Главное:
-
Есть у Макса и «весёлые картинки»

Есть у Макса и «весёлые картинки»

Как минимум, уважил он тем самым место встречи - независимую галерею кинодраматурга Полины Варази и её персонально. На свой страх и риск Полина попыталась, и небезуспешно, вместе с Ярославским отделением Союза дизайнеров России вдохнуть жизнь в полуподвальные хоромы - бывший пустующий офис этого творческого союза. Максиму по душе здешние неписаные правила игры. Если в галерее что-нибудь эдакое и происходит, то обычно - хоть и не совсем уж с бухты-барахты - Полина старается знать заранее, кто и когда хотел бы прийти, но часто без всякого официального, а тем более официозно-календарного повода.
Захотели, допустим, пообщаться старые друзья, давно не виделись. Для галереи Варази это более чем уважительная причина для встречи. В данном случае как раз такой вариант. Подсчитал Максим: шестнадцать лет ушло у него на кандидатскую диссертацию по бабочкам, года три вплотную писал, недавно в Институте зоологии РАН в Санкт-Петербурге защитился. Теперь, как сам он сострил, «пора, братцы, и в жизнь возвращаться».
Так что в науке питомец биофака Демидовского университета Максим Клепиков - фигура заметная и колоритная. Описал на Верхней Волге 1436 (!) видов бабочек, 30 из них входят в областную Красную книгу, десять - в охранный реестр европейский.
При всей его молодости этому во цвете лет сибиряку-томичу по рождению и ярославцу по судьбе вполне к лицу не только обиходное слово «исследователь», но и звучащее в наши дни чуть старомодно - «учёный». О предмете своего научного интереса он знает всё или почти всё, к тому же умеет о нём рассказать членораздельно и ничего при этом не упрощая. По агентурным данным редакции, Максим Клепиков - единственный ярославец, кого печатают такие солидные, при всей их глянцевости, журналы, как «Гео» и «Вокруг света».
Своё «возвращение в жизнь» обставил Максим как в лучших домах Лондона, с ударением на вторую букву «о». Пригласил на вечеринку супругу Татьяну - она у него книгоиздатель, и десятилетнюю дочку Настю, чей любимый школьный предмет - нет, не бабочки - труд, любит что-нибудь мастерить своими руками, тоже в папу. Тот фотографирует, делает гербарии - для науки, рисует - для себя, не для выставок. Правда, друзьям сделал исключение. Привёз в галерею «Открытое пространство» коллекцию «весёлых картинок».
Рисует он с детства, исключительно карандашом. По нашему предположению, неспроста, считая эту технику, во-первых, самой одушевлённой, а во-вторых, судя по всему, наиболее «экологически чистой», потому как, что может быть натуральней дерева и графита. Стиль же его вовсю дерзит любому натурализму и жизнеподобию: у Максима сугубо ироническое отношение не только к самому себе как к художнику, но и к героям своих фантасмагорий - совсем нестрашных монстров, похожих на инопланетян то ли из японских, то ли из американских мультсериалов.
Фотокадр представил Клепиков только один-единственный, вроде как в пику всему остальному. Снял крупным планом гигантский белый гриб в траве у берёзового комля. А подписал сей образчик гиперреализма так: «Автор - Бог...» Хоть и с улыбкой, но совсем не в стиле своих картинок. Зато ещё одну весёлую картинку в модном жанре перформанса герой дня сочинил за пять минут до открытия вечеринки. Поставил на сцену столик, на него бутылку горячительного и пустой стакан. Гостеприимным жестом призвал всех принять участие «в творческой трансформации натюрморта».
С заданием уверенно справлялись не только натуралисты (к примеру, коллега, соавтор Максима по Красной книге, знаток жуков Дмитрий Власов), но и другие приверженцы общения без поводка, личности не менее авторитетные в своём кругу, чем Максим и Дмитрий.
На правах заводилы Клепиков сказал о них несколько слов:
- Все мы любим в делах и общении открытое простран­ство, и хорошо, что появилось ещё одно такое место в Ярославле. А если говорить, например, об искусстве, то Билан, Верка Сердючка, «Владимирский централ», мыльные телеоперы - это не наш репертуар. Вы спросите, какой же наш. Всё остальное, только настоящее, для души и для ума - джаз, рок, фольк, Бах, Моцарт и Чайковский, техномузыка, авторское кино.
В полном согласии с последними словами Максима насчёт кино, проходила концовка вечера. Смотрели фильм из домашней коллекции соучредителя галереи «Открытое пространство» Александра Алексеева - японский триллер в стиле «трэш» (в дословном переводе «мусор») под названием «Девочка-пулемёт» режиссёра Игути. Это лучший фильм Японии 2008 года. В России, как сказал Алексеев, его видеокопии встречаются пока только на клубных просмотрах - в магазинах их не купишь.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp