Спасти Старое Брагино

Спасти Старое Брагино

Здесь вообще происходит много такого, что остаётся только руками развести. Десять лет назад, когда Илья Смирнов (на снимке) купил тут дом, адрес у него был: улица Старое Брагино, через несколько лет её переименовали в посёлок, потом в деревню, и с этим названием она пребывает до сих пор.
Вопреки всякой логике в ней не одна улица, а от четырёх до пяти рядов домов. Разобраться точнее сложно: одни избушки вообще ушли в землю, другие заросли настоящими джунглями, где не проехать и куда можно пробраться только узкими тропочками.
Самое поразительное, что везде живут люди. Вопреки неосторожному замечанию одного из руководителей города, что тут осталось всего три двора, письмо заместителю мэра Владимиру Михайловичу Смирнову, копия которого передана в «Северный край», подписали жители двадцати домов. А всего тут более сорока домовладений, хозяева многих из них просто уже никому и ничему не верят.
Суть письма касается недавно официально обнародованного проекта решения муниципалитета «Об утверждении правил землепользования и застройки города Ярославля». По этому проекту деревня Старое Брагино со всеми своими домами и земельными участками должна была стать частью рекреационной зоны города. Попросту говоря, парковой зоны, куда входят парки, сады, скверы и прочие зелёные островки города.
Жить не в деревне, а в парке людям должно быть лестно, видимо, так рассуждали авторы проекта. Но среди владельцев домов и земельных участков сегодня здесь не только престарелые люди, но и молодёжь, которая быстро разобралась в нюансах.
По градостроительному регламенту земельные участки в такой зоне могут использоваться исключительно для организации отдыха. Капитальный ремонт дома сделать уже будет нельзя. Соорудить пристройку в случае увеличения семейства - тем более. Построить новый дом на принадлежащем тебе участке - ни Боже мой. Для большинства здешних жителей их дома - единственное жильё, поэтому всё это значит: жди, пока твоя хибара свалится тебе на голову, и не рыпайся.
Продать? Но кто же купит теперь участок, где ничего, кроме лужайки, устроить будет нельзя?
Выход оставался один - самострой. «Власти тем самым толкают нас к нарушению закона», - как выразился один из моих собеседников. Оставаясь собственниками земельных участков, люди фактически утрачивали возможность использовать их в своих интересах. Только в интересах отдельных чиновников, которые, оказывается, глубоко озабочены тем, что в современных брагинских микрорайонах не хватает зелени.
Разобравшись, что к чему, жители Старого Брагино и ударили в колокола. Но заместитель мэра Владимир Михайлович Смирнов, он же председатель комиссии по подготовке «Правил землепользования и застройки», в выступлении по телевидению ответил жёстко: никто вас не выгоняет, дома жителей могут стоять, пока стоят, а остальное в проекте всё правильно. Понимай так: посреди нового парка будут догнивать полсотни избушек, пока не сгниют совсем.
Народ не сдался. Обращения пошли в другие инстанции. Депутат муниципалитета, член фракции «Единая Россия» Андрей Лихачёв, архитектор Илья Клягин, юрист Юлия Гаврилова встали на защиту интересов жителей Старого Брагино - и не на эмоциях, а по-деловому. Они сделали руководству города встречное предложение, причём очень даже конструктивное: предложили внести два принципиальных изменения в первоначальный вариант «Правил землепользования и застройки». Во-первых, изменить границы предложенной парковой зоны, исключив из неё земельные участки, занятые индивидуальными жилыми домами. Во-вторых, создать внутри будущего парка дополнительную территориальную зону - зону жилой малоэтажной застройки.
У такой зоны по закону свой статус, он разрешает и реконструкцию, и строительство, что не только даст возможность здешнему населению реализовать любые свои планы, но и привлечёт сюда инвесторов. Место ведь прекраснейшее, пять - десять минут до Ленинградского проспекта, в двух шагах от всех благ цивилизации.
Эта статья уже была готова к печати, когда стало известно: комиссия по подготовке правил землепользования приняла эти предложения. Увидеть соответствующие документы пока, правда, не удалось. Будем, однако, считать, что Старому Брагино больше не грозит консервация и эта единственная в своём роде деревня в городе сохранится и благоустроится. Превратится со временем в уютный, окружённый садами островок чистеньких частных домиков посреди брагинских многоэтажек.
Вопрос в том, сколько здешних стариков доживёт до этих светлых дней?
При нынешних бытовых удобствах - немногие. Газа нет, воды нет (на всю деревню три колонки), дороги кривые-косые. А состояние домов!
- Проходите, только не провалитесь, - приветствовала нас в своём жилище Зинаида Ивановна Белоусова. Пол - одно название. Посередине железная ванна, наполовину наполненная водой после недавнего дождя. Потолок провис и, по словам хозяйки, держится на одной печке. Ближайшие перспективы даже с учётом последних многообещающих решений - никакие.
- Приходили из районной администрации, предложили: мы, мол, вас на зиму заберём в общежитие, а на лето сюда вернётесь.
Приезжали из мэрии, обещали, что будут по одному дому нас расселять. Кого-нибудь расселили? Разве что два дома давным-давно, когда улицу Пионерскую строили.
Кто они, здешние старики?
Зинаида Ивановна работала на ЯЭМЗ и моторном, полжизни у печки с температурой 700 градусов. Николай Васильевич Образцов - бывший электромонтёр кузнечного цеха моторного завода. Мария Васильевна Помазова была рабочей инструментального цеха на том же ЯМЗ. Геннадий Иванович Минеев - в прошлом электрогазосварщик мостоотряда № 6.
- Отец привёз меня с Мологи, - рассказывает Николай Васильевич Образцов (на снимке). - Они приплыли сюда на плотах. Десять семей. Разобрали дома, погрузили лошадей, коров, всё имущество. Тут тогда был колхоз, он помог привезти всё это с Волги сюда. Отец собрал на новом месте дом - вот он, тот самый, я и сейчас в нём живу - сдал в колхоз корову, лошадь. Потом стал председателем колхоза. Потом - война, погиб.
Погиб отец у Зинаиды Васильевны Белоусовой. «Мой отец зарыт в сорок четвёртом году в Германии», - обронила Анна Васильевна Мельник. Разве они, дети солдат и сами отдавшие нашему городу по нескольку десятков лет, не имеют права жить нормально?
Пребывание Старого Брагино в подвешенном состоянии вроде бы теперь должно кончиться. Разрешат строиться - владельцы земельных участков обретут собственность не на бумаге, а на деле. Смогут ими пользоваться, как считают нужным, а захотят - продать за справедливую цену.
Таксист Илья Смирнов третий год как женился. С долгами рассчитался, сыну два с половиной года, родственники обещали помочь - самое время заняться домом.
Эдуард Раскумандрин тоже готов засучить рукава - его дому уже 122 года!
Мне показали несколько домов, построенных или капитально отремонтированных на свой страх и риск. Идут судебные тяжбы в попытках их зарегистрировать. Может быть, теперь они кончатся?
И всё-таки всех проблем Старого Брагино изменения, внесённые в последний момент в «Правила землепользования...», не решают.
В почти сплошь деревянном поселении три пожарных пруда. В одном бил когда-то родник, водилась рыба, ребятишки купались. Сейчас и он, и другой завалены хламом, на месте третьего - поле густой грязи.
Колонки тоже три на всю деревню. Из них две, как мне сказали, «в полурабочем состоянии». Одну недавно отремонтировали, но течёт из неё, не переставая, по-прежнему. А что будет зимой? И не только с колонками.
- Завалило зимой все дороги снегом. Пошёл я в РЭУ, - рассказывает Илья Смирнов. - А там говорят: у вас обязаны снег чистить. И, как у нас отмечено, чистят.
Теперь, когда, как здесь говорят, и на самом деле можно будет «и рожать, и строить», часть коммунальных забот возьмут на себя, наверное, жители. Но хорошо бы городские власти тоже вспомнили, что Старое Брагино - всё-таки часть города, и о ней надо заботиться, как и обо всём остальном Ярославле. Алексей Вячеславович Махров:
- Президент говорит, что надо газифицировать всех. Где-то ведут газ даже за сто километров, а у нас этот газ в ста метрах, рядом.
- Провели бы газ в деревню, а к своему дому каждый бы сам провёл, - вторит ему Эдуард Раскумандрин. То же с водой.
- Я интересовался, сколько стоит провести воду в дом, - делится Илья Смирнов. - Посчитали: 300 тысяч рублей по расценкам «Водоканала». А если бы с участием города, для всей деревни - каждому обошлось бы намного дешевле.
А дороги? А благоустрой­ство? А множество других больших и маленьких забот, из которых состоит жизнь?
До сих пор у людей тут была одна мечта: «Пусть нас узаконят».
Узаконили. Что дальше?

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp