Что имеем – не храним

Если всё же кому-то это неизвестно, то в справедливости вышеприведённых слов можно убедиться, глядя на наш славный предъюбилейный Ярославль. Результаты наших наблюдений стоит привести, больше того, запечатлеть на страницах газеты, потому что всё исчезнувшее в 2009 году, как бы ничтожно оно ни показалось на чей-то взгляд, – это часть истории города. Так пусть оно останется для потомков. Вдруг пригодится!
Итак, после долгих дискуссий из центра города убран трамвай, и 15 декабря по улице Большой Октябрьской вальяжно двинулся троллейбус. Время ещё раз взвесит на своих беспристрастных весах все «за» и «против» и начнёт отсчитывать дни и годы дальше. Жители «пятёрки» привыкнут ездить в центр на автобусе, а о трамвае «до Мукомольного» скоро забудут. Как их родители и бабушки с дедушками забыли о трамвае, который ходил с Красной площади до Московского вокзала.
Как-то вдруг исчез с площади Труда пивбар «Колёса». Было бы преувеличением сказать, что он был центром общественной жизни города. Но разноцветная мозаика на фасаде в виде лежащих на боку бочек сразу пришлась по душе ярославцам, и название «Колёса» появилось сначала в городском фольклоре. А в ноябре мозаику стали сбивать отбойными молотками. Было жалко. Даже тем, кто пиво не пьёт, всё равно жалко.
В городе есть места, которые властям надо бы объявить неприкосновенными. Составить некий список, нарушение которого объявить разрывом связи времён. Впрочем, может быть, мы уже с этим опоздали – самое обидное, что в канун 1000-летия. Именно в этом году принято решение закрыть знаменитый роддом на набережной, в котором родилась половина ярославцев, а коренные жители, наверное, все. Продан «Дом книги» на углу улиц Комсомольской и Кирова – вместе с театром имени Волкова и филармонией он олицетворял культуру нашего города. Толчея между книжными полками, сохранявшаяся во все времена, внушала надежду на будущее. Где гарантия, что новый владелец её не разрушит?
Люди очень остро воспринимают подобные перемены. Это как развод в семье или потеря близкого родственника. Город ведь та же семья, только большая. Вот объявили, что продаётся Угличский рынок. Что будет дальше? Очередная «Карусель», которая возникла на месте дешёвого Толбухин­ского рынка? Разве увидишь там домашнюю картошечку или грибочки фирменного засола, бабушек с морковкой, квашеной капустой и огурцами?
Есть потери, которые нельзя считать материальными,  – это потери названий. Была в центре города детская больница имени 8 Марта. В этом году она переехала в новые, более современные помещения. Но одновременно исчезло и название, а ведь эта больница накрепко была вписана в историю Ярославля. Исчезло милое название кафе «Прибой», новые собственники придумали своё. Город становится другим. Может быть, как нас уверяют, лучше, но другим. Вспомнят ли когда-нибудь тот, что знали мы?

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp