О чём рассказали старые фотографии

О чём рассказали старые фотографии

Старая фотография
«27 января 1904 года началась русско-японская война. Восточной крепостью, главной базой российского флота на Тихом океане был Порт-Артур. После удачной атаки русские корабли возвращались в порт. Впереди шёл корабль «Петропавловск» под флагом командующего Тихоокеанской эскадрой. Вице-адмирал Макаров, офицеры его штаба и знаменитый художник-баталист Верещагин стояли на мостике броненосца...» Так начали бабушка с внучкой свой рассказ о семейной реликвии.
На «Петропавловске» в тот день и час находился и флаг-адъютант мичман Василий Яковлев. Осторожно переворачиваю подклеенные на сгибах и пожелтевшие от времени листы Полного послужного списка. Василий Яковлев ещё четырнадцатилетним подростком, как и многие дети дворян, приехал из костромской глуши и поступил в 1896 году в Морской кадетский корпус. Это учебное заведение окончил в своё время и его земляк - знаменитый адмирал Геннадий Невельской. Спустя три года юный Яковлев определён в действующую военную службу. Записи о произведении в звание унтер-офицера, затем старшего гардемарина следуют одна за другой. А в 1902 году приказом командира Кронштад­ского порта уже флаг-офицер мичман Яковлев назначен в заграничное кругосветное плавание на эскадренном броненосце «Победа».
На одном из снимков той поры, которые бережно хранит Людмила Вадимовна Степанова-Кузнецова, - её дед, красивый и ещё совсем молодой, с улыбкой на обветренном до черноты лице, в тропическом пробковом шлеме и белоснежном мундире, напоминает романтичных героев Киплинга.
Сопки Маньчжурии
Зимой 1904 года волей судьбы молодой офицер оказывается на Дальнем Востоке. Маньчжурия, порты Китая и Кореи становятся средоточием интересов многих держав, в том числе России и Японии. Для бурно развивающейся в это время отечественной промышленности нужны внешние рынки... К тому же в России многие рассматривают успех в войне с Японией как средство борьбы с нарастающим внутренним кризисом, предреволюционной ситуацией. Япония недовольна усилением присутствия России на Дальнем Востоке, в стране сильны милитаристские настроения. Спор из-за русских лесных концессий в Корее и продолжающейся оккупации Маньчжурии Россией подливают масла в огонь. В 1904 году 24 января (по старому стилю) японский посол вручает ноту о разрыве дипломатических отношений, а уже вечером 26 января японские военные корабли атакуют русскую эскадру в Порт-Артуре. В результате выходят из строя лучшие русские броненосцы «Ретвизан» и «Цесаревич», крейсер «Паллада». В это же время японцы блокируют в порту Чемульпо, в корейских водах, ставший знаменитым благодаря самоотверженности экипажа крейсер «Варяг» и канонерскую лодку «Кореец».
Досталось и флагманскому судну, броненосцу «Петропавловск», где проходил службу флаг-адъютант Василий Яковлев. Кстати, командир корабля - его однофамилец капитан I ранга Николай Яковлев, из орловских помещиков. На счету команды - пять боевых выходов. В послужном списке Василия Яковлева - приказ по флоту: «За проявленное особое мужество, воинскую доблесть и в воздаяние отличной храбрости во время отражения внезапной минной атаки на эскадру 26 и в бою 27 января с японским флотом всемилостивейшее пожалован орден Святой Анны 4 степени «За храбрость».
В морской пучине
Несмотря на мужество и героизм русских офицеров, солдат и матросов, дальнейшие события показали неготовность России воевать в такой дали от центра и со столь сильным и агрессивным соперником, который к тому же заручился поддержкой ряда европейских держав. Тяжёлым ударом стала гибель вице-адмирала Макарова на том самом броненосце «Петропавловск». Трагедия произошла утром 31 марта (по старому стилю) 1904 года. Флагманский корабль подорвался в двух милях от Порт-Артура на связке японских мин, это и вызвало детонацию якорных мин в носовом минном погребе броненосца и боезапасов в крюйт-камере - помещении для хранения пороха. По свидетельствам очевидцев, корабль сразу накренился и стал уходить носом в воду, над местом взрыва вспыхнуло пламя и пошёл дым. Картина ужасающая: трубы и мачты куда-то исчезли, корма выскочила из воды, винт левой машины заработал в воздухе... В пучине сгинуло 650 матросов и офицеров.
Летом 1904 была фактически уничтожена русская эскадра, пытавшаяся прорваться из Порт-Артура во Владивосток, зимой 1905 произошло кровопролитное сражение под Мукденом, в мае - в Цусимском сражении уничтожена русская эскадра, переброшенная с Балтики...
По семейным преданиям, Василию Яковлеву не только удалось чудом выжить во время взрыва - он фактически спас великого князя Кирилла Владимировича. В момент взрыва двоюродный брат Николая II, начальник военно-морского отдела штаба командующего флотом в Тихом океане, находился на мостике «Петропавловска» рядом с Макаровым. Василий Яковлев помог Кириллу Владимировичу взобраться на обломок рубки парового катера. Последнего уже оставили силы из-за нахождения в ледяной воде.
Союз сердец
Между тем Яковлев сам получил тяжёлую травму - контузию позвоночника. Его, как и других спасшихся после взрыва, подобрал транспорт «Монголия». Василий попал в госпиталь. Возможно, именно там произошла романтическая история, итог которой - союз двух сердец. Речь идёт о встрече молодого офицера с сестрой милосердия - княжной Анастасией Багратион-Мухранской из старинного грузинского царского рода Багратиони. Внучка Василия Яковлева Людмила Вадимовна упоминает: познакомил бабушку и дедушку их брат - флигель-адъютант его императорского величества, офицер кавалергардского полка князь Константин Багратион-Мухранский. На семейном фото - это стройный юноша в казакине и смушковой папахе. Внимательный, полный достоинства взгляд, огромные чёрные глаза, смоляной кудрявый чуб... Константин стал избранником 19-летней принцессы Саксен-Альтенбургской Татьяны - августейшей дочери его императорского высочества великого князя Константина Константиновича, известного своим поэтическим творчеством. К сожалению, в
25-летнем возрасте этот потомок грузинских царей погиб под Перемышлем во время войны с Германией в 1915 году. Татьяна позже приняла иноческий сан в Гефсимании, затем стала игуменьей Елеонского женского монастыря в Иерусалиме. Их сын Теймураз пошёл по стопам отца, выбрав долю офицера: когда семья после революции уехала в Швейцарию, а затем в Югославию, учился в военной академии и сражался против фашистов во время Второй Мировой войны. Умер в 1993 году.
Родимый уголок
Обласканный вниманием начальства и наградами, произведённый в лейтенанты, Василий Яковлев продолжил службу в северной столице начальником главного управления по делам личного состава флота. В его послужном списке помимо «Анны» 2, 3 и 4 степеней - орден Святого Станислава 2 степени с мечами, серебряная медаль с бантом и Красный Крест в память Русско-японской войны.
До революции жили при Адмиралтействе, а в 1918 году глава семейства приказом по мор­скому ведомству «уволен от службы по болезни, от ран и контузий происходящей». И супруги переехали в имение Памброво в отдалённом уголке Костромской губернии. По соседству - в Комарове, Анненском, Быковке - в лесных дебрях были разбросаны усадьбы, оставленные сыновьям Александром Яковлевым, участником Отечественной войны 1812 года, уездным предводителем дворянства. Небольшой старинный дом из лиственницы на каменном фундаменте, окружённый аллеей из лип и кедров, стал родным для семи дочерей и сыновей Василия Дмитриевича. Сам он учительствовал в начальной школе. Затем жизнь повернулась к семье мрачным ликом: офицеру пришлось даже торговать керосином в лавке, чтобы хоть как-то содержать большую семью. Но самое страшное произошло в 1938 году: Яковлева арестовали по обвинению в контрреволюционной деятельности. В 1941 году его расстреляли, где похоронен Василий Александрович - неизвестно. Семью разбросало по стране.
Удивительно, как в скитаниях детям и внукам удалось сохранить память о своём роде, о своих предках в виде фотографий и документов. Среди них редчайшие - как, например, фото, запечатлевшее гибель броненосца «Петропавловск». А ведь в страхе перед доносом доводилось отрезать на фотоснимках офицер­ские мундиры, оставляя лишь овал любимого лица. Людмила Степанова-Кузнецова вспоминает случай из истории семьи: одна женщина увидела среди вещей у княжон Багратион-Мухранских фото Василия Яковлева в парадном мундире и сообщила в ВЧК: хранят-де портрет Николая II...
Отряхнуть прах?
Пора, когда призывали: «Отречёмся от старого мира, отряхнём его прах с наших ног», когда сбрасывали колокола и разрушали храмы, когда часть нации изолировали в лагерях или изгоняли на чужбину, когда большие семьи бросало по стране, как осколки разбитого зеркала, и люди превращались в Иванов, не помнящих родства, миновала. Увы, не всякий из нас точно знает, где родился и как жили его прадед и прабабка, в каком уголке нашли успокоение их кости. Одно из бывших имений братьев Яковлевых - село Комарово ныне в Заволжском районе Ивановской области - недавно печально «прославилось» на всю Россию: кинешемский бизнесмен, которому продали здание (!) церкви в Комарове, подрядил местных жителей разобрать её на кирпичи. И начали разбирать! Сейчас оправдываются: там, дескать, в последнее время школа размещалась...
Два раза в год - в мае, когда умер отец, и в августе, когда не стало мамы, - Людмила Вадимовна с родными ездила на могилы в близкое её сердцу Памброво, а также в Заволжск, где тридцать лет учительствовала мать. Вспоминает: «Я очень хорошо помню нашу усадьбу, и парк, и пруд. В доме была школа-интернат, но потом, видимо, воспитанников стало мало, и здание разобрали и перевезли в соседнее Клеванцево. Кедры и липы спилили. Мы ходили по заросшему парку, у заросшего пруда. Всё это было очень грустно... И больше мы туда не ездили».

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp