Главное:
Сюрпризы Волжской набережной

Сюрпризы Волжской набережной

Очевидица, Валентина Фёдоровна Звонарёва живописала у нас в редакции картину именно так. Очень волновалась. Не преувеличила ли? Но рабочие, которых мы в поисках этого места стали потом расспрашивать, дружно кивали: «Было. Только дальше. Вон там, за беседкой».
Мы пришли сюда, когда в злополучном месте уже лежали гравий и «нашлёпка» из асфальта, видимо, для надёжности прикрывающая провал.
Рабочие рассказывают: машина провалилась задними колёсами, передняя часть её задралась вверх. Это какой же глубины получилась яма? Точно никто не сказал, можно только представить.
Зато добавили: когда мостили набережную по ту сторону памятника Некрасову, машина тоже проваливалась, правда, не так глубоко.
- А ещё раньше подходила бабушка и предупреждала, мол, провалитесь, обязательно. Так и случилось.
Сейчас грузовики близко к решётке не подруливают. Останавливаются на проезжей части, и всё, что нужно, подаёт рабочим ковшом техника или подвозят тачки - в чём корреспонденты «Северного края» и убедились.
Происшедшее можно было бы считать частным случаем, рабочим моментом. Если бы...
Если бы похожее уже не случалось в здешних местах раньше.
Самая громкая история произошла лет двадцать назад на набережной напротив улицы Кедрова. Прямо у церкви Рождества Христова посреди дороги вдруг осел асфальт, и большая автомашина стала погружаться в яму. Дело происходило перед приездом какого-то большого начальства, власти страшно переполошились, дорогу отремонтировали очень быстро. Но эхо этого случая довольно громко прокатилось по страницам местной прессы. Помню публикации коллег в «Северном рабочем» с попытками разобраться, что и почему, а вслед за тем несколько статей главного инженера треста инженерно-строительных изысканий Александра Михайловича Шисселя.
Трест (сокращённо ТИСИЗ) был тогда одной из важнейших частей единого строительного комплекса области. В Ярославле без него не обходился ни один генеральный подрядчик. Как только затевалась очередная стройка, ТИСИЗ получал заказ обследовать территорию будущего объекта с точки зрения геологии: нет ли в том месте подземных речек, пустот естественного или искусственного происхождения, достаточно ли прочным окажется основание будущего дома.
Шиссель утверждал, что строителей в городе может ждать множество сюрпризов. Комплексного представления о том, что собой представляет подземный Ярославль, не существует. Обследования проводятся точечно - для каждого отдельного объекта. А что собой представляет геология места в нескольких метрах от будущей стройки, остаётся неясно. В результате дом может встать вблизи русла подземного ручья или рядом с заброшенными и забытыми со временем подвалами. Или даже рядом с подземными ходами, которые есть едва ли не во всех наших церквах. Стоит ли удивляться потом очередному ЧП?
Шиссель доказывал: мало локальных обследований, нужна геологическая карта всего Ярославля. Деньги для этого требуются, конечно, большие, у тогдашних властей их не нашлось, нет такой карты до сих пор.
Специалисты всегда пытались как-то выйти из положения. Как вспоминает бывший конструктор «Ярославгражданпроекта» и «Гипроприбора» Юрий Алексеевич Козюбенко, который и по роду своих обязанностей, и по душе много лет тесно сотрудничал с ТИСИЗом, была даже попытка составить карту подземных водных объектов на добровольных началах. Но не удалось. Сотрудники отдела реконструкции и застройки Ярославской мэрии Наталья Гаева, Наталья Землянская и Ольга Островская тоже предприняли в своё время подобную попытку - разработали схему природного рельефа древнего Ярославля, геологи и строители стали пользоваться ею, но одной «исторической» схемы явно мало.
Уже упомянутый случай с провалом машины на улице Кедрова прокомментировал Юрий Петрович Семко. Он был главным инженером ТИСИЗа после Шисселя, а сейчас в той же должности в ООО «Истренокс» - одной из трёх фирм, возникших в 1990-е годы на развалинах ТИСИЗа.
- В результате наших исследований тогда оказалось, что причиной провала стал подземный ход, прорытый во время войны из подвала ГО одного из домов. Позже он был заброшен, забит пульпой, дожди её размыли, и произошло оседание грунта.
По словам Юрия Петровича, подземный ход выходил в волжский откос в нескольких местах. Может быть, одно из его ответвлений и стало причиной недавнего ЧП на набережной? Но это уже рассуждения журналиста, специалист таких заключений с ходу не делает. Жаль, у меня наготове ещё одна версия. Недалеко от злополучного места церковь Николы Надеина. По легенде в ней был подземный ход, где купцы Светешниковы прятали своё добро.
А возможно, всё прозаичнее. Юрий Петрович Семко и его коллеги знают, где находятся основные водотоки. По ним в период дождей и в паводок в Волгу устремляется большая часть стоков. Не на такой ли подземный поток «наступил» недавно тяжелогруженый автомобиль? А может быть, во всём виноваты грунтовые воды, которые разрушают и без того не изученные подземные глубины и окончательно запутывают картину?
К сожалению, архивы, накопленные за многолетнюю историю ТИСИЗа, в значительной степени утрачены. Бесценные документы, в них были результаты сотен, если не тысяч геологических обследований. Они могли бы как пазлы сложиться если не в полную картину подземного пространства города, то хотя бы в его часть.
Единого правопреемника ТИСИЗа нет. Вопросами геологии для наших строек занимаются сейчас три ярославские организации, каждая из которых располагает небольшой частью «наследства» ТИСИЗа, из того, что удалось спасти. В процессе работы они обмениваются материалами из архивов друг друга, пользуются архивом городской службы архитектуры, но ни то, ни другое, ни третье не восполняет понесённой утраты. В те самые лихие девяностые одним махом был уничтожен труд ярославских геологов за несколько десятилетий.
- Архив ТИСИЗа свалили в открытую грузовую машину и сбросили на складе как макулатуру, - в голосе Юрия Семко и сегодня слышится боль.
Пытаясь компенсировать утраченное, бывшие тисизовцы безуспешно стучались во все двери. Но ни городские, ни областные, ни другие организации не проявили интереса к их проблемам. Кроме того, долгое время у них не было допуска к материалам, необходимым для восстановления сгинувшей информации.
Прошло время, часть запретов снята, но во властных кабинетах по-прежнему мало кто понимает, чего же эти геологи хотят. А они хотят (и могут!) разработать такую документацию, чтобы нигде ничего не проваливалось - ни на Волжской набережной, ни в других районах города, где, говорят, это тоже случается.
Если будут заинтересованность и финансирование, карту подземной части Ярославля непоздно составить и сейчас. Причём всего за год, утверждает Юрий Семко. Появились новые методики, новое оборудование, компьютеры. На самом деле карта - это целый комплект документов с более сложным названием, но не в том суть. Так или иначе, это та самая общая картина того, что у нас под ногами, без которой локальные геологические изыскания под один какой-то объект нельзя считать гарантией того, что с ним ничего не случится. Не осядет пол, не «поедет» стена, не провалится грузовой автомобиль на дороге рядом.
Ещё живы специалисты, которые что-то помнят. Пройдёт три - пять лет, и им на смену придут молодые, которым придётся начинать всё с чистого листа. Ещё жива уважительная память о ТИСИЗе - если бы городские и областные власти поддержали идею бывших тисизовцев, это открыло бы многие ещё закрытые двери для сбора необходимых материалов.
А пока строим, как раньше, часто не зная на чём. И ездим. Может быть, для начала хотя бы сделать Волжскую набережную после реконструкции пешеходной? Не формально, как до сих пор, когда машины тут сновали во все стороны, а по-настоящему.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp