
Дальше в ответе прокурора Ярославского района, старшего советника юстиции В. Г. Пенькова на жалобу Валерия Рафаиловича идёт следующий текст: «В ходе проверки установлено, что принадлежащий вам на праве собственности земельный участок с кадастровым № 76:17:111401:48 общей площадью 1200 кв. м числится в государственном кадастре недвижимости как ранее учтённый, межевание данного земельного участка в установленном законом порядке не проводилось, в связи с чем определить его точное местоположение на местности не представляется возможным...».
И далее в ответе прокурора: «Таким образом, в силу вышеизложенных правовых норм земельный участок может выступать объектом гражданско-правовых и земельных отношений только при условии чёткого определения его границ и пространственного положения на местности, с привязкой к конкретным недвижимым объектам». В связи со всем этим прокурор не видит в ситуации поводов реагирования со своей стороны и рекомендует заявителю решать вопросы в суде...
Как же нет границ, если первым же листом приложения к свидетельству на право соб­ственности на землю идёт план границ земельного участка, где не только границы, но и соседи указаны? Пожалуйста - справа участок Паутовой А. В. Сзади - участок Коробейниковой И. В., слева - земли АПК «Туношна», впереди - земли общего назначения. Конечно, нет привязки к объектам недвижимости, но нелишне будет вспомнить, что когда земли передавались в собственность, ближайшая недвижимость находилась в полукилометре - в селе Воробине, а на поле в числе заметных объектов имелись в самом лучшем случае навозные кучи.
Конечно, ответ прокурора современным нормам закона не противоречит. Но, по словам юрисконсульта Максима Васильевича Алексеева, строгая привязка границ земельного участка к сетке географических координат необходима в том случае, если меняется субъект права, то есть если бы Валерий Рафаилович захотел свой участок продать, подарить или завещать по наслед­ству. Однако законный владелец земли желает на ней работать - и не имеет для этого возможностей, потому что сию землю, оказывается, нужно среди бела дня с фонарями искать.
Конечно, в России прецедентного права нет. Но на месте собственников земли Паутовой и Коробейниковой, а заодно уж - и арендатора Дюрдяя, можно было бы и задуматься... Сегодня Байбаков остался «при своих», а завтра? Будут ли завтра уместны выражения «моя земля», «моя квартира»? Особенно, если в ответ на эти вопросы власть будет отвечать: оно, конечно, твоя... Но когда границы определятся. А пока они определяются - ты, мил человек, поживи где-нибудь ещё. А налоги, конечно, плати... Поскольку, братик-сударик, это святое дело.
Вот так, враскоряку между Чеховым, Ионеско и Салтыковым-Щедриным и длится это странное дело об «общей» земле. И конца-краю ему не видно...

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp