Главное:

Как малым городам войти в большой туризм?

Впечатлить гостей
Участники обсуждения туристической тематики этим самым главным видят либо создание новых рабочих мест, либо возможности активного продвижения своей местности, либо укрепление налоговой базы муниципалитетов. Называют и ещё целый ряд задач и целей, и нужно признать, что все эти цели и задачи действительно важны и насущны. Но самым центровым, самым уже не местечковым, а государственно важным делом туристиче­ского города является его участие в формировании образа России перед всем цивилизованным миром.
Действительно, туристические города нашей страны, активно участвуя в большом туризме, решают отнюдь не только хозяйственные задачи, но и посильно создают привлекательный образ России перед иностранцами, то есть занимаются постоянной серьёзной ималогией. Задача - громадная. И она поставлена стратегически и геополитически верно, кто ещё может говорить о стране системней, интересней и выигрышней, нежели её туристические центры? Кто успешней и грамотней способен специализироваться на этом? Кто ловчей подаст «товар лицом»?
И все российские туристические города пытаются (стараются!) это делать. Но добиться должной достойности создаваемого образа большинству их, а особенно малым, физически не по силам. Бюджетная реальность этих городов сегодня уже по определению не позволяет им собственными силами решить целый ряд тяжёлых насущных вопросов, неизбежно требующих разрешения для приличного представления себя, а значит, и всего своего Отечества, в международном цивилизованном обществе.
Имеющаяся на сегодняшний день база туристической деятельности этих городов, особенно самых малых, во многом устарела, как физически, так и морально, и уже не обладает оптимальным воздействием на посетительскую аудиторию. Возможности для богатого жанрового и качественно содержательного общения, а тем более, для прорывных действий, у них сегодня слишком малы из-за решительного несоответствия задач и возможностей.
В частности, такие города, особенно до пятидесяти тысяч жителей, и самые малые - до десяти тысяч - по сегодняшней бюджетной реальности объективно не способны осуществить реставрацию всех своих лучших памятников истории и культуры, не способны провести научно обоснованное и практически целесообразное благоустройство своих достопримечательных мест, не способны выполнить необходимую для большого туризма определённую музеефикацию ряда мест и объектов.
Сегодняшняя крайняя бюджетная ограниченность не позволяет вести и существенное обновление брендов, и почти везде до сих пор вынужденно продолжается использование только старых, потерявших новизну и привлекательность и уже не способных должным образом впечатлять гостей и воздействовать на туризм качественно ново. Так, наш город Мышкин, добившийся значительных успехов в туризме, для привлечения гостей-иностранцев желал бы создать здесь памятник символу русского гуманизма и правдолюбия, литературному герою Ф. М. Достоевского - князю Мышкину, но жалкие финансовые обстоятельства решительно не позволяют это сделать, хотя таковое своё твёрдое намерение город уже давно продекларировал.
Туристические города, а особенно самые малые, не могут самостоятельно решить задачу значительного притока иностранцев. На сегодняшний день даже лидер российского туризма, знаменитый Суздаль, на восемьсот тысяч гостей имеет лишь сорок тысяч иностранцев. И без создания государственного учреждения, целевым порядком помогающего нам в деловом контактировании с миром иностранного туризма, этот вопрос разрешён быть не может.
Очень большой трудностью для всех нас является активное и последовательное рекламирование своего туристиче­ского продукта. Это требует значительных средств, превышающих финансовые возможности многих субъектов туризма не только малых, но и средних городов России.
Очень важным для всех туристических городов и сёл страны явилось бы возрождение и развитие социального туризма. О нём обоснованно говорил Президент России Дмитрий Медведев на встрече в Угличе летом 2008 года. Эта мысль справедливо подтверждает как разумное познание своей страны многими слоями россиян, так и создание большой и полезной сферы деятельности для туристических городов, особенно малых. И для вхождения таких городов в туризм социальный тоже необходима государственная поддержка.
Несуразная страна
Образ России для цивилизованного мира формируется многими средствами - от телевидения до Интернета, но самым действенным, самым эффектным являются личные посещения нашей страны. Увы, они часто оказываются самыми разочаровывающими. Осматривая российский туристический город, иностранец видит множество «прорех» в его быту и хозяйстве и даже в содержании достопримечательных мест (есть теперь такой генплановский термин).
И у гостя возникает достаточно обоснованное впечатление, что Россия - это большая, бедная, несуразная страна с нестарательным народом и бездарными правителями. Богатства истории и культуры в его представлении уже не могут заслонить нищеты обустройства. И если сама наша столица Москва, буквально брызжущая через край и изо всех пор сочащаяся деньгами, выглядит вполне обустроенным городом, то что говорить о провинции? Так, в знаменитом, всемирно известном и широко посещаемом левитановском Плёсе храм на центральной площади десять лет стоял с ободранными дырявыми главами! Здесь уж не великая красота, а великий стыд...
Для столичных журнальных и газетных радетелей о России она вся сосредоточилась в Москве, а за МКАД... ничего нет. А если кое-где и есть, то там живут какие-то негативно необычные, туповатые люди, вполне нестандартные с точки зрения других народов и, конечно, самих жителей столицы. И рассказывать о них можно лишь для удачных примеров курьёзности провинциальной жизни и бестолковости верных ей аборигенов.
И что умалчивать, мы сами уже так привыкли к государственному отрицанию наших ценностей, что впору поверить в убийственно пессимистический вывод: «...так было всегда, так будет и дальше...» Но с такими выводами едва ли стоит браться за решение созидательных задач, тут впору безгласно примириться с повальным эпатажем больших СМИ по отношению к глубинной России и прикинуться забавными дурачками, безмятежно играющимися среди развалин и бестолковщины.
Да во многих местах это уже и случилось, в том числе и в упоминаемом нами хрестоматийно знаменитом Плёсе. Лариса Драч недавно язвительно верно привела его нынешнее определение - «олигархическая провинция». Она очень точно упомянула об его полном обезлюдении. Всё это именно так, мы хорошо знаем Плёс, часто бываем там, и плесяне знают нас не понаслышке, чудный Павел Николаевич Травкин давно и верно дружен с нами. Мы сперва немало учились у плесян, а потом уже они у нас, следя за нашими делами и приезжая в Мышкин. Боже мой, дивный Плёс умер на наших глазах...
Ни областные, ни россий­ские власти не озаботились сохранить его живым полнокровным явлением, их вполне устраивала реальность города-макета или скорей города-мумии. Сперва ликвидировали район, затем централизовали (закрыли!) все организации и предприятия, потом «оптимизировали» оставшиеся учреждения - и живого Плёса больше нет. А есть город-мертвец с заросшими бурьяном огородами, с заколоченными или запертыми домами, с целыми нежилыми кварталами. Активного населения там осталось чуть больше тысячи человек. Вот и вся «туристическая столица»!
Лишь зловеще красным огнём в молчаливых новеньких особнячках олигархов посвечивают лампы сигнализации да покатывается мимо них машина охранного предприятия «Фортеция-плюс». Сидящие в ней здоровенные мужики в форме посматривают - горят ли эти самые огоньки сигнализации, не грабанул ли кто дачку олигарха. Раз в год, а то и в два года сюда наведаются отпрыски этого самого «небожителя», вот и вся «обжитость»...
Приедут, пожарят шашлычков над волжским простором, потолкуют с приятелями о своих делах юной олигарховской смены и... не заметят ни дырявых куполов главного храма, ни мёртвых домов, как не заметят и прекрасного П. Н. Травкина и прекрасного музея Левитана.
Плёс умирает и почти умер. Там уже закрыли великолепный музей истории города, там запущен и печален кремль, там страшная в своём разрушении санаторная зона, горестно, бездарно загублены серпантины спусков к Волге. Плёсу не помогли вовремя. А сейчас его уже не возродить, покойника не реанимировать. Не такая ли судьба ждёт и многие другие малые российские города, в том числе и туристические?
Путёвка в жизнь
Туристические города, особенно малые, создав каждый на своём месте первоначальное ядро туристической деятельности, с обретением статуса и определённого государственного содействия могли бы развернуть свою работу территориально гораздо шире, создавая уже не ядра, а рекреационные и туристические локусы, а потом вводя в такое использование и целые значительные территории. Наш город Мышкин мог бы успешно ввести в большой туризм значительные пространства ярославского Приморья и долины правобережных и левобережных притоков Волги.
А государству как бы хорошо заметить места прорывов вперёд и это успешное наступление «малышей» поддержать хоть какими-то силами. А учреждением статуса - в первую очередь.
Среди населения самих малых городов благодаря учреждению особого статуса значительно повысится престижность работы в туризме и самой жизни в таком городе. И туризм для многих станет одной из достойных, уважаемых отраслей городского хозяйства, а в ряде случаев - необходимым условием создания и развития кластерной экономики. Для малых городов она может оказаться единственной базой их экономического развития.
Для сохранения активной полноценной жизнедеятельности и полноценного влияния на окружающее пространство туристические города должны сохранить своё административное значение центров прилегающих сельских территорий. В случае утраты этого значения даже самый яркий малый туристический город ждут неизбежный упадок и фактическое омертвление, как это и случилось в целом ряде мест: в знаменитом Плёсе, в вологодском Кадникове, костромском Судае, в тульском Чекалине и во многих других местах.
Если же районы, управляемые такими малыми туристическими городами, оказываются в ряде случаев территориально и по населению недостаточными для устойчивого существования и развития, то их было бы разумно несколько укрупнить, действуя по историческому принципу. Туристические города остро нуждаются в серьёзной системной поддержке федеральных законов для создания своего достойного облика. И требуется хотя бы скромное, но отдельное целевое финансирование (или налоговое благоприятствование). Это существенно укрепило бы их жизнедеятельность и значительно оптимизировало бы общественные настроения. А сейчас же, не имея такой поддержки, эти города переживают начало угасания в развитии и совершенствовании и окажутся обречёнными на стагнацию и умирание.
Если сейчас уже выделена и на государственном уровне поддержана группа городов- наукоградов, и России видны, например, и группы городов-моноградов и городов-агломераций, то туристические города до сих пор выпадали из поля зрения наших законодателей.
Почему нам, ярославским туристическим городам, самим не начать эту продвигательную работу? Почему самим не позаботиться о своём настоящем и будущем? Наверное, наша российская действительность сегодня требует собирательного мышления, и было бы разумно привлекать к этому начинанию сперва соседей из ближайших областей, а потом вести работу и во всероссийском масштабе.
И, если такой масштаб будет достигнут, то голоса всех нас наверняка будут услышаны российской государственной властью. Много ли пользы от сегодняшней нашей безгласности и разобщённости? Очевидно, пришло время и мыслить, и трудиться вместе. Печальный пример Плёса говорит, что это время, увы, не бесконечно!

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp