-
Волшебник из чудного леса

Волшебник из чудного леса

«Вот мой секрет, он очень прост: зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь. Ты навсегда в ответе за тех, кого приручил», – сказал мудрый Лис Маленькому принцу. Юрий Маслов знает слова Антуана де Сент-Экзюпери с детства. Впитал с молоком матери, которая воспитала сына на примере своего отца – фенолога-любителя, состоявшего в переписке с академиком Кайгородовым. Бывая по делам в Санкт-Петербурге, внук не теряет надежды отыскать в архиве учёного письма деда, умершего в 1932 году в архангельской ссылке.

– В семье у нас все – художники. У сестры – диплом профессионала. Я тоже рисую. Но по этой стезе не пошёл, – говорит Юрий. – Поступил на биофак Ярославского университета имени Демидова. Там теперь и преподаю по совместитель­ству научную журналистику.

Биофак Маслов не окончил. Творческая жилка привела его на экспериментальную кафедру Московского института культуры. К создателю и художественному руководителю кафедры режиссёру Григорию Рошалю. Ученица советского киноклассика Ефима Дзигана Ася Боярская подбирала талантливых преподавателей.

– Сценарное мастерство вёл Игорь Шевцов – автор сценариев фильмов «Трест, который лопнул», «Зелёный фургон», – вспоминает бывший студент. – Делились опытом Игорь Болгарин – один из создателей «Адъютанта его превосходительства», известный кинодокументалист Юрий Марьямов. Все, не сговариваясь, укрепили во мне уверенность в том, что могу заниматься писательским ремеслом.

До сочинения книг было далеко. Разностороннюю масловскую натуру обуяла к тому времени одна, но пламенная страсть – мультипликация. Началось всё с посещения Юриным классом ярославской студии «Юность», вёл которую известный в городе человек – Рэм Юстинов, одержимый идеей снять анимационный фильм. Частоты, на которых работали души и сердца руководителя «Юности» и оформителя школьной стенгазеты, мгновенно совпали.

– Там мне «крышу» и снесло, – смеётся Маслов. – Благодарю судьбу, подарившую встречи с Валентином Караваевым – «отцом» известного мальчишкам и девчонкам, а также их родителям блудного попугая. Вместе с Юрием Норштейном Караваев творил в «домике для гениев» на Каляевской улице Москвы, неподалёку от «Союзмультфильма». Можно было время от времени наблюдать за «колдов­ством» мастеров.

Экспериментальный характер студии Рошаля не исключал занятий мультипликацией. Результатом поисков начинающего ярославского аниматора стали не только сценарии мультипликационных фильмов, но и сами картины. На третьем курсе закончил первую – на основе рисунков фломастерами. Дипломную работу делал на студии «Юность» – в технике «перекладки». Так выполнен «Ёжик в тумане» Нор­штейна. Знаковой для Юрия стала работа «Земля», созданная в мастерской «Чайка» Ярославского шинного завода и удостоенная серебряной медали на одном из фестивалей анимационного кино в Польше.

– Из чрева Земли, лежавшей на спинах трёх слонов, медленно росло дерево, – вспоминает автор свой метафоричный сюжет. – Каждая набухавшая почка рождала по животному. Плодом последней, лопнувшей на самой высокой ветке, стал человек. Выбрался на свет, огляделся, отломил сук для рогатки и расстрелял всё живое вишнёвыми косточками. Падая в пустоту, незадачливый герой вдребезги разбился об экран.

Так в творчестве Юрия соединились любовь к природе и приверженность искусству мультипликации. Литература казалась «соусом». Особенно повлиял на Маслова стиль миниатюр юмориста и сказочника Феликса Кривина. Пробовал создать на его основе сценарий для анимации. Текст вышел симпатичным. Но всё рассыпалось при экранизации. Из-за невозможности подменить картинками образы, созданные словом.

На переднем плане литература оказалась для ярославского автора из-за банальной борьбы с жизненными обстоятельствами. Познания в мультипликации остались невостребованными на областном телевидении. Но через некоторое время Юрий пришёл туда как автор, режиссёр и ведущий программы «Экосистема».

– Счастлив, что так случилось, – убеждён он. – Семь лет работы в «Экосистеме» подарили встречи с замечательными людьми: опытными биологами, охотоведами и лесниками. Большинство – потрясающие рассказчики. Общение в экспедициях помогло отточить форму и содержание сказок.

Совершенствовать мастерство Маслову удавалось не только благодаря телевизионному профессионализму. Ещё раньше его опыты со словом заметили в клубе сатиры и юмора при областной молодёжной газете «Юность». Литературные четверги под крылом их организатора Михаила Китайнера помогли начинающему автору опубликоваться в областных и центральных газетах, выступать перед ярославской публикой. В перестроечные времена из-под его пера вышла написанная для взрослых «Сказка про работу». А первая детская сказка о насекомых «Шестеро в консервной банке» родилась как цикл писем для дочки, да так и осталась неизданной. Не жаловал в те времена необычный жанр один из местных литературных генералов.

«Сказки Чудного леса», принёсшие Маслову звание лауреата двух литературных конкурсов, пришли к нему потому, что не простаивала душа автора. Пришли в образах главных героев: мальчиков и девочки – рыжего луговика Лунька, белоголового моховика Мошки и водявочки Кувшинки, младшей дочери Водяного. Чутков, как назвал их автор, – маленьких, совсем чуточных, но очень чутких к окружающему миру мифических существ, напоминающих известных героев русского деревенского фольклора.

– Увидел» их буквально под кустом, в одном из городских парков, – шутит писатель. – Сразу понял, в руки дался материал, которого, пожалуй, не было в отечественной детской литературе. Первый вариант завершил в три месяца. До конкурсного оставалось около десяти лет. После закрытия телепрограммы пришлось зарабатывать на жизнь трудом преподавателя кинодраматургии в одной из детских студий Ярославля. Писал урывками. Текст вырос из отдельных историй в роман, затем обрёл форму сюжетной повести с приложением в виде сказок от лица героев книги.

Стиль мышления режиссёра-мультипликатора оказался удивительно схожим со способом познания действительности добрым и умным детским писателем-сказочником.

«Чудный лес», придуманный писателем Юрием Масловым, – не только отражение увиденного где-то в Дарвин­ском заповеднике или национальном парке «Плещеево озеро». Это – страна детства. Сам автор провёл его в ярославских и вологодских лесах, в деревне Образцово на речке Обноре. Живые образцовские впечатления неразрывно переплелись с книжными реалиями из произведений Владислава Крапивина, зарубежного писателя Сат-Ока, сына польской революционерки и индейского вождя из Канады, со скандинавскими легендами и мифами о викингах. Клинки, шлемы, щиты, ладьи из подручных материалов состояли «на вооружении» Юры и его друзей.

«Если путь прорубая отцов­ским мечом, Ты солёные слёзы на ус намотал, Если в жарком бою испытал – что почём, Значит, нужные книги ты в детстве читал!» – строки Владимира Высоцкого и сегодня – камертон масловского отношения к критериям качества литературы для подрастающего поколения.

В число участников московского конкурса «Золотое перо Руси» в разных номинациях вошли такие известные российские литераторы, как Михаил Яснов и Лев Аннин­ский. Кстати, в своё время в номинации «Сказка» победителем был назван Сергей Лукьяненко, автор «Дозоров».

Юрий относится к конкурсам как к верному способу привлечь внимание издателей.

– Серьёзная детская литература представлена сегодня в основном старыми классическими именами. Но классики порой пылятся на полках. Не по причине низкого качества, а из-за того, что они в избытке присутствуют в домашних и публичных библиотеках. Свежая детская литература может прийти к читателю через такие конкурсы. Как масштабные: имени Алексея Толстого, Владислава Крапивина или «Заветную мечту» Эдуарда Успенского – так и региональные. Если администрация маленького Ишима регулярно проводит встречи, освящённые творчеством Ершова, то почему бы ярославским властям не задуматься, скажем, о национальном конкурсе детской поэзии имени Николая Некрасова?

Лелеет Юрий надежду на то, что когда-нибудь в полную силу заработает в нашей стране программа развития дет­ской литературы. Бюджет государства, по убеждению Маслова, в состоянии помочь решению проблемы. Для начала стоит организовать профильное издательство, продукция которого направлялась бы исключительно в библиотеки. В том числе – произведения победителей и лауреатов литературных конкурсов. Под контролем экспертов по детской литературе.

В его творческих планах – воспоминания о работе на телевидении, которые станут подарком для друзей к юбилею программы «Экосистема». И – главное дело последних пяти лет – роман о временах Яро­слава Мудрого. Несмотря на взрослые страсти и коллизии, стиль будущего произведения рассчитан на современных подростков.

– Неправда, что они не любят читать! – убеждён литератор. – Интерес к истории взросления Гарри Поттера доказывает обратное. Идеи морали и долга, философия жизни вполне могут найти место и в жанре фэнтези, и в исторической прозе с элементами фольклора. А как это важно для одарённых мальчишек и дев­чонок! «Детей индиго» или, как говорят, – с аурой голубого цвета. У них у всех – проблемы. И одним из способов решения этих проблем должна и может стать хорошая современная детская литература.

Главное – видеть сердцем. Показать тем, кого приручил магией творчества, прелесть этого волшебного качества. По достоинству оценённого не только жюри конкурсов в Моск­ве и уральском Ишиме, но и самыми придирчивыми критиками книг Юрия Маслова – собственными детьми ярославского сказочника.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber