Главное:
-
Город с высоты полёта мысли

Город с высоты полёта мысли

Предстоящий юбилей привлекает к городу всё больше внимания. Установившееся у нас хрупкое равновесие при ближайшем рассмотрении оставляет непроходящее чувство тревоги. Что можно сделать? Почему у нас не так, как в ухоженной Европе?
Для участия в научно-практической конференции приехал целый автобус весьма солидных столичных специалистов: из национальной комиссии по делам ЮНЕСКО, Союза архитекторов России, Российской академии архитектуры и строительных наук, Института экономики города (Москва), Международной академии архитектуры, Московского архитектурного института, экспертного совета Государственной Думы РФ по вопросам градостроительства. Среди участников были наши архитекторы, учёные Демидовского и технического университетов, в числе организаторов конференции – Яро­славская областная организация Союза архитекторов, Российский национальный комитет ИКОМОС, участвовали правительство Ярославской области и мэрия.
Президент Союза архитекторов РФ Андрей Боков обратил внимание присутствовавших на то, что сохранение памятников в европейских городах не вызывает такого накала страстей, как в России. Там связанные с этим вопросы решены сотни лет назад. А отношение к памятникам у нас сложилось в те времена, когда пели разрушим всё «до основания, а затем...» Как ни удивительно, но эти слова формировали настроение властей вплоть до начала 1990-х годов. Один из тогдашних руководителей Москвы призывал своих подчинённых «в центре немного подламывать, с краю немного подстраивать», в принципе так действовали и в регионах.
Ещё один удивительный факт: заботу о наследии сегодня публично проявляют две «партии»: представители власти и представители той части общественности, которую их оппоненты обидно называют кликушами и неврастениками. Дискуссии идут между этими двумя группами, а профессиональное сообщество в них практически не участвует.
Иначе говоря, архитектурное сообщество самоустранилось от общественно важных обсуждений, слушаний и других площадок для сопоставления мнений и просвещения населения. Без боя сдавая города чиновникам.
Невероятно, что в таком городе, как Ярославль, нет главного архитектора, заметил Боков. Для немецкого города отсут­ствие такой должности не актуально: там есть подготовленное профессиональное сообщество, голос которого звучит веско. У нас профессиональное сообщество в стороне от решения общегородских дел, вот почему главный архитектор просто необходим (впрочем, назвать его можно по-разному), иначе самое ценное в городе не сберечь.
Отсутствие профессионализма в решении целого ряда архитектурно-градостроительных проблем – это следствие и такой отечественной напасти, как качество наших законов. Невнятное изложение того, что можно и чего нельзя, приводит к постепенному исчезновению строений, которые формируют лицо города, появлению чудовищных пристроек к историческим зданиям и чужеродных сооружений взамен сложившейся городской среды.
Что делать? Совершенствовать законодательство. Региональное в том числе, а вернее, прежде всего региональное. Оно должно быть устроено так, чтобы сохранение памятников стало выгодно и властям, и пользователям.
Наше наследие – огромная ценность, значение которой мы по-настоящему ещё не осознали. Иногда полезно взглянуть на него со стороны, что помог сделать глава национальной комиссии по делам ЮНЕСКО Игорь Маковецкий. Он напомнил историю вхождения Ярославля в Список всемирного наследия. Тогда только что был включён в этот почётнейший Список Санкт-Петербург, великий город, достоинства которого очевидны для каждого. А Ярославль был предложен сразу вслед за ним. В какой-то момент российские эксперты сами пожалели о своей смелости: сравнение с городом Петра напрашивалось само собой и было явно не в пользу Ярославля.
Но сомнения оказались напрасными. Эксперты разных стран, которые работают в
ЮНЕСКО, отметили редчайшую сохранность исторического цент­ра Ярославля, назвали эту территорию удивительным примером городского ландшафта и единогласно проголосовали за включение Ярославля в Список всемирного наследия.
Архитектурное наследие Ярославля – несметное богат­ство, которым мы только учимся распоряжаться. По мнению экспертов, этим должны заниматься прежде всего региональные власти. Полной ясности, как именно, пока нет, но первый шаг сделан. Им стал проект зон охраны, выполненный недавно ярославцами совместно с петербургскими специалистами. В этом документе впервые появились термины «объект всемирного наследия», «буферная зона» и другие, каких в отечественной практике охраны памятников никогда не существовало. Эксперты назвали этот документ первым механизмом управления наследием, подчеркнули, что впервые в стране он появился в Ярославле. И провозгласили его ни много ни мало профессиональным достоянием.
Правда, встаёт вопрос, как же теперь отслеживать всё происходящее в нашем прославленном историческом центре. Он ведь не музей и не кладбище, где нет ничего кроме памятников, в нём появление новых объектов неизбежно. Но как соблюсти принципы «не навреди»? Не ожидая федеральных решений, национальная комиссия по делам ЮНЕСКО начала создавать сейчас для Ярославля свой экспертный совет. Комиссия считает, что совет по культурному наследию в Яро­ славле должен работать в дополнение к градостроительному совету при губернаторе, который сейчас тоже создаётся.
А вот Виталий Лепский из Международной академии архитектуры уповает на государ­ственную программу сохранения и развития исторических городов России. Созданная в 2001 году, она через семь лет тихо закрылась из-за отсутствия бюджетных средств. Но ведь работала, и возродить её просто необходимо, считает он. Нет денег? Значит, плохо ищем. По его данным, на переход футболистов из одного клуба в другой израсходовано за то же время в пять раз больше, чем на всю подготовку к юбилею города Ярославля. Нужно убедить бизнес принять на себя добровольную ответственность за сохранение исторической среды в своём городе.
И всё-таки куда ни ступи, проблема упирается в несовершенство федеральных законов. Участники конференции имели возможность обратиться непосредственно к их авторам, присутствовавшим там же. Те приняли «пас» и отослали его обратно: в стране, оказывается, нет юристов, специализирующихся на архитектурно-градостроительной тематике. Тончайших специалистов, своеобразных «микрохирургов» юридической практики, как кто-то выразился.
Как выяснилось, нет даже хоть какого-то сотрудничества юридического и архитектурного сообществ. Отсюда законы, которые можно понять так и так. Статьи в законах, которые не имеют механизма реализации, их уже прозвали отсылочно-отмазочными.
О федеральном законодательстве можно говорить ещё много чего, но оно такое, какое есть, и в ожидании пока оно изменится, течение жизни в историческом центре города не остановишь. Что-то реконструируется, что-то строится с официального разрешения властей, что-то, к сожалению, и без разрешения. Как быть в последнем случае? Если застройка незаконная, то значит, плохо работают правоохранительные органы – ответили эксперты.
И всё-таки насколько правомерно вторгаться в историческую среду? Влезать с современными домами в окружение XVIII – XIX веков, ставить бетонную многоэтажку рядом с храмом XVII века? Для ярославцев это особенно болезненные вопросы и, увы, совсем не теоретические.
Почётный президент Союза архитекторов РФ, один из самых авторитетных сегодня зодчих России Юрий Петрович Гнедов­ский ответил так:
– В Европе есть разные примеры: в Париже современная архитектура не входит в историческую среду, а в Лондоне входит. Нам в России надо бы принять первую модель. Если, как говорят, с туризма можно собирать больше денег, чем с нефти, зачем разочаровывать гостей, которые приедут посмотреть нашу старину, наши памятники? Зачем отказываться от денег, которые они к нам привезут? Ведь их можно израсходовать на сохранение этих самых памятников.
Впрочем, мудрый Гнедов­ский не склонен считать, что каждое вторжение в историческую среду должно ложиться камнем на совесть одних властей. Проект четырёхсотметрового небоскрёба Газпрома в Петербурге появился в соответ­ствии с программой объявленного там конкурса. Авторы скандального проекта просто выполнили заказ.
– Так что боритесь с теми, кто делает подобные заказы, – напутствовал Гнедовский. – И делайте так, чтобы заказы в обход архитектурного сообщества не возникали.
Призыв не упрекать друг друга, а объединяться для совместной конструктивной работы звучал на конференции не раз – похоже, это актуально и в мас­штабах страны, и у нас в Ярославле. На конференции выступила ярославский архитектор Ольга Мазанова. По её данным, из сорока строящихся объектов в центре города пятнадцать нарушают градостроительные регламенты, искажён исторический силуэт Ярославля, неправомерно высоким планируется памятник 1000-летию на нижней Стрелке. Она предложила признать в итоговом документе конференции допущенные ошибки, но её не поддержали.

Президент Союза архитекторов РФ Андрей Боков обратил внимание присутствовавших на то, что сохранение памятников в европейских городах не вызывает такого накала страстей, как в России. Там связанные с этим вопросы решены сотни лет назад. А отношение к памятникам у нас сложилось в те времена, когда пели разрушим всё «до основания, а затем...» Как ни удивительно, но эти слова формировали настроение властей вплоть до начала 1990-х годов. Один из тогдашних руководителей Москвы призывал своих подчинённых «в центре немного подламывать, с краю немного подстраивать», в принципе так действовали и в регионах.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp