-

«Луч» не достаёт и до Нижнего

Дважды восстановленные

«Северный край» уже писал о том, что постановлением второго арбитражного апелляционного суда от 11 июля 2011 года в городе Кирове 22 работника химзавода «Луч» были восстановлены в членах одноимённого производственного кооператива. Напомним, что исключены они были за то, что обращались в различные инстанции с просьбой обратить внимание на нездоровую атмосферу, сложившуюся на предприятии, и в том числе на то, что «...фактически равноправные кооператоры давно стали подневольными наёмными работниками, беспрекословно подчиняющимися председателю кооператива и правлению...».

Кооператив признал факт обращения работников нарушением устава. Арбитражный суд Ярославской области – тоже.

А вот апелляционная инстанция в городе Кирове не согласилась с доводами руководства «Луча» и решением арбитражного суда в Ярославле, и работники были в членах кооператива восстановлены.

Председатель производ­ственного кооператива «Химзавод «Луч» Наталья Саватеева с этим не смирилась и обратилась в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа (что в городе Нижний Новгород) с кассационной жалобой на кировское постановление.

В жалобе руководитель «Луча» просила суд учесть, что ей, председателю, факт нарушения устава кооператива его членами доказывать необязательно. Поскольку, по её мнению, закон не содержит описания процедур, необходимых для подтверждения факта неисполнения обязанностей – во всех случаях следует опираться только на устав.

А вот кооператоры должны были доказать руководству, что их письменное описание того, что оно (руководство) с ними делает, не является ложью.

Здесь нужно отметить, что почти все так называемые «обязанности», предусмотренные для членов кооператива, начинаются с отрицательной частицы «не». То есть по сути они никакие не обязанности, а прямые запрещения (не всегда законные) определённого поведения под угрозой исключения.

Но, похоже, что только этого руководству «Луча» и нужно: абсолютной власти над своими бесправными соучредителями.

Поэтому в кассационной жалобе председатель особо напоминает истцам, что они должны подчиняться уставу (видимо, и после исключения из кооператива тоже), которым предусмотрено, что определение характера содеянного ими и степень их вины – суверенное право председателя или правления.

Таким образом, инстанция в Кирове безапелляционно вторглась в компетенцию руководства кооператива, а кассационная инстанция – в Нижнем Новгороде – в этот понедельник кировских коллег под­держала.

Как сообщили мне из Нижнего Новгорода дважды восстановленные работники Наталья Байбакова и Любовь Прокофьева, решение об исключении 22 кооператоров признано недействительным. И это по­становление вступило в силу немедленно.

Пора написать и о его силе.

Как исполняются решения суда

Тем временем также восстановленная в членах кооператива Ирина Некрасова (см. «Северный край» за 27 сентября 2011 года) попыталась вернуться на работу. На завод её пустили, но только не в качестве работника. Зато через некоторое время, 12 октября, она была приглашена на заседание правления для дачи пояснения по поводу… предстоящего исключения! Причём уже третьего.

Основание – «прекращение трудовых отношений». Здесь опять следует вспомнить, что в отношении Некрасовой суд в Кирове пошёл ещё дальше, чем с 22 другими кооператорами. Он отменил и приказ с красивым номером 100, в соответствии с которым с Некрасовой были прекращены эти самые трудовые отношения.

Состоявшийся на заседании правления диалог достоин пера Кафки:

– Постановление суда у вас есть?

– Есть.

– Исполнять будете?

– Будем.

– Приказ, который гласил «уволить, исключить», отменён?

– Да.

– Если приказ отменён, значит я – работник «Луча»?

– Нет.

– Вы отказываетесь исполнять судебное решение?

– Нет, но мы его исполняем буквально: сказано «отменить приказ» – мы отменили приказ. Будет сказано «восстановить на работе» – восстановим, а пока обращайтесь в суд.

Вот так.

Трижды подследственные

Тем временем руководство кооператива придумало занятие и мне: я был вызван в следственный отдел (по Кировскому району г. Ярославля) следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ярославской области. Вызван для дачи объяснений: имел ли я целью «вмешательство в деятельность суда», передавая свои статьи о «Луче» для публикации в «Северный край» или не имел? Хотел ли оказывать давление на суд?

– Судьи жаловались? – спрашиваю.

– Нет, – говорит следователь трижды следственного отдела.

– А кто, если не судьи, смогли почувствовать давление на суд? – спрашиваю я и высказываю предположение, что такими высокочувствительными технологиями обладает только химзавод «Луч» (в лице руководства).

Следователь подтвердил, что встреча наша действительно организована руководством химзавода: путём подачи соответствующего заявления.

Пришлось объяснить, что я не имел умысла воздействовать на правосудие, более того, и обращался я к другой целевой аудитории: к читателям «Северного края», занятым в негосударственном секторе экономики. Хотел их предостеречь: будьте бдительны, господа трудолюбивые предприниматели! С осторожностью избирайте для своих предприятий организационно-правовую форму! Иначе с вами может случиться полный производственный кооператив (полный сюрпризов, конечно), а о последствиях я уже много написал.

Рассказал следствию, как было, а у самого думы о «давлении» в голове зашевелились и о «вмешательстве» тоже пришли.

Ну, предположим даже, что приобрёл я номер «Северного края» со своей статьёй, пробрался в суд, взял да и подсунул газету судье под дверь. Достиг ли я цели? Надавил ли, куда хотел?

Так нет же! Во-первых, суд постановление вынес ещё до того, как статья появилась (как и сейчас, я пишу по итогам заседаний). А во-вторых, и это самое для меня печальное – нет у меня способов заставить судью мою подсунутую статью прочитать!

Ну, ладно, в Ярославле человек из судебной системы вполне может оказаться подписчиком «Северного края», а в Кирове как? А в Нижнем Новгороде? И тут уж мысли одна тщеславнее другой: неужели и там нас читают?

Но эти мысли я прогнал: пустая это фантазия!

Там решают без нас.

А два десятка кооператоров, вызванных днём раньше в тот же следственный отдел, вероятно, пришлось спрашивать, не давили ли они на меня с тем, чтобы я давил на суд.

В общем, «Луч» не может дать им работу, но занятие всегда найдёт.

Послесловие

Я связался в понедельник с нижегородскими коллегами, и они рассказали мне, что пытались прямо в суде получить комментарии участников процесса о вынесенном постановлении, и получили его от адвоката завода Натальи Бровкиной:

«Мы согласны (?) и под­держиваем решение первой инстанции (т. е. отменённое ярославское – прим. авт.). Считаем, что ярославский суд подошёл к этому вопросу более вдумчиво, чем нижегородский».

Комментировать комментарий я не буду.

Предложить новость

Самые интересные новости - на нашем канале в Telegram

Чат с редакцией
в WhatsApp
Чат с редакцией
в Viber
Новости на нашем
канале в WhatsApp
Новости на нашем
канале в Viber