Главное:

Знаете, каким он парнем был!

Его кумиром
был Павка Корчагин
Юра был в семье Егоровых, где уже подрастали две дочери, младшим, долгожданным и самым любимым. Родившийся в 1961 году мальчик был назван в честь Юрия Гагарина и на всю свою короткую жизнь сохранил такую же широту души, любознательность и обезоруживающую улыбку, так похожую на знаменитую улыбку первого космонавта планеты. Казалось, счастье прочно поселилось в этой семье, но вскоре умер от инфаркта отец, и матери в одиночку пришлось поднимать троих детей. Правда, Таня с Ниной уже были большими и скоро выпорхнули из родительского гнезда, так что вся материнская любовь досталась маленькому Юрику.
- Хотя мы все его очень баловали, - рассказывает одна из сестёр Нина Нагибина, - лучшее непременно доставалось братишке. И он отвечал нам взаимностью, был добрым и ласковым. Вот только повзрослел рано и с малых лет помогал маме, выполняя по дому всю мужскую работу.
А ещё Юра очень любил читать, буквально глотая понравившиеся книги. Самыми заветными были у мальчишки «Как закалялась сталь» и «Овод», ставшие для него и своеобразной путеводной звездой. Зачитанные до дыр, они сформировали у будущего героя-«афганца» умение стойко переносить многие жизненные трудности.
- Помню, Юра всё не мог понять, как Павка Корчагин, перенёсший множество операций, научился терпеть боль, - продолжает свой рассказ, вытирая слёзы, Нина Фёдоровна. - А ведь брат впоследствии практически повторил судьбу своего любимого героя. В ташкентском госпитале врачи говорили маме: «Мы удивляемся на вашего сына. За месяц ему сделали восемь операций, провели множество болезненных перевязок, но никто не услышал из его уст даже стона, не то что крика». Юра и умер от болевого шока при перевязке, так и не разжав стиснутых зубов.
А ведь Егоров спокойно мог бы «откосить» от армии, потому что был единственной опорой у престарелой матери. Мог, но не захотел. Он пошёл служить вместе со своими товарищами-одногодками и очень радовался, когда попал в элитные десантные войска. В письмах домой Юра рассказывал, как учится прыгать с парашютом, как осваивает «калаш» и как устаёт от ежедневных строевых занятий. Когда их, вчерашних мальчишек, отправили в Афганистан, родные были в шоке, хотя, честно говоря, в тогдашнем Советском Союзе мало что знали об этой войне.
Гвардии рядовому Егорову оставалось меньше полугода до возвращения домой, когда он принял неравный бой. 10 июня 1981 года Юрий с товарищами охранял боевую технику батальона недалеко от населённого пункта Шаль в провинции Кунар и заметил группу душманов, пытавшихся незаметно подойти и уничтожить казённое имущество. Доложив старшему по званию обстановку, десантник занял выгодную позицию и открыл огонь на поражение. Тогда «духи» разделились на две группы и попытались обойти наших ребят с флангов. Огнём из автомата и двумя гранатами Егоров уничтожил восемь человек, но и сам в ходе неравной схватки был ранен в живот.
- Пуля эта, как рассказали потом Юрины сослуживцы, была со смещённым центром тяжести, - говорит Нина Нагибина. - И все внутренности от её попадания буквально вывалились наружу. Ребята подобрали их и вложили на место, наскоро перевязав зияющую рану. От попавшей грязи у брата началось воспаление - перитонит, но врачи сначала в Кабуле, а затем в Ташкенте отчаянно боролись за его жизнь. К сожалению, усилия эти оказались напрасны...
За тот бой Юрий Егоров был удостоен ордена Красной Звезды. Посмертно. Ему не исполнилось ещё и двадцати.
Дорофеевы последними никогда не были
Алексей Дорофеев родился в деревне Немерово в послевоенном 49-м и вдоволь хлебнул лиха тех голодных лет, тем более что семья его осталась без кормильца и будущего воина-интернационалиста воспитывали женщины - мама Мария Ивановна и бабушка Федосья. Но, несмотря на это, мальчишка сумел освоить многое из домашнего ремесла, перенимая опыт у местных мужиков, и вскоре стал в собственной хате полноправным хозяином. Общительный и весёлый, он был душой любой компании, любил петь и танцевать, но вместе с тем и о деле не забывал. Выучился на тракториста, отслужил в армии и решил связать свою дальнейшую жизнь именно с ней, закончив школу прапорщиков. Так он с семьёй оказался в Гатчине, где увидели свет и два сына - Максим и Игорь.
- Дядя Лёша был широкой души человек, - вспоминает племянница И. Б. Финогеева, - и всех многочисленных род­ственников обязательно приглашал в гости. Для меня именно он, например, и открыл Питер, тогда ещё Ленинград: водил по городу, очень много рассказывал о достопримечательностях, показывал свои любимые петербургские уголки.
В 86-м, когда афганская война уже покатилась под горку, Дорофеев оказался в Кабуле, где принимал участие в сопровождении автомобильных колонн.
- Перед этой поездкой Лёша приехал в родные места, зашёл и ко мне, - рассказывает двоюродная сестра Н. А. Соловьёва. - Я пыталась его отговорить, что там идёт война, что убивают. На что он ответил: или грудь в крестах, или голова в кустах. Этих слов я никогда не забуду.
10 февраля 1988 года колонна, в которой прапорщик Дорофеев был техническим замыкающим, на дороге Кабул - Шахджой попала под обстрел. Одна из машин оказалась повреждена. Под огнём противника Алексей принял меры к её эвакуации, предотвратив таким образом гибель экипажа и сохранив имущество. А ровно через два месяца он подорвался на мине... Было ему 38 лет.
Последняя строчка последнего письма Алексея Васильевича стала опорной точкой в жизни его сыновей, так же как и отец, надевших погоны: «Дорофеевы последними никогда не были...»

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp