Главное:
Война, за которую стыдно

Война, за которую стыдно

Увидев причину тяжбы, длящейся уже более двух лет, нормальный человек испытает глубокий шок. В земельном споре соседей-дачников разбирались (но пока так и не разобрались) два межевых агентства, мировой судья, Заволжский районный суд…

Предмет конфликта – полоска земли шириной около 40 сантиметров. Спорную «землю» даже вскопать лопатой почти невозможно – обязательно зацепишь либо участок Дмитрия Егоровича Бочкова, либо его соседки – Валентины Петровны Соловьёвой.

Эта достойная женщина в 1999 году приобрела дачу в садоводческом товариществе «Энергетик-1». До её появления соседи по саду знать не знали, что такое раздор: чего делить-то? У каждого от трёх с половиной до шести соток, спорить что ли из-за таких «необъятных родных просторов»?

Но Валентина Петровна считала иначе. Согласно базовому документу ещё от 1992 года (свидетельство № 177), участок Дмитрия Бочкова равен 5,4 сотки. Купленный Соловьёвой участок – ровно 5 соток. Однако при кадастровой оценке земли возникли кое-какие лазейки. В кадастровом плане жирным шрифтом выделено пояснение: «Площадь ориентировочная. Сведения о границах не позволяют однозначно определять участок в качестве объекта недвижимости». Раз площадь «ориентировочная», почему же не сориентироваться?

Договор купли-продажи, по словам соседей, новая владелица оформила с учётом приблизительного кадастрового плана. И решила, что в её угодьях не хватает 0,4 сотки. Добыть недостающие «сотые сотки», видимо, можно было только одним способом – за счёт «ленты» шириной около 20 сантиметров вдоль всей соседской межи.

Предприимчивая дачница начала «войну за сантиметры» с тяжбы с соседом, председателем садоводческого товарищества. Суд решил, что Соловьёвой принадлежит ровно 5 соток. Тогда она «атаковала» границы другого соседа – ветерана Дмитрия Бочкова.

Бочков рассказывает, что своими глазами видел, как во время межевания участков соседка старательно забивала топором железный пограничный кол.

А Соловьёва пишет в своём заявлении в агентство «Лимб»: «Сотрудники вашего агентства нарушили правила межевания, затронув мои интересы, с чем я категорически не согласна…». Устно же «категорически несогласная», по рассказам соседей, заявляет, что вообще не присутствовала при межевании! И никаких колов топором не забивала! Отсюда логически вытекает, что Дмитрий Бочков захватил «поля и нивы» бедной женщины, а что видел её – просто лжёт.

– Да отдал бы я ей эту борозду, если бы по-хорошему! – говорит Дмитрий Егорович. – Но ведь получается, что меня, фронтовика, назвали вором!

Что такое еле заметная среди грядок полоска земли? Мелочь. Но пуля тоже невелика, весит всего девять граммов, а может убить. Как и обида. Заглянем в прошлое – заслужил ли Дмитрий Бочков репутацию «захватчика»?

Семнадцатилетний парнишка из деревни Тимохино бывшего Курбского района зимой 1943 года отправился Родину защищать. И дома не мёд ели – в семье семеро детей было, а на фронте покруче пришлось. Под Курской дугой «косил» младший сержант Бочков фашистов из легендарного пулемёта «максим». В Белоруссии попал в госпиталь – два отверстия от пули видны на руке и сегодня. Из госпиталя сбежал, не долечившись, – родную часть переводили на Первый Украинский фронт.

В Польше, под Люблином, на ночном переходе рядом взорвался немецкий снаряд, и оглохший, потерявший речь, со льющейся из ушей и носа кровью боец вновь попал в госпиталь. Для двоих, шедших на том марше совсем рядом с Бочковым солдат война там же и закончилась, а ему предстояло вдобавок к уже полученным медалям «За отвагу» и «За боевые заслуги» получать ещё и ордена. Первый орден Отечественной войны – за переправу через Вислу. Второй – за Сандомирский плацдарм, где шли на немецкие укрепления ночью, при свете прожекторов, нашив на спины белые тряпки, чтобы не погибнуть под огнём своих же, накатывавшихся волна за волной советских войск.

Дмитрию Бочкову довелось вылавливать по лесам солдат прорвавшейся в наши тылы в конце победной весны немецкой группировки. В гражданских лиц стрелять запрещал приказ, а немцы, побросав форму, переоделись в штатское, и у них-то никакого приказа не стрелять не было.

Но русский солдат выжил. Прослужил до 50-го года на границе, поработал вволю сварщиком, пожил с тремя дочками и тёщей в деревянном доме без всяких удобств. Тесновато было, годами с женой жили на даче, той самой, со «спорной» межой. И не только жили – работали.

У Бочковых растёт всё. Было дело – привёз дачник-труженик на областную выставку увешанный помидорами куст, так сама Валентина Терешкова подошла и пробовала оторвать с веток спелые помидоры.

– Не может быть, чтобы в нашем климате такие выросли! – воскликнула первая женщина-космонавт. – На верёвочках привязал, не иначе!

Сейчас огород ветерана весь в буйной зелени. Ещё бы – трое дочерей, четыре внука, три правнучки и правнук, всех угостить хочется!

Может, хватит? Может быть, уже понятно, что Дмитрий Евгеньевич Бочков – освободитель, а не «захватчик», как полагают отдельные штатские дамы?

Каким бы бравым парнем ни был рядовой Бочков, но родился он в 1925 году. И первый инсульт уже пережил. Несмотря на то, что держится Дмитрий Евгеньевич молодцом, но «карусель», в которую его втянуло, не всякий молодой выдержит.

Оскорблённый ветеран обратился к мировому судье, но желаемого результата не добился. Затем Заволжский суд отклонил его требования, потому что межевание не проведено. Или проведено, да не так.

Некоторые из накопившихся вокруг тяжбы документов прямо противоречат другу другу. Ими уже можно в два слоя выстелить всю злополучную полоску земли, и чем дольше тянется история, тем обиднее и обиднее…

Дачных участков приватизировано всего 10 процентов, истина в межевых спорах рождается ой в каких муках. Юридические процедуры, связанные с землёй, ещё не до конца «обкатаны», но стоит ли испытывать их на закрывшем собой страну ветеране?

Не в обиду судьям будет сказано, но известно, что существуют и неофициальные нормы, влияющие на решения судов. Например, при разборе обстоятельств ДТП с участием ребёнка-пешехода решение выносится в его пользу. И это правильно, потому что кроме Уголовного, Гражданского и иных кодексов есть ещё вечные законы морали.

Интересно, что понимает под словом «мораль» гражданка, «воюющая» с ветераном за ничтожную, почти ни на что не пригодную полосочку земли? Кстати, не «новая русская» и не «интернет-девица», а пенсионерка. Кажется, должна ещё помнить?..

Нет ответа…

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp