По обе стороны «голландской» границы

По обе стороны «голландской» границы

Деревня Яхробол в Некрасовском районе почти на 60 процентов заселена дачниками, однако и местные дворы довольно крепкие. Люди живут здесь с детства и уезжать не собираются, несмотря на то, что работу выбирать особенно не приходится, немного её. Многие яхробольцы ездят трудиться в соседний Бор, в учебное заведение для детей, имеющих проблемы с развитием. Некоторые каждый день ездят на работу в Ярославль, но живут в родном Яхроболе.
Когда рядом с деревней вырос забор цвета формы голландской сборной по футболу, да ещё украшенный декоративной мельницей - многие заволновались. Здесь построят коттеджный посёлок «Ярославская Голландия»! Деревня возмущённо загудела.
Чем же не глянулся местным жителям оранжевый забор? Опрос жителей деревни выявил «болевые точки» и одновременно показал некоторую запутанность претензий яхробольцев.
Местные жители с тревогой ждут, что их родное озеро Яхробол в полном соответствии с российским законодательством будет сдано в аренду лет на сорок пять. Охотники и рыбаки опасаются, что после этого придётся покупать то ли разрешения, то ли путёвки, каких раньше и не видывали. Какими будут цены? Многократно пуганый русский народ отвечает: высокими!
Охота и рыбалка для многих яхробольцев - это образ жизни, здесь держат породистых гончих, знают толк в ружьях и дичи.
- Мы недовольны тем, что здесь будет посёлок. Владельцы новых коттеджей будут гонять на снегоходах, аквабайках, моторках, разрушая нашу природу, а это всё, что у нас есть, самое главное в нашей жизни, - говорит яхроболец М.
- «Голландский» посёлок ещё только начал строиться, но лично я уже ощущаю давление, мне становится тесно жить. Соседний лес, тот, куда я ходил с детства, закрыт для охоты. Начальство из охотохозяйства говорит нам: это ради воспроизводства, чтобы всю дичь не выбили. Но я, человек, выросший на этой земле, не верю. В закрытом ныне соседнем лесу зверя и так полно, кабаны уже к нам на огороды как к себе домой ходят. В Исадах, в Васильевском, повсюду, где есть дичь, строят площадки, прикармливают зверя, сооружают вышки для стрельбы... Это воспроизводство? Это попытка выкачать из леса как можно больше денег! Брали бы сосняк между Красным Профинтерном и Защитным, там ни зверя, ни птицы нет, там бы и восстанавливали. Не хотят. Им удобнее отрезать самые лакомые угодья!
Слова яхробольца звучат искренне и правдоподобно. Однако посёлок «Ярославская Голландия» не имеет отношения к «закрытому» лесу, все претензии по этому поводу следует адресовать охотохозяйству, а отнюдь не «голландцам». Оранжевый забор не перекрывает дорогу, оставляет возможность подхода к озеру. Охранники стройки уверяют, что никаких ограничений на рыбалку и охоту для местного населения не будет ни во время строительства «Голландии», ни после его завершения.
Но яхробольцы всё равно волнуются.
- Вот если бы нам провели газ, это хоть как-то компенсировало бы неудобства, - мечтают одни.
- У нас нет никакой информации о стройке! - жалуются вторые.
- Это всё Москва сюда стремится! - возмущаются третьи. - Говорят, здесь москвич командует!
Слух о «столичном следе» подтвердился, но частично. Строительством «Ярославской Голландии» занимается Ярославская инвестиционно-финансовая компания. Её президент Лариса Коваленко действительно приехала в Ярославль из Москвы. Но не в качестве бизнесмена, расширяющего зону своего влияния, а по семейным обстоятельствам. И уже много лет назад. А сейчас Коваленко живёт в Вятском. Узнав о недовольстве и сомнениях, вызванных её проектом, Лариса Коваленко сочла необходимым объяснить свой взгляд на ситуацию.
- Лариса Анатольевна, вы подтверждаете, что после постройки «Голландии» местным жителям на озерах Шачебол и Яхробол придётся платить за право поохотиться и порыбачить?
- Нет, это неправда. Уж и не знаю, как людей убедить, не расписку же кровью писать, право. Озеро Яхробол не принадлежит нашей компании, и подходы к нему «Ярославская Голландия» не перекроет - это видно даже по забору. Мы построим на озере благоустроенный пляж и пирс - и только. Пока что посёлок можно легко обойти, но насколько долго продлится это «пока», не знаю. Почти все окрестные участки земли уже скуплены и имеют владельцев. Как они себя проявят со временем, гадать, разумеется, не стану.
- Ваш посёлок строится для обеспеченных людей, а они очень любят катера, аквабайки, снегоходы... Не станет ли невыносимой экологическая нагрузка на озеро Яхробол и окрестности?
- Я не планирую никаких катеров, и думаю что им, с их бензинчиком-керосинчиком, на озере не место. Наша компания продаёт не озеро и не землю, а договор подряда. В документах прописано, что покупатель коттеджа обязан оставить практически неизменным внешний облик дома и участка ради общего стиля, архитектурного единства, чистоты. Но управляющая компания, которой предстоит следить за будущим посёлком, не может брать на себя функции государства. По закону озеро под охраной власти, а не строителей посёлка. И ещё под охраной сознательности самих владельцев будущих коттеджей. Знаете, почему ужасно трудно возить европейцев в России на природу? Потому что они не понимают, как можно сходить по нужде в лесок! Могут только в туалет, а если его нет - терпят. Каким бы невероятным это ни показалось - но мы идём именно к такому порядку вещей и достигнем его. Скорее всего, Некрасов угадал, в смысле, что «жить в эту пору прекрасную уж не придётся ни мне, ни тебе», но логика развития событий такова: да, будут частные владения, кемпинги, отели и т. д. И собственники этих владений сами не станут загрязнять озёра и леса. Но пока собственник недостаточно культурен - надежда лишь на закон и государство.
- Но местные жители против. Они не хотят жить среди причёсанных на европейский манер частных владений. Они хотят свободы передвижения. Что делать с этим?
- Понимаете, наш проект не уникален. Ярославская область и особенно левобережье Некрасовского района - перспективные места для создания частных владений на природе. И появление посёлков подобных «Голландии» - объективно неостановимый процесс. Он будет очень медленным, но прекратится вряд ли. Я против любой конфронтации, против любых трений с местными жителями. Нам нужно привыкать другу к другу, вырабатывать цивилизованные правила общежития. Подчеркну, коренные жители деревень должны иметь льготы и поддержку. Наша компания провела частный газопровод от Ясничей до Шачебола. Интернет пестрит объявлениями о продаже участков земли, граничащих с нашим. В объявлениях указано «рядом газ». Это недобросовестный рекламный ход. Технические условия на подключение газа мы, разумеется, будем выдавать, но только местным, деревенским, а не соседним частным владениям. Мы хотим быть добрыми соседями с теми, кто родился на этой земле, и будем ими. Я не испытываю недовольства даже из-за того, что на меня ни за что ни про что жалуются в газету. Я понимаю насторожённость людей. Они слишком долго трудно жили и привыкли всего опасаться. Я помню шок, испытанный мною, когда, переехав жить в Ярославль, я обошла три магазина на проспекте Ленина и не нашла никакой еды, кроме морской капусты.
Знаете, однажды в Париже я увидела, как из-под бордюра хлещет поток воды. Скорчила гримаску и сказала: «Стоило ли приезжать в Париж, чтобы увидеть очередную коммунальную аварию?». А гид мне в ответ: «Мадам, это система уборки улиц. Под бордюрным камнем скрыта специальная труба, вода включается в определённое время». Мне было стыдно, но не очень, сила привычки к плохой жизни меня оправдывала. Она оправдывает и подозрительность деревен­ских жителей.
- Но в то же время, говоря об экологии, люди немножко лукавят, - продолжает Лариса Анатольевна. - В том же Шачеболе в некоторых дворах такая «экология»... И в Вятском мы с мужем четыре года подряд вывешивали таблички: «Благодарим гостей и жителей Вятского за соблюдение чистоты». Таблички старательно ломали, на их месте накидывали мусор. Теперь почти перестали, но, заметьте, четыре года на осознание всё-таки понадобились. Местные жители порой относятся к природе, мягко говоря, не лучше, чем приезжие «коттеджевладельцы», и учиться её беречь предстоит вместе. Не забудем и о том, что в Яхроболе недовольство высказывают не только коренные жители, но и дачники. Люди хотят жить на природе со всеми удобствами, но в полном одиночестве и на просторе. Это нереальная мечта, но общий язык можно найти и с дачниками.
- А если кто-то особо непримиримый не воспримет вашу миролюбивую позицию и всё-таки обратится в суд с иском против вашей компании?
- Это нормальный, цивилизованный путь. Мы перевели земли сельхозназначения в категорию «земли поселений», составили отдельный кадастровый план на каждый из 84 участков, утвердили проект во всех инстанциях. Мы скрупулёзно соблюдаем все требования закона. Если мы его нарушили - готовы ответить, но юридически мы ничего не нарушали.
Независимые эксперты, охотники, рыболовы и туристы, все как один, предположили, что раздражение яхробольских охотников и рыболовов отчасти связано с грядущим прекращением полной вольницы, то есть возможности браконьерствовать. В соседних регионах, например под Весьегонском Тверской области, противостояние, подобное нашему «голландскому», закончилось победой строителей частного посёлка. Посёлок построили, и браконьеров резко поубавилось.
У нас принято в спорах слегка корректировать истину... С одной стороны, можно посетовать на разграбление родной земли и пойти ставить сети. С другой - можно заявить о полной чистоте экологических намерений частных инвесторов, хотя в плане посёлка «Ярославская Голландия» обозначен «блок для хранения лодок, снегоходов и другой техники»... Это всего лишь забавные хитрости, почти безобидные игры.
Важнее другое. Губернатор Ярославской области Сергей Вахруков уже неоднократно публично говорил о том, что сдача в аренду водных и лесных угодий помогает сохранить наши леса и воды в чистоте и порядке. И работа власти и бизнеса по освоению ярославской природы приобретает системный характер. Сдаются в долгосрочную аренду участки малых рек. Намечается проверка частных баз отдыха в северных районах. Ярославская область инициирует созыв общего совещания представителей всех регионов, выходящих на побережье Рыбинского моря, чтобы цивилизованно договориться об использовании его ресурсов. Всё это говорит о том, что процесс разделения пригородной природы на благоустроенные, приносящие доход владения действительно начался и вряд ли остановится, потому что он был запущен нами самими. Запущен тогда, когда мы выбирали рыночную экономику и западный путь развития.
А протестовать в таких условиях или договариваться - это уже вопрос личного выбора.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp